Духовные совладельцы бояр Овиновых: Хутынский и Успенский Колмов монастыри, церковь Вознесения на Прусской улице (часть 1).

«

“Духовные” совладельцы бояр Овиновых


Таковых, согласно НПК кон.15в., было три: Успенский Колмов монастырь, Спасский Варлаамо-Хутынский монастырь и церковь Вознесения Господня на Прусской улице.



Хутынский монастырь


Поскольку о прославленном во всем православном мире Хутынском монастыре написано и сказано настолько много и так подробно, что, вероятно, добавить больше нечего — я и не буду пытаться этого сделать. Интересующийся вопросом читатель легко найдет литературу о Хутынском монастыре “на любой вкус” — от популярных и детских книжек до серьезных научных исследований.


Я же (поскольку все, что публикуется мной в “Приложении к 1 части” — публикуется по причине существования той или иной связи с историей рода Овиновых) добавлю к освещению темы истории Хутынского м-ря следующее:


Вспомним, кто из новгородских бояр строил храмы в Хутынском монастыре, и кто был в нем настоятелями (разумеется, нас интересуют их “мирские” имена.


У архим.Макария (см.ранее): “…Кроме соборной Спасо-Преображенской церкви, в новг. летописях упоминается и о других в Хутынском монастыре церквах. Из них первая каменная во имя преподобнаго Антония Великаго, построена в 1417 году посадником Юрием Онцифоровичем (Новг. I и III лет. под 6925 год. Ист.Рос. Иерарх. ч. VI, стр. 610). Когда церковь сия упразднена и разобрана, неизвестно. Но в описи монастырской за 1642 год об ней уже не упоминается.


Вторая церковь пророка Илии, каменная, построена в 1418 году на воротах (Новг. I и III лет. под 6926 год. Ист. Росс. Иерарх. ч. VI, стр. 610). Церковь сия в 1642 году описывается так: “Церковь каменная во имя святаго пророка Илии над вороты; на церкве глава обита чешуёю дубовою, крест на главе железной; церковь крыта полатками тесом, а перед церковию паперть каменная, а перед папертью крыльцо деревянное, досчатое, забрано в столб: паперть и крыльцы крыты тесом сплошь” (Подлинная опись в Хутын.монастырте л.69). Когда упразднена эта церковь, также неизвестно (Можно предполагать, что некоторыя церкви в Хутын.монастыре были упразднены после шведскаго разорения).


Третья церковь во имя Григория Великия Армении каменная, построена святым Евфимием в 1445 году (Новг. III лет. стр. 240 и 249. Ист.Росс.Иерарх.. ч. VI, стр.610). Об этой церкви в Софийском Временнике сказано, по случаю возобновления ея в 1535 году: “и преже того была церковь того же святаго (Григория) камена, но не вельми высока и кругла яко столпъ, противу северныхъ дверей (собора), и не велика толко сажени единыя внутри и со олтаремъ; на ней же колоколы въ версе бывали и прежнихъ летъ…”.



Здесь, как мне кажется, мы вправе сделать одно предположение. Имя строителя храма во имя Григория Великого Армении в Хутынском м-ре в летописи не указано. Но, учитывая имя пос.Григория Юрьевича, подходящее время его жизни, предшествующую постройку храма в м-ре, совершенную его отцом — вполне возможно, что это последний храм строил либо пос.Григорий Юрьевич, либо кто-то из его детей во имя его небесного покровителя (кстати, св.Евфимий Вяжицкий, освятивший храм — особо почитаемый, наряду со св.Иоанном 11 Новгородским, последними боярами Овиновыми новгородский святой).



Теперь — мирские имена некоторых настоятелей Хутынского м-ря.


сам прп.Варлаам Хутынский — выходец из какой-то боярской семьи Неревского конца, в миру Алекса Михайлович, живший до пострига невдалеке от места, где располагались впосл.дворы Мишиничей (Онцыфоровичей), а потом Овиновых. Быть может, его род и предки Овиновых состояли в родстве ?


другой настоятель м-ря по имени Варлаам, скончавшийся в 1243 году, (в миру Вячеслав Прокшинич) был до пострига не просто соседом Овиновых. Археологи считают, род Прокшиничей владел земельным участком в р-не Великой и Козьмодемьянской улиц до того, как этот участок стал принадлежать Мишиничам. Так может быть, Мишиничи наследовали Прокшиничам по праву родства?


Кем был в миру преемник прп.Варлаама прп.Антоний Дымский — неизвестно.


