Писцовые книги Обонежской пятины и их публикация.

«Писцовые книги и Обонежской пятины и их публикация.
Писцовые книги, по распросатраненному энциклопедическому определению. Являются сводными описания хозяйства в Россия периода позднего средневековья с целью податного земельнолго обложения — сошного пи сьма. Составлявшиеся московскими писцами , описывавшими городское ( церкви, дворы. Лавки) и саельские ( пахотные земли, сенокосные угодья и др. ) имещество.
Писцовые книги \ содержат также сведения о главах крестьянских семей и их благосостоянии, саовокупном имуществе каждой конкретной деревни.
Писцовые книги являютяс важнейшим историческим исторчником , который не только дает свеждения о социально-экономичес кой ситуации на данный период времени. Но и по массе смежных и вспомогательных исторических дисциплин, как историческая география, историческая демография , этнография , топеонимика, Историческая антропология, история сельского хозяйства, генеалогия.
Писцовые книги уникальны еще и тем, что дабт нам возможность увидеть определенные качественные стороны повседневнйо жизни среднстатистического северорусского крестьянина периода позднего средневековья.
Эти документы — древнейший источник по истории крестьянства , выводящий2 из тени веков имена и судьбы простых общинников и священников.
Переписные книги являются своего рода результататми древнйеших переписей мнаселения.
В рамках всей Руси первые переписи были проведены тататрами в тринадцатом века для собра с населения дани. Всего мимибыло проведено четыре переписи , Потом, когда сбор дани перешел от ханских чиновников к княжеским князья врнмя от времени плпосылали своих своих писцов и данников старых и вновь поселенных плательщиков дял обложения их данью. Сами эти книги носили названия “даанских”.
О сохранности этих материалов ничего неизсветстно, отечественая историография на подорбные вопросы как правило не отвечает,, но до нашего времени не дошло ни одного подобного документа, во всяком случае пока не обнаружено.
Александра Ефименко ссылается в своей монографии на выписку из дансок йкниги от 1404 года с упоминанием имен коестьян-держателей, что, видиомо,я вляется одним из древнейших сохрани вшихмся отрывков из подобных переписей.
Сравнивать отечественную и зарубежную сохоанность материалов подобного рода просто глупо, поскольку подобное сравнение изначально будет не в пользу4 наших архивов.
Однако, скажем несколько слов и об этом.
Перввые дошедшие до нас материалы массового уче\та населения датируются для Европы еще временем поздних варварпских королевств.
Для Франции это конец седьмого века. Для Италии — двосьмой век, ддля Испании и Англии -десятый, для Византии — четырнадцатый.
Во Франции и Италии этого рода источники представлены в основном полиптиками и картуляриями монактсырских вотчин, которые фиксируют постоянное крестьянское население многих вотчнин эльзаса. Лотарингии, Бельгии, Фландрии.
В Италии это как церковные переписи, та ки государственные цензы .
В Англии первой общегосчудартсвенной переписью населения была Книг Страшного Суда, составленная несколько позднее нормавндского завоевания в 1096 году, от к5которой ведет свои счет практика регулярных британских общегосударственных переписей населения, чего не было в остальной Европе до периода начала раннегонового времени.
Период средневековья. Особенно Столетней войны, крестовывх походов не представлен по большей часьти в Европе массовыми цензами .
Маитериалы от этого времени сохранились в кпайне небольшом количестве.
Лишь после Столетней войнв во Франции начинают проводиться регулярные переписи населения , а с 1480 и 1538 годов начинает формироваться система церковно0приходского учеьа населения пи система церковной регистрации акиов граждданского сосотояния .
В Германии переписи населения или цензы начинают более -менеее регулярно проводиться в масштабах всего анселения Священной Римской Имсперии с 1250 года , но эти материалы ранненго периода не очень сооанилилсь из-за разгула простестантизма, люте6ранских костров и вызванной ими Тридцатилетней войны, но несмотря на эти события германские государтсва регулярно проводили цензовые описания своих жителе й .
Для Италии характерна более раннее формирование системы учета постоянного населения , в том числе и цековно- приходская регистрация актов гражданскогососотояния. Переписи в Италии регулярно проводились со выремени лангобардов , но определеннуб регулярность они приорели лишь с укреплением Папского государтсва , городов- государств.
Примечательна Италия еще и тем,ч то именно ей паринадлежит самая древняя в Европеп церковно- приходсая систем арегистрации актов состояния и и в ее жде архивах истоики нашли с амй старинны йпамятник подобного рода — метнрическую книгу 1314 года ( во Франции самые старинные экземпляры датируют 1480 годом, в Германии — началом шестнадцатого векак)
Европа являлась всекгда в отношении культуры исторической памяти особым образцом и не вписывалась в общемировую картину естества и натуры.
В традиционных обествах мусульманского Востока никогда не существовало сколько-нибудь установившейся практики цензовой регистрации насеелния и фунция сохранения исторической памяти лежала на самих людях.
В Восточной Еврпопе переписи населени становятся частью государтсвеннолй практики одновременно с русскими переписями и даже позднее.
Первая крупная перепись населения цековных вотчин в Польше была провведена в 1536 году, в пятидесятые годы того же века проводятся и общегосудартсвенные инвентари , которые были призваны определить общую численность гнаселения и установить новый порядок налгообложени янаселения. Самые ранние сохранившиекся списки с польских цензов датируют восьмидемятыми годами четырнадцатого века.
