Верхотурские дети боярские Будаковы

Родоначальником династии Будаковых, один из которых основал Камышевскую слободу, ставшую городом Камышловом, был некто Леонтий, имя которого известно только из отчества его сына[1]. К сожалению, более подробных сведений о начале династии Будаковых в Верхотурском уезде пока не найдено. Сын Леонтия — Мирон — до 1631 г. был таможенным подьячим на Верхотурье с окладом 4 рубля [2]. Неизвестно когда он заступил на эту должность, однако не ранее 1626 г., когда ее занимал Петр Третьяков[3]. Кроме денежного жалования, таможенный подьячий получал еще 7 алтын полторы деньги вместо соляного оклада (за пуд с четью соли) и хлебный оклад — 7 четей ржи и 2 чети овса[4]. В 1630/31 г. при воеводе князе Федоре Андреевиче Телятевском Мирон был по своему челобитью поверстан в верхотурские дети боярские на место Ильи Бакшеева. Оклад его составлял уже 9 рублей[5]. Таким образом, это было, несомненно, серьезное продвижение по службе. С этим же жалованием Мирон упоминается и в 1632 г.[6]

Дети боярские или служилые люди по прибору — своеобразное местное военно-служилое дворянство того времени — занимали видное место на социальной лестнице феодального общества. Служебная деятельность детей боярских на Верхотурье в основном была связана с осуществлением административного управления в слободах, выполнением ответственных поручений воевод и военной службой. За это они получали жалование деньгами, солью и хлебом. Однако, в связи с дефицитом хлебных припасов в Сибири, вместо хлеба по желанию можно было получить надел пашенной земли для обработки, урожай с которого принадлежал только им. В верхотурской окладной книге 1633 г. написано, что оклад хлебного жалования верхотурского сына боярского Мирона Будакова составляет 9 четей ржи и 4 чети овса, но вместо зерна он предпочел получить земельный участок, то есть «служил за хлебное жалование с пашни»[7]. В 1636 г. Мирон получил в обмен от верхотурских пашенных крестьян Ивана Артемьева сына Корки, Прокофия Юрьева сына Голубцова и верхотурского ямского охотника Тихона Зиновьева сына Жернокова деревню в Тагильской слободе. Список с документа об этом — меновной — написал Савка Бутаков, а подписал сын Мирона — Илья Будаков[8]. Известно, что Мирон Будаков затем служил в детях боярских по Тобольску[9]. По сведениям Д. Я. Резуна, в «Описании о поставлении городов и острогов в Сибири» 1698 г., одной из неопубликованных редакций Сибирского летописного свода сообщается о том, что в 1693 г. некто М. Будаков был послан в Туринск для розыска о прежнем туринском воеводе Богдане Анфиногеновиче Челищеве[10]. Если это Мирон, то он дожил до глубокой старости и находился на службе более 60 лет.

У Мирона Будакова известно два сына — Семен (основатель Камышлова) и Илья. Из разборной десятни верхотурских детей боярских 1678/79 г. известно, что они в конце 50-х гг. XVII в. были поверстаны верхотурским воеводой стольником Иваном Богдановичем Камыниным в дети боярские по Верхотурью в оклад Дмитрия Зеленого — Семен в «городовую службу» с денежным окладом 7 рублей, вместо хлебного жалования «дана ему пашенная земля от города верст с триста и болши, и живет он на тои пашне, а в городе не живет» [11]; Илья — в «полковую службу» с денежным окладом в 6 рублей, а вместо хлебного жалования ему также была дана пахотная земля за городом, «и живет он на тои пашне, а в городе не живет»[12].

Известный пермский историк прошлого века В. Н. Шишонко упоминает, что в 1661 г. верхотурские дети боярские Илья Будаков и Прокопий Буженинов подали по какому-то поводу отписку в Тобольск[13], столицу Сибири того времени. А в 1663 г. «тобольского солдатского строю» прапорщики Илья и Семен Будаковы (Шишонко ошибочно называет их Бужениновыми) вместе с поручиком Прокопием Бужениновым и рейтаром Софроном Албычевым (в недавнем прошлом — также верхотурскими детьми боярскими) были посланы из Верхотурья в Тобольск[14].