В синодике Клопского монастыря 1660 года записаны имена еще нескольких создателей Хутынского монастыря: „преп.старца Ксенофонта, священноинока Порфирия, инока Тарасия, Михаила, Иоанна, Анны, Никифора, Киприана, Григория, Гавриила, Анны, Ирины»». Трудно предположить, выходцами из каких семей они являются. Вот только имя Ксенофонта, сравн.редкое в Новгороде, позволяет предположить, что речь идет вновь о “младших” Мишиничах (Синофонт и Федор Синофонтов из числа корреспондентов берестяных грамот Неревского раскопа, Ксенофонтов монастырь, с которым неоднократно соседствуют владения Овиновых в Обонежской пятине…).



И, наконец, еще раз — совладения Овиновых с Хутынским монастырем


3 из 4 совладений располагались “в самом сердце” Овиновских боярщин — в пог.Никольском Ижерском Водской пятины. И там же находится совладение Овиновых с причтом Вознесенской церкви на Прусской улице, строителями и покровителями которой были первые Мишиничи! (еще одно совладение находилось в Коломенском погосте Деревской и неоднократное соседство во Введенском Хутынском и Петровском на Волхове Обонежской пятины (кстати, это там же, где Овиновы соседствуют и совладеют с Колмовым м-рем!). Если предыдущие рассуждения о возможном строительстве церкви во имя Григория Армянского Григорием Юрьевичем — не более, чем гипотеза, то наличие таких земельных совладений — уже серьезный аргумент в пользу связи Овиновых и Хутынского м-ря.


Я считаю, что на основании всего вышеизложенного, можно утверждать, как минимум, следующее: история Спасского Хутынского монастыря тесно связана с историей новгородского боярского рода Мишиничей (Онцыфоровичей) и Овиновых (вполне возможно, что это — одно и то же). А, как максимум: предки Овиновых — строители Хутынского монастыря.



Остальные два “духовных” совладельца Овиновых не имеют внятно описанной истории.


Поэтому здесь я, кроме указания на связывающие их с Овиновыми достоверные и предположительные) моменты — с полным публикую подборку материалов по их истории. Наиболее определенной выглядит связь Овиновых с Колмовским монастырем. С него я и начну.



Успенский Колмов монастырь.


В классическом труде о.Амвросия Орнатского, в 4-м его томе, читаем:


