Род Маминых на Среднем Урале

Мамины – одна из немногих уральских семей, чья генеалогия уже несколько десятилетий привлекает внимание исследователей. Причиной этого является, конечно, принадлежность к этому роду известного писателя Д. Н. Мамина-Сибиряка. По этой же причине, то есть, интереса к конкретному лицу, исследователи ограничивались прослеживанием только прямой восходящей линии предков писателя. Цель настоящего доклада уточнить некоторые спорные моменты ранней истории семьи и расширить представление о роде Маминых в целом. В публикациях прежних исследователей прослеживаются две версии происхождения священнической семьи Маминых, из которой вышел писатель Дмитрий Наркисович. Обе были впервые опубликованы в 1974 г.

Одна версия, представленная А. Ф. Коровиным, опирается на сведения позднего источника — церковной летописи села Истоцкого (Троицкого), составленной в конце XIX века1. В ней приводится выписка из «сказки» 1711 г., в которой предок священнической линии Маминых назван «Василий Игнатов сын попов Мамин». На основании этого свидетельства А. Ф. Коровин разработал версию о происхождении В. И. Мамина от первого священника села Истоцкого Петра Никифорова через его сына Иеремию2. Но для этого ему пришлось под предлогом ошибки в документе изменить отчество «Игнатьевич» на «Иеремиевич». Живущих же в соседних с селом Истоцким деревнях крестьян Маминых А. Ф. Коровин объявил просто однофамильцами.

Другая версия родословия священников Маминых впервые была представлена И. А. Дергачевым, пользовавшего информацией более надежных документов — клировых ведомостей3. Но автор довел линию предков писателя только до Григория Мамина — священника села Щербаковского в середине XVIII века. Дальнейшее исследование рода Маминых по первоисточникам продолжил А. Г. Мосин4. Он указал на ряд неточностей А. Ф. Коровина, привел прямые документальные сведения о том, что священник Василий Мамин был все-таки Игнатьевич, обосновал происхождение священников Маминых из крестьян Маминых и проследил их восходящее родословие до крестьянина Арамашевской слободы Микитки Терентьева сына Пиняженина, упоминаемого в документах 1658-1675 гг. Но А. Г. Мосин оставил открытыми несколько вопросов. Главный из них – связь между крестьянином Игнатием Никитичем Маминым и священником Василием Игнатьевичем Маминым. Отсутствие по известным на то время документам у Игнатия сына Василия, заставило А. Г. Мосина предположить идентификацию священника Василия Игнатьевича с Василием Игнатьевичем Додовым (Додоновым), сыном крестьянина деревни Маминой.

Проблема эта снимается сведениями переписи Арамашевской слободы 1696 года, в которой показан крестьянин «Игнашка Мамин з детми: с Ондрюшкою, с Оскою, с Левкою, с Васкою»5.

Привлечение дополнительных источников позволяет уточнить некоторые моменты биографии первого из известных на Урале Маминых – Никиты Терентьевича. Собственно, Маминым он назван в документах только один раз – в 1682 году6. За период с 1645 по 1675 гг. удалось найти более десятка упоминаний Никиты Терентьевича; везде он именован «Микитка Терентьев сын Пинежанин». Впервые он встречается в крестоприводной книге в списке крестьян Арамашевской слободы, присягавших между 29 октября и 30 декабря 1645 года новому царю Алексею Михайловичу7. В именной крестьянской книге 1640 г. Микитка Терентьев среди арамашевских крестьян еще не записан8. Следовательно, время его поселения в Арамашевской слободе – между 1640 и 1645 гг. Вживание в новую обстановку проходило непросто. В именной книге 1653 г. про Никиту Терентьевича сказано: «збежал, пашут згоном»9, то есть, его тягло исполняли соседи, поручившиеся за него. К 1656 г. он вернулся, но у него появился помощник — подрядчик Стенька Селивестров10. В 1659 г. у Никиты Терентьевича впервые названы сыновья – Игнатий, Артемий и Иван11.

