УРОЖЕНЦЫ ВАЖСКОГО УЕЗДА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVII ВЕКЕ

«

[Генеалогия на Русском Севере: История и современность. Сб. статей международной научной конференции, посвященной 5-летию Архангельской региональной общественной организации «Северное историко-родословное общество». Архангельск, 15-18 сент. 2003. Архангельск, 2003. С.69-76.]


Коновалов Ю. В.


УРОЖЕНЦЫ ВАЖСКОГО УЕЗДА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVII ВЕКЕ


Население Среднего Урала почти полностью сформировалось в процессе переселения из европейской части России. Исключением служат немногочисленные, большей частью русифицированные, потомки коренных народов – манси, ханты, коми. Исследования родословий уральских семей в конечном итоге приводит к выявлению момента их появления из-за Уральского хребта. Интерес к более ранним поколениям заставляет переносить поиски в районы прежнего проживания исследуемых семей.
Практика показывает, что узкий поиск по отдельным переселенцами часто не дает положительного результата. Поэтому встает вопрос о целесообразности полного охвата исследованиями территорий, откуда наблюдался наиболее заметный приток населения на Урал. Первым этапом такого изучения является, естественно, выявление по возможности полного круга семей выходцев из этих регионов. В настоящей работе предлагается краткий обзор процесса переселения в Верхотурский уезд из Важского (Шенкурского) уезда за 1600-1680 гг.


Наиболее надежными являются прямые указания документов на место рождения или место выхода глав семей. Происхождение семей из Важского уезда позволяют выявить также прозвания «Вага», «Ваган», «Важенин» и производные от них «Вагин», «Ваганов», «Важенинов». В отдельных случаях установливаются родство с важскими выходцами или характерные фамилии.


Выходцев с Ваги отмечает уже самая ранняя из известных переписей Верхотурского уезда – дозорная книга Федора Тараканова 1621 г. Среди подгородных крестьян отмечен Микитка Вагин с детьми Ивашком и Коземкою. Но местом предыдущего проживания Микитки названа не Вага а Вятка: «А почал Микитка Вагин тое пашню пахать и рыбу ловить и сено косить со 108-го (1599/1600) году по даче воеводы князя Ивана Вяземского да Гаврила Салманова без челобитной. А пришли они на Верхотурье с Вятки и государю били челом в пашенные крестьяне во 108-м (1599/1600) году безо льготных лет.»[1] Не исключено, что Микитка был уроженцем Ваги, но успел переселиться на Вятку. Или уроженцами Ваги могли быть его отец или дед, то есть, «Вагин» здесь выступает в качестве прозвания (фамилии), свидетельствующего о более ранней истории семьи. В этом случае семью Микитки Вагина можно считать самой ранней документально зафиксированной семьей выходцев с Ваги на Среднем Урале. Но возможно прозвание «Вагин» в данном случае никакого отношения к реке Ваге и Важскому уезду не имеет и просто является производным от какого-нибудь созвучного слова. Более надежно происхождение с Ваги у Ивашки Важенина, отмеченного той же переписью 1621 г. на реке Мулгае в качестве половника у крестьянина Игнашки Комарова[2].
Переписью 1624 г. отмечены тот же Микитка Вагин[3], невьянский крестьянин деревни Ортюшкиной Ивашко Аникиев Важенин[4] (вероятно бывший половник Комарова) и невьянские же крестьяне деревни Ячменевой Семейка, Ермак и Ивашко Михайловы дети Важеня[5]. Последние переписью 1621 г. названы «Рябевы»[6], в дальнейшем они известны под семейными прозваниями (фамилиями) Ячменевы и Ермаковы[7]. Судя по названию деревни, прозвище «Ячмень» в этой семье было и в 1624 г.
Не исключено, что были еще выходцы из Важского уезда, чье происхождение не отмечено документально, но в целом уроженцев Ваги в Верхотурском уезде на раннем этапе заселения было очень немного.


