Александр Житинский. Дитя эпохи


    Александр Житинский. Дитя эпохи


    Генеалогия



     Мой род не уходит корнями в древность.

     Сейчас редко у кого он уходит  туда  корнями.  Хотя,  если
рассуждать   логически,   цепочка   предков   не   имеет  права
прерываться.  Наверняка  мой  прямой   предок,   и   не   один,
существовал  во  времена  Екатерины, присутствовал при крещении
Руси и даже охотился на  мамонтов.  У  меня  в  голове  это  не
укладывается.

     Трудно  себе  представить,  что  целая  армия  моих прямых
предков боролась за существование, трудилась и  растила  детей,
чтобы в результате появился я.

     Ну, не один я, конечно. И вы тоже.

     Обидно,  что  никаких  сведений  об  этих людях я не имею.
Кроме исторических, разумеется. Очень интересно было бы  знать,
как  мой непосредственный предок по отцовской линии относился к
декабристам, допустим. Если, конечно, он не  жил  где-нибудь  в
Испании. А что? Вполне возможный вариант.

     Дело в том, что мои предки мало заботились, чтобы оставить
след  с  автографом.  То  есть создать нечто такое, что до меня
дойдет.  Например  —  летопись,   икону,   храм,   скульптуру,
стихотворение  на  худой  конец.  Возможно,  у  них были другие
задачи. Они пахали, сеяли, строили избы,  воевали,  производили
детей и умирали. В результате я ничего про них не знаю.

     Лишь  какие-то  цари,  короли  и герцоги имеют возможность
прослеживать свою генеалогию достаточно  далеко.  Правил  один,
потом царствовал другой, затем свергли третьего. Мне кажется —
это  несправедливо.  У  нас  теперь демократия, и каждый должен
знать своих предков.

     Человечество почему-то  не  додумалось  до  одной  простой
вещи.  Давным-давно  было  пора  создать генеалогический архив.
После смерти каждого человека туда следует вкладывать маленькую
карточку. На ней надо писать имя человека,  даты  жизни,  имена
его  детей и — что человек сделал. Не то, что он хотел сделать
или обещал, а только — что сделал. Каким  он  был  —  добрым,
злым, покладистым, милым, душевным, нетерпимым, даже порядочным
мерзавцем  — не имеет значения. Это интересно современникам. А
потомков интересуют дела.

     Но такого архива нет, и поэтому представление о моем  роде
не заходит глубже второй половины прошлого века. И то благодаря
моей  бабушке.  Бабушка находилась в столь преклонном возрасте,
что помнила живьем поэта Надсона. Она помнила времена, когда не
было самолетов, радио, телевидения и ракет.  Вообще  ничего  не
было. Насколько спокойней тогда жилось людям!

     С  детства я расценивал бабушку как исторический памятник,
находящийся  под  охраной.  Бабушка  утверждала,   что   нашими
предками   были  достойные  и  уважаемые  люди.  Часть  из  них
занималась физическим трудом, а часть  —  умственным.  Были  и
такие,  которые  ничем не занимались. Они назывались дворянами.
Так что с  точки  зрения  наследственности  картина  получается
путаная.  Не  знаю  —  чего  во мне больше? Каких качеств? Это
предстоит еще выяснить.

     Бабушка говорила, что я похож  на  дедушку.  Дедушка  тоже
ничего не добился в этой жизни и умер очень давно. Только он не
добился ничего в то время, а я сейчас.

     Бабушка  всегда  была такой старой, что больше не старела.
На фоне бабушки мы изменялись с  головокружительной  быстротой.
Мы все ее догоняли. Мы — это мои родители, брат и сестра. Но о
них в свое время.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.