В 1662 г. в южные слободы Верхотурского уезда вторглись восставшие башкиры. В Арамашевской слободе были разорены все деревни. Не избежали общей участи и Никита Терентьевич с сыновьями. Именная роспись пострадавших от набега подробно фиксирует размеры бедствия: «двор совсем созжен. Да скота отгонено 4 лошади, 3 коровы нетели, бык, 3 теленка, 7 овец. А остались банишко, да клетишко, да овин, да 2 лошади, овца, теленок. А семьи осталось з женою и з детьми сам 9-й»12. То есть, человеческих потерь семья не понесла, да и от хозяйства кое-что осталось. Многим другим пришлось гораздо хуже13. Уточняется состав семьи – кроме трех поименованных выше сыновей у Никиты к 1662 г. было еще четверо детей (дочери или сыновья-малолетки). Этот же источник впервые называет точный адрес семьи – «в Фефилове деревне Истомина». По порядку записи деревни и по составу проживавших в ней можно с большой степенью вероятности считать, что речь идет о той же деревне на реке Реже, в которой Мамины жили еще лет сорок. В 1680 г. деревня названа «Мамина»14, в 1696 г. – «Никонова»15 (сейчас в Алапаевском районе). Смена названия здесь, видимо, напрямую зависит от соотношения количества дворов Маминых и Никоновых. Если в 1680 г. оно было три к одному, то в 1696 – три к четырем.

В переписи 1680 г. в качестве дворохозяев поименованы три сына Никиты Терентьевича впервые с прозванием (фамилией) «Мамины». Но их отец был еще жив. В 1682 году он вместе с сыновьями присягал новым царям Ивану и Петру Алексеевичам16. Его отсутствие в переписи 1680 года можно объяснить преклонным возрастом и передачей тягла сыновьям. Присягу же должны были приносить все. Более поздних сведений о Никите Терентьевиче не обнаружено.

Сыновья Никиты Терентьевича вплоть до 1700 г. проживали в Арамашевской слободе17. К 1719 г. Мамины с Режа в полном составе переселились на Исеть в Камышевскую слободу, где сразу две деревни получили название «Мамина»18 (сейчас село Маминское в Каменском районе). Уточнить время переселения позволяют факты биографии первого священника из Маминых – Василия Игнатьевича. В переписи церковнослужителей 1737 г. о нем сообщается следующее: «Той же Багарятской слободы Истотского села Троицкой церкви поп Василей Игнатиев Мамин. Сказал от роду ему пятдесят четыре года. Во иерея посвящен к той церкви на место збежавшаго попа Петра Никифорова в 712-м году ис пономарей той же слободы»19. Следовательно, перебрались Мамины на юг до 1712 гг. В это время часть Урала была охвачена башкирским восстанием 1705-1711 гг. В слободах по Исети боевые действия происходили в 1709-1710 гг.20 Вряд ли в это время кому-нибудь пришло в голову переселяться сюда. Также маловероятно и назначение на церковные должности в приходы, охваченные боями. Поэтому, появление Маминых в этих местах надо отнести к 1700-1708 гг.

Обращают на себя внимание следующие обстоятельства. Во-первых, В. И. Мамин не назван в переписи 1737 г. поповским сыном (в отличие от многих других), что еще раз свидетельствует о неточности сведений церковной летописи села Истоцкого, в которой В. И. Мамин назван «сыном поповым». Видимо, составитель летописи решил немного приукрасить род местных священников. Во-вторых, начинал В. И. Мамин карьеру церковнослужителя не в селе Истоцком, а в Багарякской слободе. Поэтому, есть основания предполагать изначальным местом поселения Маминых не Камышевскую, а Багарякскую слободу. Окончательно же определиться на Исети они могли уже после подавления башкирского восстания.

Восстанием же, по-видимому, объясняется и «бегство» (то есть, исчезновение) прежнего истоцкого попа. В 1712 г. в процессе восстановления разоренных приходов и наступил новый этап в истории маминского рода – багарякский пономарь Василий Игнатьевич Мамин стал священником Троицкой церкви села Истоцкого, положив начало новой династии священнослужителей на Среднем Урале. Уже к 1737 году, кроме самого Василия Игнатьевича в этом же приходе служили его сыновья: Гаврило – пономарем (с 1726 г.), а Михаил – дьячком (с 1735 г.)21. А старший сын Василия, Егор (прямой предок Дмитрия Наркисовича), служил дьячком (с 1730 г.) в Вознесенской церкви Багарякской слободы22.

В дальнейшем деятельность священно- и церковнослужителей Маминых охватывала более десятка приходов Екатеринбургского и соседних с ним уездов. В середине XVIII века сын Егора Васильевича, Григорий – священник Щербаковской слободы23. Только по сведениям исповедных ведомостей 1797, 1812 и 1823 гг. Мамины занимали должности от священника до пономаря в Багарякском, Истоцком, Кисловском и Белоярском приходам24. В 1823 же году дед Дмитрия Наркисовича, Матвей Петрович Мамин, — пономарь Богоявленской церкви Екатеринбурга25.

