Богоматерь Овиновская (часть4)



ст.3.


Икона “Богоматерь Овиновская”



Мы рассмотрели две основные версии обретения иконы “Богоматерь Овиновская” и чудеса, бывшие от нее, а также вкратце описали события, происходившие в монастыре в первые сто лет после обретения иконы. Но в процессе работы над родословной Овиновых я столкнулся с тем, что разные док.источники под иконой “Богоматерь Овиновская” подразумевают различные иконы.


В классических дореволюционных справочниках по Русским Православным обителям указывается, что икона “Богоматерь Овиновская” — “Успение Богоматери” (214*). В издании “Полный православный богословский энциклопедический словарь” (изд.тип. П.П.Сойкина, СПб.1889г.), находим: “…Овиновская икона Божьей матери “Успение” наименована так потому, что чудесно явилась около 1425 года боярину Овинову, жившему около города Галича Костромского и желавшему воздвигнуть на свои средства храм в Николаевской обители. Явившаяся икона была установлена в выстроенном храме, а обитель, в честь преподобного Паисия, жившего в ней и возившего в 1449 году икону в Москву названа Паисиевской. Икона чудотворная глубокочтимая, празд.15 августа…”.


В тексте есть некоторые неточности и ошибки, но главная мысль, ради которой я цитировал раздел “…Словаря”: Овиновская икона — икона “Успение” (см. копию с литографии). И в труде Софии Снессоревой также утверждается, что Овиновская икона — “Успение”. Подобная же информация об Овиновской иконе находится и в труде архим.Макария. В современном энциклопедическом словаре “Христианство” п/р С.С.Аверинцева с соавт. (М.,1995г.), в 3 томе в подразделе “Православные иконы Богоматери” находим: “… “Успение” Овиновская, 1425, пр.15 авг. …”.


В “Истории Российской иерархии” о.Амвросия (Орнатского), в разделе, относящемся к Галичскому Паиисиеву монастырю, при практ. полном повторении “житийной” канвы событий, с которыми связана постройка храма, сюжет Овиновской иконы не называется.


А на иконе, которую в настоящее время в городе Галиче и в Костроме называют “Богоматерь Овиновская”, изображена Богоматерь с Младенцем. Пречистая Дева изображена стоящей на фоне византийского трона. Она держит на обеих руках перед собой Предвечного Младенца, благославляющего людей левой рукой; оба Лика повернуты к людям — см.копию с хромолитографии типографии ТСЛ 1883г. из цензурного дела Московского комитета духовной цензуры (ЦИАМ, ф.2393 оп.1 дело 4440 лист 21, 104). Такое изображение, по мнению специалистов, типично не для русской школы иконографии Богородицы, а для греческой, византийской (см. копии с икон Богоматери из “Кодекса Рабулы”, “Богоматерь Моденская”, “Богоматерь Никопейская” из книги “Иконография Пресвятой Богородицы” Н.П. Кондакова). Такой греческий канон написания иконы “Богоматерь Овиновская” может подтверждать новгородскую версию обретения иконы от “мужа-гречина”.


Интересно, что образ “Богоматерь с Младенцем” (Овиновская) похож на образ Богоматери, который находится на иконе “София — Премудрость Божия” новгородского канона письма (215*) — см.на вклейке. Это может быть еще одним подтверждением того, что “Богоматерь Овиновская” появилась в Галиче из Новгорода — “из вотчин Святой Софии” (предположение Е.Н.Крупина, г.Рыбное Рязанской обл.).


В “Сказании об образе Богоматери Овиновской иже явися во граде Галиче…” (костромской список 1831г. с более раннего списка Паисиева монастыря) и в “Житии преподобного Паисия Галичского чудотворца…” (список М.Я.Диева 1847г.), являющихся очередными списками со старинных “Сказаний об образе Богоматери Овиновской…” и “Житий прп.Паисия Галичского…” 15в., описание иконы исключает всякие разночтения касательно ее сюжета: “…и се внезапу сретоша его два юноши красны зело; оба держаще руками своими икону пресвятыя Богородицы и на руце /имеющей/ предвечного Иисуса Христа…”.


Но наличие таких строк в списке нач.19в. подтверждает нахождение в то время в монастыре именно Овиновской иконы “Богоматерь с Младенцем”. Утверждать на основании этого фрагмента, что в более ранних, предшествующих списках “Сказания…” также есть эти строки — нельзя (ибо “Сказания…” не явл. каноническим текстом, и поэтому можно предположить внесение в него каждым следующим переписчиком дополнений и изменений). В самих же ранних списках с “житий” и “сказаний” не сохранилось той части текста, где описывается обретение Овиновской иконы и сама обретенная икона.


Итак, я нашел упоминания о двух различных иконах “Богоматерь Овиновская”: “Богоматерь с Младенцем” и “Успение”.


Такая “неразбериха” произошла не только с Овиновской иконой, а, например, с Яхромской иконой Божией Матери (память 14 октября). В повествовании о явлении Яхромской иконы сказано, что отрок Косьма обрел в 1482 году на реке Яхроме в 60 верстах от Владимира икону Успения Богородицы. Чтимая же ныне Яхромская икона Божией Матери принадлежит к иконам типа “Умиление”, подобно Владимирской иконе Богоматери.


Итак, во второй части статьи нам предстоит попытаться разрешить несколько вопросов.


1.Как выглядел обретенный Иваном Овиным образ Богоматери?


2.Почему возник отличный от первоначального сюжет написания иконы “Богоматерь Овиновская” ? (если он вообще имел место)


3.С какими образами связаны те или иные чудеса?


4.Каковы имеющиеся на сегодняшний день сюжеты и каноны написания иконы “Богоматерь с Младенцем” (Овиновская)?



Для разрешения вопроса о том, какая икона “Богоматерь Овиновская” — первоначальная, целесоообразно ознакомиться с самыми ранними из сохранившихся списков “Сказаний…” и “Житий прп.Паисия Галичского”, а также — с ранними трудами по иконографии Пресвятой Богородицы.


В галичском рукописном сборнике 17в. начало “Сказания…” с описанием обретенного образа утрачено. Мы можем только предполагать, что в утраченной части описывалась та же икона, что и в “Сказании…” 19в. (поскольку дальнейший текст почти во всем совпадает).


А в разрешении вопроса о “первенстве” среди двух Овиновских икон нам помогает одна из самых ранних сохранившихся рукописных книг по иконографии Пресвятой Богородицы — рукописная книга начала 18в. “…Описание явлений всех икон Пресвятыя Богородицы и разных жития святых….” — т.н. “Сборник Моховикова”.


“… Есть образ Пречистыя Богородицы Чюдотворный чеснаго ея Успения во граде Галиче явися в лето 6960 (1452г. — прим.) в обители преп.Пайсея чюдотворца поставлен бысть а преже явися иный /…/(? — неразборчиво) у галицкаго князя Василия (имя вписано позже другими чернилами по пропущенному месту — прим.А.И.Г.) Овинова егда созидал церковь Святаго Николы в селе своем и к Москве сей образ имяли сутию при митрополите Ионе Чюдотворце и при Пайсее игумене Галицком и паки с Москвы не видимо осебе отхождаше в Галич…” (НБ им.А.М.Горького МГУ имени М.В.Ломоносова, ОРК, ед.293, стр.4).


Не буду вновь останавливаться на “князе” Овинове — родословная Галичских князей известна, а Овины — новгородские бояре. Имя же Василий — или ошибка составителя сборника, или речь идет о каком-то родственнике боярина Ивана Овина. Дата явления Успенского образа, указанная в сборнике — дискутабельна, т.к. в богословских справочниках указан 1425 год. Но главное заключается в том, что источник подтверждает наличие в нач.18в. двух разных икон “Богоматерь Овиновская” (“оной” и “иной”) и дает указание на то, какой образ первоначальный (не “…чеснаго Ея Успения”, а “иный”). Под “иной” иконой Моховиков, вероятно, и подразумевает икону греческого канона письма, каковой и является “Богоматерь с Младенцем” Овиновская.


Важно и то, что в нач.18в. в тексте “Моховиковского сборника” Успенская икона из Галичского Паисиева м-ря ни разу не называется Овиновской. Это косвенный, но еще один довод в пользу появления ее после смерти Ивана Овина. Значит, храм боярин Иван Овин строил для иконы “Богоматерь с Младенцем” (по Моховиковскому сборнику — т.н. “иный образ”); значит, этот образ и есть первоначальный, известный с 14 века. Причем, я считаю, что обретение, постройка Успенского храма и переименование новгородским боярином своего монастыря произошли до смены власти в Галиче, т.е. до 1362 года


Такое мое явное предпочтение свидетельству Моховиковского сборника, а не данным нескольких московских печатных изданий середины-конца 19в., объясняется как возрастом Моховиковского сборника (на 150 лет старше), так и тем, что только в этом сборнике говорится о существовании двух разных икон, причем галичская икона “Успение Пр.Богородицы” не называется Овиновской иконой. Эта информация заполняет логический промежуток между данными из галичских “житий” 15-16в.в. об Овиновской иконе “Богоматерь с Младенцем” и из московских печатных изданий 19в. по истории церкви.


Итак, вероятно, первоначальный Овиновский образ был “Богоматерь с Младенцем”, а не “Успение”.


Однако точку в решении этого вопроса поставило нахождение цензурного разрешения на печать хромолитографии с Овиновской иконы “Богоматерь с Младенцем” от 1883г. в фондах Московского комитета духовной цензуры в ЦИАМ (ф.2393 оп.1 дело 4440 лист 21, 104).



Галичская Успенская икона.


В монастырских док.источниках об Успенской иконе нет ни слова. В описаниях монастырского имущества 1658 и 1749 годов не фигурирует икона “Успение”. Согл.“Книгам Галичской десятины” в 1656-1738г.г. в Паисиевом монастыре второй из перечисленных в главном храме, вслед за образом Спасителя — “образ Пр.Б.” (может быть, это и есть Овиновская “Богоматерь с Младенцем”). Иконы “О Всепетая мати” и “О Тебе радуется”, кот.также принадлежат м-рю в это время, не могут быть иконой “Богоматерь Овиновская”. Итак, в 1656-1738г.г. предположительно “Богоматерь с Младенцем” (Овиновская) находится в обители.


В то же время, в 1719 году при описании иконостаса Галичского кафедрального Преображенского собора второй после образа Спасителя упоминается икона “Успение” (см. библиографию). Поэтому я считаю, что история чудотворной Успенской Галичской иконы может быть связано не с обителью прп. Паисия, а с Галичским городским храмом (см. прорись иконы из “Календаря Патриархии” за 1967г., ранее в тексте).


На мой взгляд, называть Галичскую Успенскую икону “Овиновской” неверно: обретение ее произошло после смерти боярина Овина.



Для объяснения несоответствия московских и галичских данных об Овиновской иконе можно предположить следующие версии развития событий.


Версии.


1. Все описанное происходило с иконой “Богоматерь с Младенцем” и со списком с нее, и никакой чудотворной иконы “Успение” (Овиновская), во всяком случае, в 15 веке, не было. Много позже, когда икона “Богоматерь с Младенцем” была забыта (? — А.И.Г.), другая икона из Овиновского храма стала называться “Овиновской”. Впоследствие в справочники оказалась внесена только “Успение” Овиновская (см. статью Е.И.Гладышевой в сборнике “Древности Ростовской земли”, 1994г.).


2. С 15в. в Галиче существовала и Успенская иконы. Поскольку в московских источниках чудотворной названа именноУспенская Галичская икона, возможно, что в 1433-34г.г. в Москву возили именно ее, и “чудесное” возвращение из Московского Успенского собора в Галич произошло с иконой Успения Пр.Богородицы. Действительно, к 1433г. чудотворной могла считаться в Галиче не только “Богоматерь с Младенцем” Овиновская, но и недавно (в 1425г., если это не ошибка) обретенная “Успение Пр.Богоматери” (версия маловероятная).


3. Овиновская “Успение” и Овиновская “Богоматерь с Младенцем” — одна икона (на лице написана “Богоматерь с Младенцем”, на обороте — “Успение”). (предположение А.Г.Авдеева, П.С.Богатырева, С.В.Демидова). Подобные случаи не столь редки. Вспомним чудотворный образ Иоанна Богослова из Иоанно-Богословского монастыря, образ Богоматери из Успенского храма Великого Устюга и др.



Овиновская икона “Богоматерь с Младенцем”


События, бывшие с иконой “Богоматерь Овиновская” и чудеса, произошедшие от нее.


Они начались уже в момент ее обретения Овиным (см. “Сказание об иконе Богоматери Овиновской…”).


Первые чудеса.


Описанные в “Сказании…” чудеса от образа после постройки в честь него Успенского храма, имеют отношение к этой первой иконе “Богоматерь с Младенцем”: “…и нача быти от образа …великия Божия милосердия: слепи прозираху, глухи и розслабленни здравы бываху, нечитие духи от человек отступиху. И то слышаша князи и бояре и все православное христианство и начаша изо всех градов руских стекошися на превеликое милосердие пресв. Богородицы, от всякого недуга и ото всякой язи приемлюще изцеление; венец же к образу пресв.Богородицы прикладоваху сребреных безчисленное множество и начаша их класти в ларцы…”.


Чудо с возвращением иконы в обитель.


Вероятно, речь идет об иконе, обретенной Иваном Овиным:


“…Тогда же взем чюдотворную икону Пречистыя Богородицы, зовомую Овиновскую, со златою утварью, о ней же выше слово предложихом, еже два анггли принесоша к болярину Иоанну званием Овину. И принесе образ той к Москве…” (в галичском списке сказания 17в.). В “Сказании…” 19в. (явно подцензурном) об этом чуде вообще не упоминается — слишком неприглядно выглядит в этой истории Великий Московский Князь.


Чудо спасения из огня, или чудо с Иаковом Галичским.


В соответствии со “Сказанием…”, это произошло во время игуменства прп.Паисия. Предположительная датировка этого чуда — между 1433 и 1440 годами, ибо распоряжение о написании со ставшей “старой” чудотворной иконы списка — “новой иконы” — было отдано галичским князем Димитрием Георгиевичем, который княжил с 1433 по 1440 годы. Распоряжаться иконой до смерти своего отца, князя Георгия Димитриевича в 1433 году, князь Димитрий Георгиевич Красный не мог. Хотя уже тогда в Галиче могла существовать как Овиновская “Богоматерь с Младенцем”, так и “Успение Пр.Богоматери”. Но наиболее вероятно, что спасена из огня была все же “Богоматерь с Младенцем”, поскольку именно с нее вскоре после пожара по приказанию Дмитрия Красного писался список. Уточнить дату пожара невозможно, ибо нет указаний, в каком году при игуменстве прп.Паисия горел Успенский храм, а Иаков Галичский монашествовал в Успенском Паисиевом монастыре в течение многих лет.


Написание с Овиновской иконы первого списка.


Итак, написание первого списка произошло между 1433 и 1440 годами (причем, вероятно, незадолго до 1440г.) В том же “Сказании…”: “…И по времени некаем (после пожара) князь Димитрий Георьгиевичь /повеле написати новую икону/ образ же пресв.Богородицы /…/ обложи сребром и позлатить златом с драгим каменьем в том сребре, что от пожара венцов и гривен слияся // и /скови?/ киот сребрян и поставы в нем образ Пресвятой Богородицы, ту новую икону. Еже /… …/ того восхоте князь Димитрий устроить второй киот старой явленной и чудотворной иконе Пресвятей Богородице Овиновской и не успе того устроити втораго киота, понеже … нача изнемогати князь Димитрей…”.


Чудо с Димитрием Красным.


Я предполагаю, что Князь Димитрий Георгиевич Красный отпевался именно под той иконой, покровителем которой он был при жизни, т.е. под чудотворной иконой “Богоматерь с Младенцем” (менее вероятно, что под “новой иконой”, явл.списком с чудотворной).


В подробнейшем “Сказании…” 17в., написанном в Паисиевом монастыре, это чудо пропущено. И не удивительно, ибо оценивалось “чудо” (во всяком случае, в то время), настолько неоднозначно, что после этого вновь освящали Успенский храм.


Маловероятно, что правы авторы Никоновской летописи, кот.утверждают, что умерший князь не был перенесен в церковь для отпевания, а оставался лежать мертвый в своей горнице, в окружении его спящих приближенных и духовника и “ожил” не в храме, а у себя дома. Единственное отн.приемлемое объяснение такой трактовки Никоновской летописью этого события — стремление авторов летописи унизить “безграмотных” и “безбожных” галичан. Если все же верить этому фрагменту, то Овиновская икона в оживлении князя — не участвовала, так как икона хранилась в храме.


Итак, более вероятно, что это событие произошло все же в Успенском храме Паисиева монастыря.


Поездка прп.Паисия с Овиновской иконой в Москву после “Галичского боя”.


Последнее описанное в “Житии…” и “Сказании…” событие, связанное с Овиновской иконой, — поездка прп.Паисия в Москву “после Галичского боя” (1450г.). Здесь все понятно: в Москву прп.Паисий возил “новую икону в серебрянном киоте”, а оставил в дар в Успенском соборе Московского Кремля специально написанный в Галиче список с нее. “…По преставлении же князя Димитрея Георьгиевичя после Галического бою /…/ ту новую икону в серебряном киоте Архимандрит Паисий возил государем великим князям, князю Василью Васильевичю всея России и сыну его. И государи Великие князи встретили пресв.Богородицы образ со всею почестию, со кресты и со свещен/ницы/ и со всеми Московскими народы и приложили к тому манисто злато к преп.образу с тремя кресты златыми и гривны и обручи златы, архимандрита Паисия // со братиею великие князи жаловали и тако с великой честию в Галич велели проводить двум архимандритам, Спасскому Задворному Трифону да Чюдовскому Архимандриту Никандру, да протопопам и священникам Московским…”.



В “Сказании об иконе “Богоматерь Овиновская…” просматриваются отголоски угрожавших ей в последние годы игуменства прп.Паисия опасностей: “…А коли от Казани и от луговые черемисы в Галич не тихо, Государи Великие Князи Василий Васильевич и сын его велели те обе иконы, старую чудотворную икону Овиновскую и новую икону Пресвятой Богородицы, что в серебряном киоте бережения ради держать во граде Галиче в соборной церкви в опасе, за сторожи, того ради за неже место порубежное, а когда от Казани и от луговые черемисы тихо, и ту икону старую … и новую … держати при Архимандрите Паисие…”.


В дальнейшем, после взятия русскими войсками в 1552 году Казани и приведения в покорность черемисов (мари), Галич уже перестал быть “порубежьем”, и необходимость держать монастырскую икону “во граде в опасе” отпала. Но обитель постепенно теряла значение в связи с усилением светской власти, и городское белое духовенство не спешило вернуть икону из городского собора в обитель. Игумен Успенского Паисиева м-ря Кирилл в 1656 году даже жаловался Патриарху Московскому на “соборных протопопов”, что те “неправдою держат у себя обительский образ Пр.Богородицы”. В результате его жалобы икона все же была возвращена в монастырский храм. В сер.17-нач.18 в.в. святыни и собственность монастыря были подробнейшим образом описаны в т.н.”Книгах Галичской десятины”; в том числе, переписаны все находившиеся в то время в монастыре иконы. Овиновская “Богоматерь с Младенцем”, по-видимому, находилась вмонастыре (2-я по счету в Успенском храме после Образа Спасителя, но об Успенской иконе известия в это время нет (216*). Кстати, еще в 1831г. по вопросу собственности на Овиновскую икону существовали разногласия между настоятелем монастыря и галичским белым духовенством, ибо в написанном в 1831г. в монастырских стенах “Сказании…” специально отмечено: “…Спасские прежние протопопы и соборные попы теми иконами не владели никогда и… никогда в описи у /них?/ не бывало…”.



Вероятно, в процессе никоновского “пересмотра” святынь образ “Богоматерь Овиновская” перестал считаться чудотворным. В Моховиковском сборнике начала 18в. она упоминается как “иной образ”, без имени. Чудотворность Успенской Галичской (пока еще не “Овиновской”) иконы не была подвергнута сомнению, но и о ней в московских книгах начала 18в. писалось мало.


Конечно, в 19в. в монастыре находилась уже не обретенная Овиным чудотворная икона и не “новая в серебрянном киоте”, написанная по приказу Димитрия Красного, а очередной список. Список с чудотворной иконы “Богоматерь с Младенцем” Овиновская находился в монастыре в 1807г. и в 1831г., (см. в справ. Арх.Макария и в “Истории росс.иерархии” Амвросия (Орнатского).


В 1883г. в типографии Троице-Сергиевой Лавры с монастырской иконы “Богоматерь с Младенцем” (Овиновская) была выполнена хромолитография для сборника русских чудотворных икон. Готовых отпечатанных листков мне найти не удалось (вообще, были ли они отпечатаны?). Но, поскольку изображение не вполне канонично (БогоМладенец благословляет левой рукой), хромолитография утверждалась не только в Троицкой типографии, но и в Московском комитете духовной цензуры. То, что благословение левой руки не ошибка гравера, явствует из ответа настоятеля монастыря : “…на имеющейся в обители старинной иконе подлинно благословение левой руки…”.


В 1902 году сотрудники Импер.Археографической экспедиции, работавшие в Паисиевом монастыре, выполнили фотографии главной иконы монастыря, хранившейся в драг.киоте — см. фото выше. На фотографии того же 1902 года стенописи Успенского храма Паисиева Галичского монастыря, расположенной над ракой прп.Паисия, изображен сам прп.Паисий во главе крестного хода, несущий Овиновскую икону в киоте. В руках прп.Паисия изображен другой киот, отличающийся по форме от киота, в котором хранилась в то время Овиновская икона (вероятно, более ранний киот?), см. фото.


Разумеется, первоначальная Овиновская икона была лаконична и не включала в себя дополнительных элементов (клейм — как на фото 1902г. или изображений Спасителя на небесах в окружении всех сил небесных, г.Галича, монастыря, озера — как на хромолитографии и на сохранившейся в Галиче до наших дней иконе).


В 2000 году икона “Прп.Паисий Галичский, в состав которой входит “Богома-терь с Младенцем” (Овиновская), была привезена на реставрацию из Галича в Кострому. Ее реставрировал о.Серафим, настоятель храма в Малышкове, после чего икона вернулась в г.Галич. В верхнем левом углу этой иконы изображена “лаконичная” Овиновская икона “Богоматерь с Младенцем”.



Необходимо добавить, что в разл.время “дополнительные элементы” иконы изменялись. Существовали икона с клеймами, содержащими изображения сцен из истории чудотворного образа (см. фото), и “сложная” икона, содержащая схематичное изображение Галича, монастыря, Галичского озера. (см. хромолитографию). А в иконе “прп.Паисий Галичский Чудотворец” само изображение Овиновской иконы стало дополнительным элементом. (см.фото).


Со временем изображение фигуры Богоматери в Овиновской иконе стало не полноростовым, а поясным. Еще позже она даже стала “поворотной” — т.е., зеркальным отображением с первоначальной иконы (например, в совр. “Древе Богородичных икон” издания Софринского комбината 2003г.).


Иконографией Овиновской иконы занимался А.Г.Авдеев; желающие подробно ознакомиться с вопросом могут изучить его труды.



Еще несколько слов об истории Паисиева монастыря после 18в.


В “Истории Российской иерархии” находим: “…Настоятельство в монастыре было игуменское до прп.Паисия, который /…/ произведен во Архимандрита. /…/ Но ни он, ни его приемники в служении никаких Архимандричьих преимуществ не употребляли до 1716г., в котором Архимандрит Филарет испросил дозволения носить шапку и набедренник. По духовным штатам 1764 года — в 3 кл., настоятельство игуменское. /…/ В 1797г. в монастыре учреждена Архимандрия 3 класса…”.


После видимого упадка в начале 18в., в начале следующего столетия монастырь — крупнейший землевладелец Галичского уезда. В той же “Истории Российской иерархии” есть запись: “…(в 1797г.) крестьян за монастырем 2443 души”.


С середины 19в. монастырь вновь постепенно приходит в упадок. Вероятно, тому виной как освобождение крестьянства, так и общий спад религиозности в русском обществе.



“Новейшая история” Успенского Паисиева Галичского монастыря и Овиновской иконы.


В Галиче и Галичском уезде “борьбой с религией” руководил отреченец, сын священника. Разрушение храмов, уничтожение икон в 1920-23 г.г. производилось с удивительной жестокостью. Специальные отряды ходили по домам, забирали иконы и сжигали на центральной площади города. Из 12 колоколен города были взорваны все 12, из 17 городских храмов прихожанам удалось отстоять только один — храм Введения Пр.Богородицы в Рыбной слободе.


Не избежал общей участи и монастырь. В 1918г. он был полностью разграблен, рака прп.Паисия осквернена. Братию, по свидетельству стариков, расстреляли (краевед Г.Н.Островская). И Овиновская икона в 1918г. была утрачена. Судьба галичских храмов, с которыми связана история Овиновской иконы, трагична. В здании бывшего Преображенского кафедрального собора сегодня находится хлебокомбинат. В главном храме Никольского Староторжского монастыря, который был основан Иаковом Галичским в честь иконы Николая Чудотворца из Овиновского монастыря, сейчас располагается городская котельная. О дальнейшей истории обители можно сказать лишь то, что на ее территории располагалась птицефабрика: в братском корпусе — инкубатор, в Троицком храме — подсобные службы.


Дальнейшая история иконы записана о.Александром Шастиным со слов Марии Ефимовны ……………………, которая многие годы служила просфорницей во Введенском храме города Галича и скончалась ок.1993г. По ее словам, Овиновская икона была найдена детьми в лесу во время Великой Отечественной войны (точное время обретения иконы — год, месяц — М.Е. не помнила). Родители этих детей принесли икону в единственный функционировавший в то время в Галиче храм — храм Введения Пр.Богородицы в Рыбной слободе. Трудно сказать, была Овиновская икона сразу узнана или нет. Но в стенах Введенского храма она сохранялась и была почитаема с середины 40-х годов до наших дней. В какой-то из 60-х годов, зимой, храм был обворован. Тогда пропало много старинных икон. В том числе, была украдена и Овиновская икона. Но спустя неск.месяцев, весной, она (единственная из пропавших) была найдена рядом с храмом, лежащей правой стороной в сугробе. Икона была вновь внесена в храм и поставлена на прежнее место. Поскольку красочный слой сильно пострадал от влаги, икона была силами галичских специалистов реставрирована. После этого события икона была особо почитаема прихожанами.


С 1992 года во Введенском храме начал служение о.Александр Шастин, который занялся поисками сведений об истории Галича, обители прп.Паисия и Овиновской иконе. В 2003 году, накануне 10-летия возрождения обители, по инициативе о.Александра Овиновская икона была торжественно перенесена на свое историческое место — в Успенский храм Паисиева монастыря. Сейчас она находится там перед главным иконостасом на аналое, украшена цветами. А на том месте, где во Введенском храме последние 60 лет находась икона “Богоматерь Овиновская”, сейчас находится икона, явл.списком с Овиновской — также глубоко почитаемая прихожанами.


При Введенском храме по инициативе о.Александра открыты воскресная школа и благотворительная столовая для детей. Силами прихожан в последние годы восстановлена колокольня храма Василия Великого (сам храм Василия Великого пока еще не действует). На колокольню водружены новые колокола — дар Владыки Костромского и Галичского. Теперь, спустя много лет, в Галиче вновь слышен колокольный звон.


Интересно, что с середины 40-х годов и до 2003 года Овиновская икона находилась в храме, который явл.частью бывшей обители Василия Великого — монастыря, построенного (в соотв.с местным преданием) на средства, пожертвованные сотни лет назад Вел. Кн. Московским Василием Васильевичем в извинение перед Овиновской иконой.


Извинение принято!



И окончить раздел я хочу прощальными словами преподобного Паисия, записанными в старейшем сохранившемся списке его жития:


“…Не скорбите убо, о братия моя, яко днесь оставляю вы телесне, понеже тако благоволишу Господь Бог вседержитель сия, яко аще телом и отхожду от вас, но духом с вами во вся дни пребуду: и егда обрет буду благодать пред Богом, узре пресвятее лице Его, выну о вас молитися, и обитель сию соблюдати имам: и надеюся на Господа Бога моего и на Пречистую Его Богоматерь, яко обитель сия и град не будет оставлена и в расхищении и разорении не има будет, и точию вы вся яже от мене слышаете соблюдайте, и вся повеленная вам исполняйте, а Господь Бог мира сего да будет с вами во все дни /…/Аминь.”


 


 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.