“…КОЛМОВ Успенский, упраздненный и обращенный в приходскую церковь мужеский монастырь, находился близ Великаго Нова-города на Север в — 3 верстах, на левом берегу реки Волхова вниз по течению, а на правом ручья Колмова от котораго и название свое Колмовым имеет. Строением начат монастырь сей в начале XIV века, как можно видеть из Летописца Новгородскаго, в котором под годом 6818 или 1310 так записано: ,,Архимандрит Юрьева монастыря Кирилл построил церковь на Коломцах каменную Успения Пресв. Богородицы, последи Колмово именовася;» под годом 1417: „построена церковь каменная Святая Троицы в Колмове монастыре; под годом 1420: „построена церковь деревянная в Колмове монастыре во имя Чуда Архистратига Михаила; под годом 1423: ,,совершена каменная церковь Успения Божия Матере в Колмове монастыре. В 1628 году грамматою Царя Михайла Феодоровича, данною Игумену Антонию 7136, от Рожд. Хр. 1628, Сентября 29, велепо было владеть монастырскими вотчинами; в 7157, от Рожд. Xр.. 1б49 Октября 18, дана также граммата на владение старинными вотчинами Ильинскаго Винницкаго погоста и крестьянами; в 7193, от рожд. Хр. 1685 году, Апреля 15 Дня дана граммата от Царей Иоанна Алексеевича и Петра Алексеевича на монастырския вотчины и на рыбныя ловля, в которой граммате между прочим написано: „что в прошлых де годах, в раззорение от Шведских людей, прежних Великих Государей Царей и Великих Князей Грамматы пограблены, а инныя в пожаре сгорели; а в прошлых же де 7137 (1629) и 7157 (1649) годах по Указу Деда Их Государя Царя Михаила Федоровича и Отца их Государя Царя Алексия Михайловича даны в тот монастырь три жалованныя грамматы.” В 1687 году приписан монастырь сей к Новгородскому Архиерейскому дому, за которым и состоял по 1764 год, будучи вместо загородной мызы для летняго пребывания Прео-священных Новгородских. Иов Митрополит Новгородский наипаче любил сие место, украсил оное многими зданиями, плодовитыми садами и прудами для рыбы. Потом сей Пастырь, знаменитый в Нове-городе заведением многих училищ, больниц, богаделен и странноприемных домов, посвятил Колмов монастырь учреждением в нем двух человеколюбивейших заведений, то есть больницы: для отставных инвалидов, и дотоле нигде еще в России не бывавшей преемницы сирот и зазорно раждаемых младенцев, которые от стыда и совести родителей по большой части или погибали или подкидывались другим, не всегда, однакож обращавшим на них человеколюбивое внимание. Он первый, победив народные против сих нещастных предразсудки, открыл в сем месте явное им пристанище; и употребив несколько домовых своих доходов на наем кормилиц, повелел принимать там всех приносимых младенцев и их воспитывать (Заведение в Колмове монастыре инвалидной больницы и воспитательнаго. дома для сирот и зазорных младенцев начато Преосвященным Иовом с 1706 года. Кроме сего он с того же времени открыл еще в город две больницы, одну близ Софийскаго собора под оградою, а другую на торговой стороне у проезжих ворот, и кроме оных странноприемную гостиинницу за Софийскою оградою над Волховом. Государю Императору Петру Великому столько благоугодны были все сии нововведения, что Он, в пособие Преосвященному на содержание богаделен в 1712 и 1713 годах, указал определить половину доходов с монастырских вотчин, за Онегою в Олонецком уезде находившихся, а также вотчины бывшей Троицкой Галилейской пустыни и другия. Государыня Императрица, Великия Княжны и многия Бояре часто также присылали Преосвященному денежные на сие подаяния. Новгородский Ландрихтер Римский Корсаков в 1710 году препоручил Преосвященному выстроить при Знаменском собор на его иждивение особую больницу каменную, и снабдил ее содержанием. Здание сие под именем Знаменской 6ольницы и до ныне там существует. В 1713 году Преосвященный во всех сих заведениях содержал нищих, инвалидов, странных, сирот и зазорных младенцев более I70 человек из разнаго звания. В 1715 году построена была им же еще другая гостинннца для приходящих в Нов-город рабочих людей, для коих по указу Государеву при оной пристроены были бани, поварни и избы). Однакож сие заведение продолжалось только по его кончину. В 1763 году строение было в монастыре сем следующее: 1) церковь каменная соборная С папертью, во имя Успения Божия Матере, построенная в 1423 году, 2) церковь во имя Св.Троицы, построенная в 1417 году, 3) колокольня при Троицкой церкви, каменная с 6-ю колоколами, 4) кельи каменныя при церкви Успенской в верхнем этаже, длиною на 10, шириною на 5 саженях и под ними погреба. В келлиях сих, по сказанию старожилов, устроена Преосвященным Иовом больница и близ оной палатка, в которой сам он уединялся для молитвы, а может быть и живал для удобнейшаго присмотра за больными; 5) кельи каменныя на полуденной стороне в один зтаж ветхия; б) еще кельи каменныя, длиною на 28, шириною на 4 саженях, 7) ограда с полуденной стороны каменная, а с прочих сторон деревянная. Монастырь сей в длину был на 40 а в ширину на 30 саженях. угодий, кроме пахотной земли и сенных покосов, и то в не большом количестве, тогда не было никаких. Для священнослужения определены были один Священник и причетник. До приписки же монастыря сего к Архиерейскому дому были за ним вотчины и угодья: х) в Пашском Рожественском, 2) Вороновском з) Ильинском Винницком, 4) Петровском, 5)Боженском б) Шугозерском погостах. В году собиралось с них денежнаго окладу до 2оо рублей. Настоятельство до упразднения монастыря сего было в нем Строительское и Игуменское попеременно. Из Настоятелей упоминаются Игумены: 1) Илья в 1617 году; 2) Антоний в 1628 году; 3) Сергий в 1647 году; 4) Мисаил в 1676 году ; 5) Феодосий в 1685; 6) Иринарх в 1686 году ; 7) Иона Строитель в 1688 году; 8) Антоний Строитель; 9) Архимандрит без имени в 1709 году; 10) наконец Н. Н. Игумен в 1764 году.


Строения в оном монастыре ныне находится: I) Успенская и Троицкая церкви и колокольня каменныя, при которых с 1764 года, то есть со времени упразднения онаго, находятся Священник, Диакон и два причетника. Земли им отмежевано: сенокосу 59 десятин, 1212 сажен; неудобности 8 десятин, 125 сажен, всего 61 десятина, 1337 квадратных сажен, и приписано несколько дворов приходских.


Ныне у сего монастыря находится городовая, Приказа Общественнаго призрения больница деревянная и Смотрительской дом каменный двоэтажный…”.



Все верно, но только — начиная с событий конца 14в.! Первые летописные упоминания м-ря (включая основание), отнесенные о.Амвросием к его истории — относятся к другому, Коломецкому монастырю! Это доказано акад.В.Л.Яниным.


