Воспоминания отца

«

                                                               Владимир Алексеевич Карин


В один из погожих дней летом 1919 года бронепоезд врага появился на станции Клеймихово  Курской области.
Он стал обстреливать из орудий, творя панику среди населения.
Войска Деникина пошли в наступление.
В этот день мои товарищи по продотряду находились на станции и ходили по платформе с винтовками образца 1905 года.
Совершенно случайно кто-то из них заметил в подходящем бронепоезде офицера  в погонах и все сейчас же смылись, как говорят, с платформы и укрылись где попало.
Я очутился на дороге к ст. Солнцево, куда и «»драпал»» с работниками сельских советов, бежавших от деникинских войск. Паника была большая.
На ст. Солнцево  кроме наших четырех продотрядников никого не было, если не считать человека в кожаном, который беспрерывно названивал в телефон  и кричал в телефонную трубку: «» Это ст. Клеймихово. Это кто у телефона?  А вы этого знаете?, стараясь узнать не с врагом ли он говорит и есть ли еще враг на
 ст. Клеймихово.
Утром со стороны г.Курска  пришел наш бронепоезд с одной пушкой . Постояв минут десять на станции Солнцево  тронулся без предварительных гудков отправления в сторону врага. Нам нужно было попасть в г. Обоянь в штаб отряда и мы, с разрешения, прицепились сзади на тендере  бронепоезда.  Поезд медленно, точно ощупью двигался вперед. На ст. Клеймихово узнали, что враг ушел к Харькову, видимо боясь, что наши войска отрежут путь и сделают  засаду в тылу на железной дороге. С последним поездом (кукушкой) Клеймихово  — Обоянь прибыли в город, проделав сорок километров железнодорожного пути. Дорогой нас обстрелял казачий разъезд. В городе Обоянь разместились в одном из домов города  недалеко от городского парка. Ночью из нас никто не спал. Время было тревожное, опасное.
Утром началась эвакуация города. Из близлежащих деревень были согнаны подводы.
Много подвод.  На подводы грузили ящики с салом, конфетами и кожевенным товаром.
Приняв обоз под охрану, мы тронулись в путь в направлении Обоянь — п.Дрозды, Медвянка, Курск.
При выезде из города обоз потянулся в гору. Гора была трудная, песчаная. С возвышенного места увидели разрывы шрапнельных снарядов.
Враг бил по Обоянской колокольне шрапнелью.
Деникинские войска с хода захватили предместье города.
В это время впереди на дороге мы увидели много народу — мужчин в гражданской одежде с ружьями. Тянули пушку. Это шел рабочий полк курских рабочих на выручку.
Полк с марша вступил в бой с врагом. С горы были видны цепи перебегающих войск.
Но вот уже и хутор «»Дрозды»». Тут вдруг налетела тучка с градом. Я был в гимнастерке и простудился. В селе Медвянка меня положили в больницу. Оказалось, что я заболел «»Испанкой»».  Температура подскакивала до 40.
Пролежав в больнице 3 дня узнал, что приехали санитарные повозки за ранеными. Раненых и больных солдат в больнице было 4 человека, если не считать меня пятого.
Санитары (от двух грабарок) меня отказались взять, так  как на грабарки можно было разместить только 4 человека. Я стал просить  при:::::.., но санитары были неумолимы. Один другому сказал: «»это сумасшедший»».
Забрав тяжело раненых и больных санитары уехали.
Врачи вышли на улицу, сели на лавочку у палисадника  и сказали, что бой в
 г. Обояни закончен, полк курских рабочих разбит, казаки зверствуют над пленными. Казачий разъезд видели уже около хутора Дрозды.  Я не стал больше слушать, решил уходить.
Взяв направление на колокольню села, пошел по шоссе. Казалось, что колокольня падала до самой земли, то в одну сторону, то в другую. Меня так шатало, что если кто наблюдал за мной вероятно подумал, что я напился. На селе ни души. Окна домов занавешены и закрыты на селе, несмотря на жару. Так дошел я до площади.
Вдруг из одной из улиц выходящих на площадь выехала подвода, на которой сидели товарищи продотрядники.  Увидев меня закричали: «»Володька, давай сюда»».
Через 1-2 часа въезжали в настороженную тишину гор. Курска.
                                                                         Обоянь   г.

»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.