Крестьянские ветви рода Маминых расселились не менее широко. В 1719 г. они жили в двух деревнях Маминых, числившихся в Камышевской слободе. В 1823 г. в результате административных реорганизаций эта местность входила в ведомство Истоцкого прихода. Маминых здесь было 16 дворов: в деревне Маминой – 13, в Походиловой – 3; одна семья Маминых отмечена в качестве подворников в деревне Давыдовой26. Две семьи Маминых в начале XIX века жили в деревне Таватуйской под Екатеринбургом27. Это единственные известные среди Маминых раскольники. За пределами Екатеринбургского уезда одна семья Маминых в начале XIX века известна в деревне Боровлянке Четкаринского села Камышловского уезда28. В том же Камышловском уезде с начала XVIII века известна семья монастырских крестьян Маминых. В 1719 г. они жили одним двором в заимке Верхотурского Николаевского монастыря на реке Пышме (сейчас – село Никольское)29. Спустя сто лет, в начале XIX века (1809 и 1822 гг.) в Пышминской экономической волости (бывшей монастырской заимке) было четыре двора Маминых30. В Камышлове Мамины живут и сегодня.

Не обошлась без Маминых и уральская промышленность. На Березовские золотые промыслы через рекрутские наборы в 1806 и 1810 гг. поступило двое Маминых31, откуда сын одного из них в 1853 г. был переведен в Гороблагодатские заводы32.

В целом, в истории фамилии Маминых на Среднем Урале отражена вся уральская история – освоение новых земель и башкирские набеги, труд крестьян и мастеровых, православие и раскол, и, конечно, уральская культура.

Без завершения генеалогического исследования сложно сказать, являются ли все уральские Мамины родственниками или здесь жили (и живут) несколько семей однофамильцев. Но, учитывая, что фамилия встречается сравнительно редко, весьма вероятно, что все Мамины на Среднем Урале восходят к одному общему предку.

1 Коровин А. Ф. К родословной Д. Н. Мамина-Сибиряка // Первые Уральские Бирюковские чтения: Доклады и сообщения. Челябинск, 1974. С.74-82.

2 Коровин А. Ф., Брылин А. И. Исетские истоки Д. Н. Мамина-Сибиряка (рукопись).

3 Дергачев И. А. К родословию Д. Н. Мамина-Сибиряка // Русская литература 1870-1890 годов. Сб.7. Свердловск, 1974. С.133-138.

4 Мосин А. Г. О «белых пятнах» в истории маминского рода (к проблеме воссоздания родословия Д. Н. Мамина-Сибиряка) // Третьи Татищевские чтения: Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 2000. С.350-354.

5 РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.37. Л.24 об.

6 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.748. Л.82 об.

7 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.194. Л.51 об.

8 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.43. Л.96 об.-98 об.

9 РГАДА. Ф.1111. Оп.4. Д.119. Л.94 об.

10 ТГИАМЗ. КП 12682. Л.48.

11 РГАДА. Ф,1111. Оп.4. Д.40. Л.122 об.

12 РГАДА. Ф.1111. Оп.2. Д.911. Л.66.

13 Устюгов Н. В. Башкирское восстание 1662-1664 гг. // Исторические записки. Т.24. М., 1947.

14 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.517 об.

15 РГАДА. Ф.1111. Оп.3. Д.37. Л.24.

16 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.748. Л.82 об.

17 Мосин А. Г. О «белых пятнах» … С.352.

18 ГАСО. Ф.34. Оп.1. Д.1. Л.103-114.

19 ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.683. С.566.

20 История Урала с древнейших времен до 1861 г. М., 1989. С.371-372.

21 ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.683. С.566.

22 Там же. С.565.

23 Мосин А. Г. О «белых пятнах» … С.351.

24 ГАСО. Ф.24. Оп.23. Д.7080 (листы не нумерованы); Ф.24. Оп.23. Д.7081 (листы не нумерованы); Ф.6. Оп.2. Д.444. Л.375-375 об., 514 об., 540.

25 ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.444. Л.52.

26 Там же. Л.383-401.

27 Там же. Л.1946 об., 1949-1949 об.

28 ГАСО. Ф.3. Оп.2. Д.432. Л.141 об.; Д.443. Л.593.

29 РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1615. Л.354.

30 ГАСО. Ф.3. Оп.2. Д.432. Л.514 об.-515; Д.443. Л.1004-1004 об.

31 ГАСО. Ф.41. Оп.1. Д.542. Л.111 об., 130 об.

32 ГАСО. Ф.25. Оп.1. Д.1384. Л.430 об.

Творчество Д. Н. Мамина-Сибиряка в контексте русской литературы: Материалы научно-практической конференции, посвященной 150-летию со дня рожденияД. Н. Мамина-Сибиряка, 4-5 ноября 2002 г. Екатеринбург. Екатеринбург, 2003. С.90-94.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.