В его книге “Новгородская феодальная вотчина” (М.1992г.): “…Строительство в Колмове и потомки Юрия Онцифоровича.


…Ряд сведений, подтверждающих правильность отнесения к семье Онцифоровичей всех тех лиц, которых Арциховский признал потомками Юрия Онцифоровича, может быть извлечен из комплекса источников по истории Колмова монастыря, примыкающего к Неревскому концу. Связь этого монастыря с семьей Мишиничей — Онцифоровичей четко обозначена в одном интересном документе, который более ста лет известен историкам в кратком переложении, а затем был обнаружен В. И. Корецким в фонде Поместного приказа и издан в 1969г. Речь идет о духовной грамоте Орины, текст которой ниже воспроизводится:


“Во имя отца и сына и святаго духа. Се яз, раба божия Орина, списа сие рукописание при своем животе. А приказываю в дом святей Троицы и святей Богородицы на Колмово, где живет отец мои и мати моя и род мои. А даю землю на Лопи, на Сыроли, и на Каньели, и на Сосари лешие сельца, а тех сел землю, и воду, и ловища, и пожни все без вывета. А другую землю волость даю на Паше и на Табале землю, и воды, и ловища, и пожни тех сел, и лесы, и на Веряжи, к на Островке, и на Любоеже, и на Броннице. А тех сел всех землю, и воды, и пожни, и ловища, и лишне земли без вывета даю в дом святей Троицы и святей Богородицы на память роду моему и мне, по владению прадеда моего Юрья Анцыфоровича и по деда моего владенью и отца моего и по моему владенью, даю сю землю и в веки. А на то послух отец мои духовной поп Сава святых чюдотворец Козьмы и Домья-на. А хто се рукописание мое преступит, и яз сужуся с ним пред богом в день страшнаго суда божия”.


Макарий ошибочно датировал этот документ XVI веком. После учиненного Иваном III боярского “вывода” сохранение в руках каких-либо бояр земельных владений на территории Новгородской земли маловероятно. Земли, переданные Ориной по ее духовной, числятся за Колмовым монастырем уже в писцовой книге Обонежской пятины 1495—1496г.г., что делает более вероятной датировку приведенного документа еще временем новгородской независимости, во всяком случае, временем до нача:ла боярского “вывода”.


Правнучка Юрия Онцифоровича Орина живет там, где жили ее предки,— на Козмодемьянской улице Неревского конца: ее духовник — поп церкви Козмы и Демьяна на этой улице. Но ее отец, мать и весь “род” “живут” в Колмовом монастыре. Макарий, несомненно, был прав, понимая это место документа как свидетельство о погребении предков Орины в Колмовом монастыре (в списке, которым располагал Макарий, было не “живет”, а “лежит”).


Связь Колмова монастыря с семьей Мишиничей — Онцифоровичей запечатлена не только в духовной Орины, но и в синодике Клопского монастыря 1660г., в котором оказались записанными имена создателей Колмова монастыря: “Варфоломея, Луки, Максима, Анъсифора, Георгия, Григория”. В приведенном списке легко опознаются уже знакомые нам по берестяным грамотам лица, в том числе и Максим, родство которого с Юрием (Георгием) Онцифоровичем получает новое подтверждение.


Единственный существующий очерк истории Колмова монастыря, составленный Макарием, изобилует ошибками, в частности, смешением сведений, касающихся в действительности двух разных новгородских пригородных монастырей — Успенского Колмова и Троицкого Коломецкого. Колмовом называется местность на левом берегу Волхова, ниже города, примыкающая к Неревскому концу. Коломцы — урочище, хорошо известное археологам по находившейся там неолитической стоянке, расположенное на правом берегу Волхова, много выше города, у самого истока реки.


Смешав два разных монастыря, Макарий был введен в заблуждение Новгородской III летописью, в которой сообщение 1310г. о строительстве монастыря на Коломцах сопровождено своего рода справкой: “Другую церковь камену постави на Коломцах архимандрит Кирилл Георгиева монастыря во имя пресвятыя богородицы Успения, последи же Колмово именовася”. Составитель же Новгородской III летописи в свою очередь ошибся из-за того, что в Колмове и на Коломцах существовали одноименные церкви Троицкая и Успенская (Троицкая на Коломцах и Успенская в Колмове были соборными, а Троицкая в Колмове и Успенская на Коломцах — трапезными). Когда составлялся свод, Коломецкого монастыря уже не было: он не восстанавливался после его разрушения во время шведской оккупации Новгорода в 1612-1617г.г.