В Чехии цензы проводились еще с тринадцатого века, однако первые переписные маитериалы дошли для Чехии лишь со второй половины пятнадцатого века.
Сам несравнимый уровень сохранности массового материала Европы по сравнению с Россией и восточноевропейским архивами связан не только с +разной кулбьтурой исторической памяти, археографической бережливостью населения и государственной политикой в этом направлении , но и с объективными историческими обстоятельствами , в которых проходило развитие России.
По преимущесту строившаяся из дерева страна постоянно горела, унося огромнырое количество документольного наследия прошлого в вечность , не оситтавляя ничего потомкам. Именно в огн\е моковских и владимирских, , новгородских и тверсчких пожаров погибли списки татарских чисел, огромного количества даннических книг четырнадцатого- пятнадцатого веков, материалы старого письма.
Если бы сама рахитектура страны была несколько иной и более широко использовался камень в строительстве. Сохранность этих материалов была существенно выше и материалы массового учета сохранились бы и от трринадцатого века, паозволив и крестьяянству проследивать свои корни вплоть до 1200х годов.
Определенные надежды на то, что подобные документы все же дошли, дает факт обнаруженного недавнго архива генузски=крымского архива Кафы, в котором были обнаружены сотни документов древнерусского происхождения . Не исключено .что именно в нем могли сохраниться какие-то спики с даннических книг и даже тататрских чисел .
Первая новгородская перепись, по имеющимся в историографии данным, за исключением новгородских чисел, относилась к 1431 году.
В 1431 году Витовт вместе с псковичами осадил Новгород и наложил на него в качестве контрибуции дань в 55 пудов литого серебоа ( 8 965 кг.) Новгородцы уплаттиили эту сумму в течение пяти месяцев , в связи с чем Новгород прекратил продажу в Москву бургундскихх и нейеских вин.
Именно в связи с этим историк Вильям Похлебкин увязывал перепись населения Новгородской земли , которая показала , что население пяти пятин в той время составляло 110 тысяч тяглых людей , а общее насмеление м огло достигать 550 тысяч человек. ( В. В. Похлебкин. История водки . Москва. 1991. С.116, 131.). Князь Василий Темный завещал своим сыновьям провести всеобщую перепись населения России. ( его мечте было суждено воплотиться лишь при Николае Втором ).
При Иване Третем напчали проводить систематическое описание вновь присоединенных земель.
В восемнадцатом веке сталисосотавлять периодически.
К этому, вероятно, времени за ними укпекпилось название “писцовых”.
Первое “большое письмо” в рамкахз чстраны , то есть генеральную перепись, в Мосоковском государстве провели в 1538-1547 годах.
После пеерписи правительство решило провести финансовые реформы — податной еденицей была сделана площадт рааспаханной земли. И принадлежность к тому или иному сосоловию. В основу новго письма была положенав “мера” — измерение новой земли. Оценка качества земли.
Писцовые книги становились кадастрами.
В этих условиях вторая генеральная перепись Русского государтсва проводилась целых тридцать лет (1550-1580).
В отличие от книг более ранних переписей . имевших название “книг письма” , новые книги получили название конги “письма и меры”.
Второй известной истории в полном смысле пеереписью Новгородской земли являетяс “старое письмо” , проводившееся скоро просле присоединения к Москве (1478-1480).
В 1496 году Обонежская пятина описывалась писцом юрием Константинорвичем Сабуровым .
В 1524-1525 годах Заонежскую половину обонежской пятины описывали писец Григорий Волосатый и подьячий Федор Нестеров.
В 1539-1540 ггодах одну из половин Обонежской пятины описали писец Юрий Федорорвич Сицкий Бошльшой и Иван Елизаров сын Сеергеев.
В 1545году Обонежье описывали писец Григорий Муранов и подбячий Иван Алексеев.
В 1550-1551 годах здесь же работали над новым писцовым описанием четверти Обонежской пятины писец Иван Вас ильев сын Беклемишев и подьчий Федча Моисеев.
.
В 1556 году Обонежье было описано писцом Григорием Бухариным.
В 1563 году в рамках валового кадастрового описания территорий страны проводилось писцовое описание иАндрея Лихачева и Ляпуна Добрынина.
В 1571 году дозорное описание Обонежской пятин проводил выборный Третьяк Репин.
В 1577 году Обонежская пятина описывалась писцами Миайлой Волковым и Федором Фатьяновым .
Позднее Обрнежье описывали и на лснове описаний сосотавляли писцовые книги , по данным М. В. Витова, Р. Б. Мюллер, К. В. Барарнова, следующие писцы:
В 1582-1583 — годах — Андрей Васильев Плещеев и подбчий Семейка Кузьмин.ю,
В 15683-1584 годах — князь Василий Звенигородский,
В 1584 -1585 — годах — Леонтий Аксаков с товарищи,
В 1586-1587 гождах — Афанасий Жерербятичв с товарищи ,
В 1588 -1590 годах — Василий Волынский с товарищи,
В 1501 году — Василий Задеский и Пашник Аникеев,
1613-1614 — Тимофей Свиблов,
в 1614-1616 — Суторма Коротнев и Посник Дементьев,
в 1616 — 1617 — Петр Воейков и дьяк Иван Льговский,
в 1619-01620 годах — была составлена дозораня книги Мины Лыкова и подбячего Гневашева.
В 1620-1622 годах ва обонежье работали писы Иван Влейков и дбяк Третьяк Копнин.
Немного позже Заонежье описывали писец Никитта Панин и подьчий Семен Копылов.
Ождна из последних писцовых книг, составленная князем Иванов Михайловичем Долгоруковым и Посником Раковым , отосится к 1627-1629 году.
Кроме этих писцовых описаний известны несколько писцовых книг Водской пятины , которые содержат сведения о населении Длопских погостов и территории Приладожской Карелии.
Как видно, Север описывался довольно часто.
Переписи населения проводились в смутные и недоборые для страны времена. Когда приходилось постоянно пееручитывать тяглое население с целью изменения обложения.