Однако, тобольская командировка Будаковых продолжалась сравнительно недолго по сибирским меркам того времени. В переписной книге Верхотурского уезда Г. Черткова и А. Бернацкого 1666/67 г. в Ирбитской слободе упомянут «двор, а в нем живет верхотурскои сын боярскои Семен Миронов сын Будаков. А у него сын Ларка [Лазарко] шти лет. И в прошлом во 174-м [1665/66] году по отписке ис Тобольска боярина и воеводы князя Алексея Андреевича Голицына велено ему, Семену служить по Верхотурю в детях боярских по прежнему, а государева жалованья оклад ему учинить прежнеи — денег семь рублев, да хлеба семь чети ржи, шесть чети с осминою овса, да за осмину за овес полосмины ржи, полтора пуда соли»[15]. Таким образом, с 1665/66 г. Семен Будаков снова жил в Верхотурском уезде. В 1668 г., будучи приказчиком Пышминского острога, Семен Будаков завел Камышевскую (Камышловскую) слободу[16]. В следующем 1669 г., будучи уже камышевским приказчиком, он был командирован в Москву[17]. Его брат — Илья Будаков — в том же 1669 г. был приказчиком Арамашевской слободы [18].

Сведения о деятельности Будаковых в следующие 10 лет дает книга выдачи денежного жалования верхотурским детям боярским за 1670-1680 гг. Семен Будаков в это время получал оклад 7 рублей денег, 2 пуда соли, за хлебное жалование служил с пашни. На 1669 /1670 г. жалование ему не было дано «потому, что был он в тех годех на приказе в Камышловской слободе». На 1670/71 г. ему было «дано по расчету 3 рубли с полтиною». За 1671/72 и 1672/73 гг. он получил жалование «деньгами». За 1673/74 г. ему «денежного жалованья не дано для того, что был в Пышминскои слободе на приказе». На 1674/75 и 1675/76 гг. жалование за службу Семену было дано «деньгами и товары». В 1676/77, 1677/78 и 1678/79 гг. «был он в Чюсовскои слободе на приказе; и на те годы и на нынешнеи на 188 [1679/80] год государева денежного жалованя ему не дано ж»[19].

Илья Будаков получал оклад в 6 рублей, и хлебное и соляное жалование. В 1669/70 и 1670/71 гг. он был приказчиком в Ирбитской слободе и за эти два годы жалование ему не было выдано. За 1671/ 1672 г. денежное жаловане Илья получил «сполна», а за 1672/73 и 1673/74 жалование было ему «не дано для того, что он в тех годех был на приказе в Арамашеве слободе». За 1674/75 и 1675/76 гг. денежное жалование Илье было выдано «по росчету товары», а за 1676/ 1677 и 1677/78 гг. «дано ему товары и деньгами сполна», а за 1678 /1679 и 1679/80 г. «денежного жалованья ему не дано»[20].

В 1679 г. Илье Будакову по грамоте о распределении государева жалованья верхотурским служилым людям прибавили к денежному окладу 2 рубля[21], что было несомненным признанием полезности его службы.

Семен Будаков после 1680 г. вновь был переведен в Тобольск. В сибирских летописях сообщается, что в 1693 г. в ночь на 15 августа в Тобольске у лавки тобольского сына боярского Семена Будакова кто-то прибил «воровской лист» (пасквиль или карикатуру) на воеводу Андрея Федоровича Нарышкина[22]. Такое внимание сибирского летописания к семье Будаковых говорит о их известности в сибирском обществе того времени. Не исключено, что составитель летописи лично знал Будаковых и информацию об этом проишествии получил непосредственно от них.

В 1678/1679 г. сын Семена — Лазарь — упомянут в переписной книге неверстанных верхотурских детей боярских, где ему показано 20 лет[23]. Следовательно, родился он между 1658 и 1661 г.

В переписной книге Верхотурского уезда 1680 г. в Ирбитской слободе среди детей боярских, которые служили с пашни, упоминается Илья Будаков, живший в своем дворе. У него был сын Афанасий двух лет. Кроме того, у него был крепостной человек Ивашко с шестилетним сыном Васькой. Он, очевидно, и обрабатывал землю Ильи, которой было 10 десятин. Сенных покосов у него было «по яланям и по луговым местом» на 500 копен. А та «ево заимка» была, по словам писца Л. М. Поскочина «особая, и ни с кем [из-за нее] спору нет»[24].