Большой материал для выявления важан дает крестоприводная книга Верхотурского уезда 1645-1646 гг., когда жители уезда приводились к присяге новому царю Алексею Михайловичу. В ней выявляются два слоя информации о важанах.
Первый – прозвания. Шесть раз отмечены Важанины (Важенины): невьянские крестьяне Ларка Михайлов Важанин и Ганка Михайлов Важенин, дьячек Невьянского Богоявленского монастыря Сенька Спиридонов Важенин, того же монастыря пашенные крестьяне – Гришка Федоров Важанин, Ефтюшка Родионов Важенин и Евсючко Миронов Важенин[8]. Трижды встречается прозвище «Вагин»: стрелец Юрка Вагин, стрелецкий сын Ромашко Вагин, тагильский крестьянин Лучка Степанов Вагин Чусовитин[9]. В последнем случае, как и с Микиткой Вагиным, возможно, прозвание к реке Ваге отношения не имеет.
Второй пласт информации о важанах содержится в списках гулящих людей. Эта категория остается за рамками обычного учета населения (дозорные, именные, умолотные и др. книги). Присягать же должны были все. Числились гулящие люди по тому уезду, где они платили соответствующий налог. У большинства гулящих есть указания на эти уезды, а в отдельных случаях и на более мелкие административные образования.
Всего крестоприводная книга содержит сведения о 597 гулящих[10]. Без указания уезда – 15, в том числе один «новокрещеной». Из-за дефектов документа у 12 гулящих принадлежность к уезду не сохранилась, а у шести сохранились фрагменты: «…жанин (…женин)» – 4, «…анин» – 1, «в…н» – 1. У остальных 564 «прописка» читается. Это позволяет достаточно подробно определить географию происхождения гулящих, часть из которых со временем осела в Верхотурском уезде.
Местных жителей («верхотурец») среди гулящих показано три человека. Остальные представляли следующие регионы :
Северное Приуралье — 96:
Чердынский уезд (далее — у.) – 34 («чердынец» — 28, «пермитин» — 6),
Вятский у. – 25 («вятчанин»).
Строгановские владения – 16 («чусовитин» — 15, «очерец» — 1),
Соли-Камский у – 12 («Усолья Камского», «Соли Камской»),
Кайгородский у. – 9 («кайгородец»),
Южное Приуралье и Среднее Поволжье — 7:
Казанский у. — 6 («казанец» — 4, «алабыженин» — 1, «осинец» — 1)
Уфимский у. – 1 («Уфинского города»).
Поморье — 458:
Устюжский у. – 118 («устюжанин» — 117, «южанин» — 1),
Кеврольский у. – 110 («пенежанин», «пинежанин»),
Соль-Вычегодский у. – 84 («Усолья Вычегодского», «Соли Вычегодской», «вычегжанин» — 75; «лузянин» — 5; «лалетин» — 3; «вилеженин» — 1),
Важский (Шенкурский) у. – 64 («важанин» — 60, «кокшар важенин» — 4),
Двинский (Колмогорский) у. – 32 («колмогорец» — 17, «двинянин» — 13, «Архангельского города» — 1, «Емецкого стану Можжегорской волости» — 1),
Яренский у. – 27 («Еренского городка» — 18, «вымитин» — 5, «сысолец/сысолятин» — 4),
Мезенский (Окладников) у. – 13 («мезенец»),
Каргапольский у. – 6 («каргаполец»),
Вологодский у. – 4 («вологжанин»).
Центральная Россия — 11:
Подмосковье – 5 («москвитин» — 1, «торусковской москвитин» — 1, кошеритин» — 1, «кашинец» — 1, «романовец» — 1),
Новгородский у. – 3 («новгородец»),
Белозерский у. – 3 («белозерец»).


Таким образом, основная часть гулящих представляла Поморье. В том числе выходцев из Важского уезда насчитывалось не менее 64 человек (их число может быть большим за счет нечитаемых и частично читаемых указаний). То есть среди гулящих Верхотурского уезда важан было около 11 %.


Наиболее полно происхождение дворохозяев Верхотурского уезда показано в переписи Льва Поскочина 1680 г.[11], которая фиксировала место рождения не только на уровне уезда, но часто и более мелкие административные единицы. В имеющуюся копию переписи не включен сам город Верхотурье. Кроме того у стрельцов и посадских людей, имеющих дворы под городом, не указано происхождение. По слободам происхождение не показано у священников и детей боярских, а также у монастырских крестьян, поселившихся за монастырями до 1659 г.
Ко времени проведения переписи большое количество семей жило в Сибири уже не первое поколение, поэтому местом рождения у дворохозяев показаны слободы Верхотурского уезда или соседние сибирские уезды (Туринский, Тобольский, Тюменский). В этом случае, естественно, информация о месте проживания семьи до прихода на Урал остается за рамками переписи. В самых старых слободах Верхотурского уезда (Тагильская, Невьянская, Арамашевская, Ницынская) местных уроженцев подавляющее большинство. Играл роль и возраст дворохозяина — у долгожителей вероятность рождения еще в России гораздо выше чем у более молодых. Поэтому, чтобы точнее представить долю участия выходцев с Ваги в заселении Верхотурского уезда, ниже предлагается таблица, в которой приведены три цифры. Первая – общее число дворов в слободе (или другой единице учета); вторая – число дворов, у хозяев которых указано происхождение из уездов Европейской части России; третья – число уроженцев Важского уезда. В скобках приведены прозвания выходцев с Ваги, в том числе и выявленные по другим источникам.