Пуюбликуемый рукописи.

“Список с писцовых книг писцовых книг письма и меры Никиты Федоровича Панина да подбячего Семмена Копылова 123 го году”.
Публикуемый список с рукописи писцовой книги писца Никиты Федоровича Панина да подьячего Семена Копылова хранится в Архиве Санкт _ Петербурсгскогом филиале Института Российской Историии Российской Академии Наук ( Ф.132, Оп.2, Д.187) в фонде Тихвинского монастыря.
Опись фонда была составлена академиком Б. Д. Грековым и озаглавлена как опись Тихвинског монастыря.Публикуется список второй полоины семнадцатого — самого начала восемнадцатого века.
Написан характерной джля данного времени скорописью .
Происхождение бумаги не атрибутировано.
Список воспроизведен несколькими оченьс ходными почерками, вероятно — одной рукой .
Чернила имеют землянистый, салегка чтемный несколько выцвели .
Бумага хрупкая, светло-серого цвета без различимых филиграней и водяных знаков .
Весьма характерна двойная пагинация листов ( более поздняя -архтвнаяы, более раненяя — делопроизводственная — церковным шрифтом).
В некторых местах старая пагинация прерывается .
Текст верно верифицирукется как графологичеки, так и палеографически как скорописный второй половины семнадцатого — первого десятилетимя восемнадцатого века.
Сама рукопись входит в делопроизводственный сборник Тихвина монастыря, содержаций документы по приписке в вотчину Тихвинского монастыря Никольского шунгского погоста.
В сборнике кроме списка с писцовой книги Никиты Панина имеются :
Лл.121-216 — Список переписной книги прапорщика Харламам Киселева да подьячего Лазаря Лихачева , относящийся к апрелю 1673 года.
По листу использхвания можно отметить , что к рукописи в разные периоды обращались разные извыетсные исследователи, историки, источниковеды, как Мильчик, Т. Н. Осьминский ( автор уникальной методики подсчеита населенности двора) , Л. В. Кулакова, л.В. Степанов,.
В данном издании публикуются выдержки из данного документа. Затрагивающие сведения об именых дворохозяев, количестве дворов в населленном пункте , названия населенных пунктов, при этом данное социально-экономического характера специально не публикуются в связи с узко напрвленностью сборника на публикацию материалов, связанных именнос проживавющими в погосте людьми, их именми, семейным составом доров затронутых описанием. Также не затрагиваются сведения о пустошах.
Названия населенных пнктов в ряде случаев сверены с транскрипциями , принятыми в работе Витова М. В. “ Историко-географические очерки Заонежья “.
При публикаци иисточника указывается общепринятая современная пагинация данного документа без ссылки на старую делопроизводственную.