В Камышловской слободе, по сведениям того же Поскочина, в это время своим двором жил верхотурский сын боярский Семен Будаков со своим сыном Лазарем. У Лазаря было три сына — Ивашко 4 лет, Андрюшка 3 лет и Алешка 2 лет. За хлебное жалование Семен пахал 7 десятин земли; «в дубровах и около полеи» у него было сенных покосов на 300 копен[25].

В крестоприводной книге Верхотурского уезда 1682 г., для составления которой и проведения присяги (целования креста) на верность новым царям Ивану и Петру Алексеевичам 24 ноября этого года в Камышловскую и в Красноярскую слободы из Верхотурья был прислан верхотурский сын боярский Василий Протопопов, Лазарь Будаков упомянут среди неверстанных верхотурских детей боярских[26]. В 1709 г. Лазарь Будаков был приказчиком Камышловской слободы, основанной его отцом[27].

Брат Семена — Илья Будаков — в 1694 г. был верхотурским сыном боярским с окладом в 6 рублей денег, 2 пуда соли, «а за хлебное жалованье служит с пашни» [28]. Последнее известное нам упоминание о нем относится к 1699 г., когда велось следствие об его злоупотреблениях (взятки, присвоение казенных денег и др.) в бытность приказчиком Ирбитской слободы[29].

С этого же времени начинается деятельность сына Ильи — Афанасия Будакова, хотя он официально и не был поверстан в оклад. В 1703 г. верхотурский воевода Алексей Иванович Калитин послал его «на Кунгур в село Златоустовское для строения серных четырех лареи, откуль течет сернои сок, которой я [воевода Калитин] сыскал будучи на Кунгуре, … да с ним верхотурских служилых людеи дву человек». «Работных … людеи для того строения велел я, — пишет далее в отписке царю Калитин, — ему Афонасию имать на Кунгуре у земских бурмистров и у старост, сколько человек ему понадобится». Но, как писал ему Афанасий Будаков 18 сентября из Кунгура на Алапаевские заводы, где в это время находился Калитин, «приехал он в Златоустовское село для строения тех серных ларей сентября в 7 день, и у десятников и у крестьян плотников и работников он просил по три дни и на работу наряжал. И того Златоустовского села крестьяне против твоего великого государя указу учинились ослушны и на работу плотников и работников ему не дали, и в строение серных лареи учинили остановку»[30]. Чем закончилось это возмущение кунгурских крестьян и как в этой ситуации проявил себя Афанасий Будаков, пока неизвестно.

В окладной книге Верхотурской приказной палаты 1709 г. показано, что в 1705 г. Афанасий Будаков был по разбору дьяка Андреяна Ратманова взят в солдаты, а оклад его в 6 рублей числился в выбылых[31]. К 1721 г. Афанасий в родную Ирбитскую слободу еще не вернулся; в этом году у него во дворе упоминается только его дворовый человек Игнатий с двумя сыновьями — Иваном 7 лет и Василием 6 лет[32]. Сведений о дальнейшей судьбе Афанасия Будакова пока найти не удалось. Ничего не известно и об его потомстве; все более поздние Будаковы (Булдаковы) — потомки Лазаря Семеновича.

Остальные Будаковы в 1721 г. были в списке неверстанных детей боярских по Красноярской слободе, где они имели четыре двора: Иван Дмитриев сын 20 лет; Никита Андреев сын 30 лет; Прокопий Лазарев сын 41 года; Конан с братьями Петром 15 лет, Иваном 8 лет и Гаврилой 4 лет[33]. Прокопий Булдаков (Будаков) в 1723 г., будучи комиссаром (правителем) Камышловского дистрикта[34], был обвинен в содержании воровского притона и 20 июня арестован специальными уполномоченными, присланными из Исетских заводов[35].

Неизвесто, как закончилось следствие по делу Прокопия Булдакова, но в 1734/35 г. он и все его родственниками числятся крестьянами[36]. Возможно, грехи Прокопия (действительные или приписанные ему) послужили поводом для понижения социального статуса семьи Булдаковых. Причины же этого лежали в плоскости государственной политики того периода.