Население Верхотурского уезда в 1680 г.
(кроме города Верхотурья, стрельцов и посадских людей).


Ямщики:
Верхотурское подгородье – 15 – 5 – 1 (Воронов)
Тагильская слобода (далее – сл.) – 156 – 25 – 0
Ницынская сл. – 4 – 2 – 1 (Погуткин)


Монастырские:
Верхотурский Николаевский мон. (ВНМ) – 36 – 23 — 6 (Чаплин, Кусов, Меньшиков, Воробьев, Пантелеев)
Пышминская дер ВНМ – 22 – 19 – 1 (Вирачев)
Невьянский Богоявленский мон. (НБМ) – 34 – 13 – 1 (Кузнецов)
Покровское село НБМ – 46 – 21 – 0
Пышминская заимка НБМ – 19 – 16 – 3 (Рявкин, Терентьев).
Курьинская дер. НБМ – 4 – 0 – 0


Церковники, казаки, оброчники, крестьяне:
Верхотурское подгородье – 212 – 24 – 1 (Шадрин)
Верхотурский волок – 39 – 15 – 0
Тагильская сл. – 196 – 21 – 1 (Охорзин)
Невьянская сл. – 550 — 116 — 16 (Маслов – затинщик, Лагунов, Кожевин-Фомин, Сигай, Колобок, Щукин, Чюсов, Быков, Старцов, Сурнин, Важенин, Ширшов, Дедюкин, Кокшар)
Арамашевская сл. – 146 — 45 — 3 (Деев, Вага, Козицын)
Ницынская сл. – 109 — 34 — 3 (Салдат, Худяков, Носко)
Ирбитская сл. – 250 — 130 — 26 (Иконников, Новоселов, Кряжев, Додов, Викулов, Брынев, Рудаков-Малыгин, Маслов, Топорков, Суботин, Шар, Чюрка, Кузнецов, Портняжка)
Белослудская сл. – 155 — 79 — 5 (Лошко, Трофимов, Солнышков, Скосырских, Худяк)
Камышевская (Камышловская) сл. – 75 — 49 — 7 (Семиных – пономарь, Мартынов – казак и кр-не, Королек, Стариков)
Красноярская сл. – 37 – 26 – 5 (Фомин, Бураков, Левашов)
Пышминская сл. – 105 — 57 — 7 (Кокшаров-казак и кр-не, Коновалов, Гуляев, Дубровин, Нагибин, Скорняков)
Краснопольская сл. – 54 — 31 — 1 (Глазунов)
Аятская сл. – 113 – 111 – 3 (Косач)
Чусовская Уткинская сл. – 134 – 125 – 0


Всего переписью учтен 2401 двор; происхождение из-за Уральского хребта показано у 987 семей, в том числе из Важского уезда – 91. Среди тех, чье происхождение известно, доля важан около 9 %, что сопоставимо с данными о гулящих людях 1645-1646 гг. (11 %). С учетом этого можно допустить, что в целом около десятой части населения Верхотурского уезда в 1680 г. имело родовые корни в Важском уезде. Расселялись они неравномерно. Наибольшая концентрация важан наблюдается в Ирбитской и Красноярской слободах. В нескольких административных образованиях ни одного важанина не отмечено.
Неравномерно были представлены в Верхотурском уезде и отдельные районы Ваги. 14 человек показаны просто уроженцами Важского уезда. Наиболее многочисленными были выходцы с Кокшеньги – 20 чел., Шенкурской волости – 8, Верховажской – 7, Нижне-Тоемской и Тавринская – по 6. Остальные родились: «на посаде», в Подвинской и
Усть-Куловская волостях – по 3; в Окуловской, Благовещенской, Топецкой, Спасской и Конецгорской волостях – по 2; в Ракульской, Верховской, Шолотской, Верхо-Тоемской, Подгородной, Куловская волостях, «на устье Ваги реки», в Великой слободе и Борисоглебском селе – по одному.