2.

Отказная книга на Заонежские погосты письма стольника Преображенского приказа А. Брянченинова и подьячего Новгородскогоь приказа П. Курбатова. 7204 года (1696).
Данный источник публикуется по рукописи, с оригинала , подготовленному в 1950 году Раисой Борисовной Мюллер и находившийся на хранении в в Архиве Санкт-Петербургского Филиалал Института Российской Историри российской Академии Наук ( Ф.276, Оп.1. Д.87) ( ф рукописный фонд).
Рукопись Мюллер находится в удовлетворительном физическом сосотяонии , сохранность условно можно назваить хорошей. Листы желтоватого цвета с небольшим глянцевым наслоением, тонкие , бумага неплотная.
Рукрпись была подготовлена к публиткации, но так и не была опубликована.
Истопрические обстоятельства появления самого источника связаны с т. н. Первым Кижским восстанием.
Появлению данного поисания предшшествовали события 1694-1695 года, датский подрядчик Бутенант фон Розенбуш, основатель Олонецкого завода, испытывая нехватку рабочих рук, обратился к правительству с просьбой приписать к заводу кресмтьян одного из самых богатых погостов — Кижского. В 1694 году царское правительсво, не обдумав , удовлетворило данное ходатайство. Но крестьяне ответили консолидированным отказом. Как и за несколько лет до этого, когда кижские крестьяне под предводительсством старосты Константина Поова напали также на собственность одного из лютерна — подрядчиков — Устьрецкий завод. И частично его разрушили . Совершенно заономерным последствиекм решения правительства приписать крестьян всего Кижского погоста к заводским работам вызвало первое Кижское восстание , поскольку превращение крестьян в приписных превращало имх — свободных северорусских общинников — в рабов, особенно же ненависть подогревалась тем, что владельцем завода был иноземец, ибо необходимость работать на заводе с иноземным и иным по вере владельцем вызывала в кпестьянах исключительно чевство протеста и енгодования . Именно эти два фактора и сыграли ту сущетсвенную роль, когда тарадиционное патриархальное общество сталкивалось с одной стороны с продажным царским правительством, а с другой — с не пменее алчным иноземным откупщиком.
Восстание возглавили богатый купец Григорий Тимофеев из деревни Филипповсктй и верхушка заонежской общины — священники, купцы и старосты, которым заводские работы грозили разорием . Власти предполагали, что приписка может вызвать недовольство житеелй, в связи с чем вмесчте с подьчим Федоро Ермолаевым в Кижский погост быль направлен отряд сстрельцов. Результат попытки описать крестьян был стольже плачевен. Община даже не пустила отряд на порог погоста , встретив их на полпути . Повтсанцы были настроены решительно и дали своему главе — Григорию Тимофееву письменные гарантии, что будут стоять за него . чтобы ни случилось. Кижане направили в Москву ходоков с челобитьем протестом , чтобы миром добиться от властей восстановления своих прав черносошного крестьянства. Веротяно, в Москве они были поддержаны представителями месттной заонежской общины , в связи с чеми довольно долгое время находились в Москве.Но в Москве власти так и не смогли адекватно отреагировать на требования заонежан. Представители общины были арестованы и допрошены в Новгородсчком и Преображенскм приказах , которые ведал политическим сыском в России в том время.
Никакой помощи от высокопоставленных представителей заонежской общины не последовало ( в то время в Москве служил потомственный толвуянин. Челмужский вотчинник Ганка Глючарев, подьчий Казанского дворца)..