Дело в том, что правительство Петра I в ходе реформ старалось упразднить категорию детей боярских, включая ее представителей в «благородное шляхетство» (дворянство). Однако за сибирскими детьми боярскими дворянство признано не было, хотя они неоднократно подавали об этом челобитные царю. Непризнанию «благородства» было несколько причин. В течении почти всего XVII в. из-за нехватки служилых кадров в осваиваемой Сибири, центральные власти были вынуждены закрывать глаза на то, что в дети боярские порой верстались представители отнюдь не благородных социальных слоев — крестьян, посадских людей и др. Неоднократно по указам из Москвы в Сибири проводились проверки детей боярских на предмет происхождения с целью чистки их рядов путем разверстывания «верстанных не по указу». Неположительное, мягко говоря, отношение Москвы к сибирским детям боярским выражалось и в систематической невыплате жалования.

В этой ситуации, а особенно в связи со снижением социальной роли детей боярских (отсутствие военных действий, служебных поручений, продолжительные невыплаты жалования и др.), некоторые из них еще до реформ Петра I вынуждены были переходить в другие сословия, даже в тяглые (то есть, платящие налоги). В процессе реформ понижение социального статуса сибирских служилых людей приобрело массовый характер.

Выход из служилого сословия потомков Семена Будакова завершился к 30-м годам XVIII в. Еще в 1727 г. Петр Иванов Булдаков назван сыном боярским, а в 1734/35 г. его сын Федор уже в списке крестьян Камышловской слободы[37].

В это же время произошло и изменение звучания фамилии. В 1721 г. все упомянутые в переписи члены семьи названы «Будаковыми»[38], а в следственном деле 1723 г.[39], и в переписи 1734/35 г. они же записаны «Булдаковыми»[40].

На «Чертеже земли Верхотурского города», составленном известным сибирским картографом и летописцем С. У. Ремезовым в 1701 г. [41] неподалеку от Камышловской слободы обозначена деревня Булдакова. В ней и проживала камышловская ветвь Булдаковых в 1734/35 г.[42] и в 1744 г.[43] Другая ветвь семьи в эти же годы находилась в Красноярской слободе[44]. Правнуков и праправнуков основателя Камышлова Семена Будакова ожидали разные судьбы — кто-то из них крестьянствовал на облюбованных их предком землях, кто-то был взят в солдаты, кто-то стал учеником арифметической школы в Екатеринбурге, основанной В. Н. Татищевым, а кто-то бежал и пропал безвестно…

Потомство Семена Будакова прослеживается в Камышловском уезде и в XIX в. Согласно исповедным росписям 1809 г.[45] и 1822 г.[46] они проживали в деревне Заозерской Скатинской слободы. Во второй половине XIX в. уже в самом Камышлове проживали братья Иван и Дмитрий Афанасьевичи Булдаковы, считавшие себя прямыми потомками основателя Камышлова. Именно у них известный пермский историк

А. А. Дмитриев нашел в 1885 г. список конца XVIII в. с первой наказной памяти 1666 г. Семену Будакову об основании Камышевской слободы, сделанный в Верхотурской нижней расправе[47].

Род Семена Будакова не пресекся и поныне.

———————

1. Иванова В. И. Западносибирские поземельные частные акты XVII века в архиве ЛОИИ СССР АН СССР (купчие, поступные, вкладные, меновные) // Исследования по истории общественного сознания эпохи феодализма в России. Новосибирск, 1984. С.175. (Архив СПб. филиала ИРИ. Ф.28. № 1586. Л.4-5.)

2. ИРЛИ. Колл. В. Н. Перетца. Д.107. Л.6-6 об.

3. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.10. Л.65-65 об.

4. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.10. Л.65-65 об.

5. ИРЛИ. Колл. В. Н. Перетца. Д.107. Л.4 об.-5.

6. ИРЛИ. Колл. В. Н. Перетца. Д.107. Л.34 об.

7. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.35. Л.36.

8. Иванова В. И. Западносибирские поземельные частные акты XVII века … С.175.

9. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.679 об., 688.

10. Резун Д. Я. Городовые летописи как источник по истории социальной борьбы и культуры городов Сибири XVII — начала XVIII вв. // Источники по культуре и классовой борьбе феодального периода. Новосибирск, 1982. С.24.

11. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.679-679 об.

12. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.687 об.-688.