Часть важан представляла уже не первое поколение на Урале и проходила в переписи как местные уроженцы, но память о родине у некоторых сохранялась в виде прозваний (фамилий). Кроме Андрюшки Кирилова сына Вагина, крестьянина арамашевской деревни Бучиной, и Гришки Харитонова сына Важенина, крестьянина невьянской деревни Ярославской, показанных уроженцами Шенкурской волости, в уезде отмечены еще несколько Вагиных. Стрелец Ромашко Степанов сын Вагин, житель подгородной деревни Толмачевой; место рождения, как у всех стрельцов, не показано. Тихонко Харитонов сын Вагин, крестьянин подгородного Красногорского погоста, показан уроженцем этого же погоста[12]. Местным уроженцем назван и крестьянин подгородной деревни Вагиной Якимко Иванов сын Вагин[13]. Родившимся в этой же деревне показан и брат Якимки — крестьянин Пышминской слободы Климка Иванов сын Вагин[14], в 1666 г. живший вместе с братом в Подгородье[15].
Не менее широко представлены прозвания «Кокшар», «Кокшаров». Из них уроженцами Важского уезда показаны Захарко Ярофеев сын Кокшар, крестьянин невьянской деревни Арамашки, казак Пышминской слободы Кирилко Савин сын Кокшаров, крестьянин той же слободы деревни Пылаевой Микитка Онтипин сын Кокшаров[16]. Еще несколько носителей этого прозвания показаны уроженцами Верхотурского уезда. Тагильские ямщики Кокшаровы, жившие двумя дворами в деревне Ерзовке, названы уроженцами Тагильской слободы[17]. Данилко Карпов сын Кокшаров, крестьянин невьянской деревни Лихановки, родился в Невьянской слободе[18]. Оська Дмитриев сын Кокшар, крестьянин ирбитской деревни Кокшаровой, показан родившимся в Ирбитской слободе. Там же родился и Васька Кирилов сын Кокшаров, крестьянин Пышминской слободы деревни Дернинской[19].


Но, конечно, гораздо больше выходцев с Ваги не пользовалось прозваниями, связанными с топонимикой их родных мест. При отсутствии прямых указаний иногда удается выяснить происхождение через родственников. Рассмотрим для примера семью Егора (Егорши) Тихонова сына Кожевина, основателя деревни Егоршиной, ставшей в советское время городом Артемовским. В 1680 г. Егор с братьями, жившие в невьянской деревне Буньковой, показаны уроженцами Невьянской же слободы, то есть представляли уже не первое поколение семьи на Урале[20]. Через перепись 1659 г. выявляется родство Егора Кожевина с Фомкой Микитиным сыном[21], жившим в 1680 г. в невьянской деревне Михалевской и показанным родившимся в Важском уезде в Шенкурской волости в деревне Хаунине и пришедшим в Сибирь в 1656/57 г.[22] Общий предок (дед) Егора и Фомы – Федька Дмитриев сын Кожева (Кожевник) – известен в Невьянской слободе с 1632[23] по 1652[24] год. О месте его рождения известные источники умалчивают. Но благодаря тому, что младшие члены семьи переселились позже, удается выяснить и происхождение Федора Кожевы.
Можно привести еще несколько подобных примеров, но в целом процесс выявления уроженцев Важского уезда (как и других уездов европейской части России) еще далек от завершения.


1. РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Л.33 об.
2. Там же. Л.64.
3. Там же. Ф.214. Оп.1. Д.5. Л.187.
4. Там же. Л.261.
5. Там же. Л.258.
6. Там же. Ф.1111. Оп.4. Д.1. Л.100 об.
7. Там же. Ф.214. Оп.1. Д.35. Л.100; Д.43. Л.84-84 об.; Д.194. Л.39, 84, 88 об.; Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.57 об., 60-60 об.; Д.40. Л.57, 58; ТГИАМЗ. КП 12692. Л.128, 156-157.
8. Там же. Ф.214. Оп.1. Д.194. Л.41, 77 об., 85, 90.
9. Там же. Л.6 об., 16, 78 об.
10. Там же. Л.26 об.-29, 29 об., 62-62 об., 95-112 об., 119 об.-120.
11. Там же. Д.697.
12. Там же. Л. 27, 43, 390, 495 об.
13. Там же. Л.55 об.
14. Там же. Л.787 об.
15. ТГИАМЗ. КП 12692. Л.85.
16. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.453 об., 783 об., 803 об.
17. Там же. Л.144.
18. Там же. Л.402.
19. Там же. Л.592, 802.
20. Там же. Л.349 об.
21. Там же. Ф.1111. Оп.4. Д.40. Л.65 об.-66.
22. Там же. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.345.
23. Там же. Д.35. Л.110 об.-111.
36. Там же. Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.57-57 об.

»

1 comment for “УРОЖЕНЦЫ ВАЖСКОГО УЕЗДА В ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В XVII ВЕКЕ

  1. kiljanski
    05.10.2014 at 11:13

    babcia mojej zony nazywala sie Kutowaja.Czy mozna okreslic skad pochodzila

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.