Выяснв намерения кижан и получив от Бутенанта лживую жалобу на “ослушников”, правительсво потсупило првычным образом — вместо возвращения крестьянам прав черносошного крестьянства и лишения Бутенанта прав на разработку железных запасов в Заонежье был отпрален еше один стрелецкий отряд под наачлом стольника Преображенского приказа А. Брянченинова и подьячего новгородского приказа П. Курбатова . Отряд без особых препятствий сог добраться до Кижей. Крестьяне так и не решились на организацию партизансчокй войны против Бутенанта и войс московского правительсва, что ,однако, в тех условмиях= становилось единственным выходом из ситуации , когда правительство не желало слушать требования савмой крупной крестьянской общины в русской части Карелии — заонежан, а крестьяне были готовы на все, в том числе и на долговыременное вооруженное сопротивление.
Хорошую службу сослужили стрельцами внутренние противоречия в заонежской общине — верхушечность восстания, заинтересованность богатой части общины в нем пржде всего, лиспропорцйия интересов и целей, плохая воорруженность крестьян.
В 1695 году стрельцы взяли в плен сатарейшин погоста и заточили их на Олонце,но крупные силы крестьян смогли блокировать отряд стрельцов и потребовали от Брянчанинова и Курбатова освободить вождей восстания. Стрельцы е посмели возражать в силу очевидного чмисленного превосходства крестьянам и отпустили старейшин.
Лишь в следущем году в Карелию прибыл отряд из 300 сьтрельцов при трех пушках. Только с помощью довольно крупного соединения удалось вывнудить крестьян отказаться от сопротивления.
Более вероятной причиной того, что заонежане отказались от сопротивления было именно то, что в лагере повстанцев возникли трения между богатыми и основной массой общины, требовавшей очевидных уступок сос тороны богатых. Очевыидно недоверия простых общинников к богатой части общины, нежелание проливать кровь за чуждые интрересы привело крестьян к пониманию ненужности этого конфликта в настоящее время.
Кромпе того, самая пассионарная часть общзины, которая могла бы стать ядром нового восстания , погибла за несколько лет до этого на гарях , приняв мученичекую смерть за старую веру, в связи с чем обескровленная к томцу времени община уже не могла смопротивляться . Все эти обстоятельства и привели к мирному разрешению едва не ставшего вооруженным конфликта .
В итге в 1696 году была осуществлена приписка заонежских крестьян к Орлонецким заводам , которые до этого, все два года восстания, не работали. Крестьяне стали формально “послушны” Бутенанту, а правительству было важно наладить производство, поэтому репрессивные меры к вооставшим не применялись . Праувительсво понимало со всей очевидностью, что репрессии спровоцируют новый взрыв народного возмущения иопасалось подпалять фитиль новая гражданской войны на Русском Севере и новые гари, которые были не такой уж недавней действитьельностью.
Крестьяне же затаили в себе злобу и на правительсмтво, и на л на “немца”-подрядчика, и на всех тех, кто заставил их отказаться от своих неоспорисмых человеческих прав. ( История Карелии с древнейших времен до наших дней / Науч. Ред. Н. А. Кораблев, В. Г. Макуров, Ю. А. Савватеев, М. И. Шумилов. Петрозаводск, 2001. С.1590.
В итоге к Олонецким заводам Бутенанта было приписано 1320 дворов Кижског погоста крестьян. ( не менее 10 000 человек)..»

2 comments for “Писцовые книги Обонежской пятины и их публикация.

  1. Сергей
    08.07.2017 at 09:36

    Через два-три слова ошибка! Это стиль такой? Неужели,для уважения читателей, после написания не пробежатся глазами по тексту, выявить хоть явные огрехи???

    • Егор
      08.07.2017 at 16:04

      Здравствуйте, Сергей!
      Эти тексты были набраны, когда вы и большинство сегодняшних интернет-посетителей даже не знали слова такого «интернет». Да, здесь есть ошибки, да, здесь есть опечатки.
      Вы хотите улучшить работу сайта или ваших сил хватает только на критику чужого труда?
      Зову вас в авторы и/или редакторы сайта, согласны?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.