13. Шишонко В. Пермская летопись. Кн.3. Пермь, 1884. С.644.

14. Шишонко В. … Кн.3. С.759.

15. ТГИАМЗ. КП 12693. Л.213.

16. Шишонко В. … Кн.3. С.811.

17 .Шишонко В. … Кн.3. С.871.

18. Шишонко В. … Кн.3. С.874-875.

19. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.537 об.-538.

20. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.540 об.-541 об.

21. Шишонко В. … Кн.4. Пермь, 1884. С.436.

22. ПСРЛ. Т.36. Ч.1. М., 1987. С.287.

23. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.487. Л.646 об.

24. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.570 об.-571.

25. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.736 об.

26. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.746. Л.64-65.

27. Шишонко В. … Кн.5. Ч.3. Пермь, 1889. С.418.

28. Шишонко В. … Кн.5. Ч.2. Пермь, 1887. С.63.

29. РГАДА. Ф.1111. Оп.1. Д.86. Л.131-182.

30. История Урала с древнейших времен до 1861 г. М., 1989. С.341.

31. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1501. Л.115 об.

32. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1508. Л.185.

33. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1508. Л.158 об.-159.

34. ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.17. Л.8. — см. прил. № 1.

35. ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.17. Л.11. — см. прил. № 5.

36. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.57-57 об., 93. — см. прил. №№ 6-7.

37. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.57.

38. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1508. Л.158 об.-159, 185.

39. ГАСО. Ф.24. Оп.1. Д.17. Л.8-9, 10-11 об. — см. прил. №№ 1-2, 4-5.

40. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.57-57 об., 93.

41. История Урала … С.467.

42. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.57-57 об.

43. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.31. Л.79-79 об. См. прил. № 8.

44. ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.93 — см. прил. № 7; ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.32. Л.4-4 об. — см. прил. № 9.

45. ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.432. — см. прил. 10.

46. ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.443. — см. прил. 11.

47. Дмитриев А. А. Пермская старина. Т.II. Вып.VII. Верхотурский край в XVII в. Пермь, 1897. С.190-192.

РОДОСЛОВНАЯ РОСПИСЬ БУДАКОВЫХ (БУЛДАКОВЫХ) В XVII — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В.

I

1. Леонтий.

II

2-1. Мирон Леонтьев, 1631-1633.

III

3-2. Илья Миронов, 1661-1694.

4-2. Семен Миронов, 1663-1680.

IV

5-3. Афанасий Ильин *ок. 1678 +п. 1703.

6-4. Лазарь Семенов *ок. 1660 +п. 1709.

V

7-6. Иван старший Лазарев *1676 +1717/1722.

8-6. Андрей Лазарев *1677 +1709/1722.

9-6. Алексей Лазарев *1678 +1736.

10-6. Дмитрий Лазарев *ок. 1680 +п. 1701.

11-6. Прокопий Лазарев *1681 +п. 1744.

12-6. Иван младший Лазарев +1724.

VI

13-7. Петр старший Иванов.

14-7. Иван старший Иванов +1735.

15-7. Конон Иванов *1692 +п. 1744.

16-7. Петр младший Иванов *1707 +1735.

17-7. Иван младший Иванов *1714. В 1729 — в школу.

18-7. Гаврило Иванов *1718 +п. 1744.

19-8. Никита Андреев *1709. В 1730 — в солдаты.

20-9. Иван Алексеев *1710 +п. 1744.

21-9. Леонтий Алексеев *1720 +п. 1744.

22-10. Иван Дмитриев *1702 +п. 1744.

23-11. Афанасий Прокопьев *1724 +п. 1744.

24-11. Гаврило Прокопьев *1733 +п. 1744.

VII

25-13. Федор Петров *до 1727. В 1732 — бежал.

26-18. Ефим Гаврилов *1734 +п. 1744.

27-18. Андрей Гаврилов *1740 +п. 1744.

28-18. Василий Гаврилов *1741 +п. 1744.

29-18. Осип Гаврилов *1742 +п. 1744.

30-20. Егор Иванов *1741 +п. 1744.

31-22. Степан Иванов *1725 +п. 1744.

32-22. Алексей Иванов *1732 +п. 1744.

В соавторстве с В. А. Переваловым.

Уральский родовед. Вып.3. 1998. С.27-39.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.