Древнейшее упоминание Колмова в летописях относится к 1386г. Оно свидетельствует о том, что в 80-х годах XIVв. монастыря в Колмове, по-видимому, еще не существовало. Под 1386г. летописи содержат рассказ о сожжении новгородцами в целях обороны от войск Дмитрия Донского подгородных монастырей и церквей. В той части пригородной равнины, которая примыкает к Неревскому концу, новгородцами было уничтожено пять монастырей: Духов, Борисоглебский (на Гзени), Богородицын (Зверин), Николин (Белый), Лазарев. Колмова монастыря среди них нет, и это тем более показательно, что сама местность Колмово фигурирует в рассказе об истреблении подгородных построек. Здесь была сожжена приходская церковь: “а церквей деревяных 6 пожгли: …Михаиле святыи на Колмове…” Колмовский мирской храм как стоящий вне монастыря упоминается и в Росписи 1615г.: “Идучи на Колмово, зовется на поле храм деревянной Архангел Михаил”. Если бы Колмов монастырь уже существовал к 1386г., странным было бы его сохранение в обстановке, когда была выжжена даже отдельно стоящая в той же местности Неревского заполья деревянная церковь.


Очевидно, более правильным будет вывод о первоначальном создании Колмова монастыря Юрием Онцыфоровичем в 1392г., основанный на сообщении Новгородской IV летописи под указанным годом: “Юрьи Онцифорович постави церковь святыя Богородица Успенье на Колмове, и монастырь устрой”. Этот вывод, вполне совпадающий с духом завещания Орины, которая ведет свое родословие только от Юрия, но не от более отдаленных предков, не противоречит, как мне кажется, и показаниям Клопского синодика, хотя в последнем в числе строителей Колмова монастыря названы такие предки Юрия Онцифоровича, как Варфоломей, Лука и Онцифор. В синодике созданного Юрием Колмова монастыря, откуда эти сведения были заимствованы в Клопский синодик, имена почитаемых Юрием Онцифоровичем предков могли быть записаны для заупокойного поминания. Это тем более вероятно, что в Клопском синодике хронологическая и генеалогическая очередность “ктиторов” не выдержана: имя брата Юрия Онцифоровича — Максима названо раньше имени их отца Онцифора.


Возможно, однако, предположение, что земельное владение Орины начало формироваться только при ее прадеде Юрии, а участки, унаследованные им самим, отошли в свое время в другие нисходящие линии его потомков, почему Орина и не упоминает в завещании более древних предков. Но это не так. Тайбольская земля, фигурирующая в этом завещании, была куплена еще Лукой Варфоломеевичем: ободная Луки на эту землю обнаружена Корецким в том же комплексе колмовских грамот. Думается, что архитектурными исследованиями Успенской церкви Колмова монастыря (которая считается основанной в 1310г.) в дальнейшем будет возможно проверить изложенный здесь вывод о ее более позднем сооружении, уточнив дату ее первоначальной постройки.


Известие Новгородской IV летописи, цитированное выше, было повторено составителем Новгородской III летописи, где оно оказалось сплавленным с другим любопытным для нас сообщением: “В лето 6903. Исак Анциферовичь постави церковь камену Собор святого Михаила архангела в Аркаже монастыре, а брат его Юрьи Анцифоровичь поставил церковь каменну Успение пресвятеи Богородицы, напредъ святого Михаила архангела, в лето 6900, и монастырь устроиша”. Источник первой части этого текста обнаруживается в рассказе Новгородской I летописи под 1395 (6903)г.: “Того же лета постави Исак Онкифов церковь камену Збор святого Михаила в Аркажи монастыри”. Превращение Исака Акинфиевича в Онцифоровича совершилось под пером сводчика, который сопроводил свою ошибку произвольным генеалогическим построением.


Забота Юрия Онцифоровича об устроении Колмова монастыря отмечена и сообщением Новгородской III летописи еще об одной его монастырской постройке. В рассказе о смерти Юрия приведен список связанных с его инициативой новгородских церквей, в котором на первом месте назван Троицкий храм (трапезная) в Колмовом монастыре.


Принимая во внимание особую связь Юрия и его потомков с Колмовым монастырем, который всеми приведенными материалами характеризуется как родовой монастырь боярской семьи, находящейся с ним в отношениях ктиторства, мы вправе ожидать, что и в дальнейшем строительстве этого монастыря руководящая роль будет принадлежать потомкам Юрия — его сыновьям и внукам, его роду, который, по свидетельству духовной Орины, “живет” на Колмове. В этой связи решающее значение имеют два летописных свидетельства.

»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *