Новгородские бояре Овиновы


Григорий (греч.) — бодрствующий


Григора! (новогреч.) — скорей!


Вместо вступления:


Поколенная роспись рода Григоровых, поданная ими в Разрядный приказ после отмены местничества (РГАДА, ф.210 (Разрядный приказ), опись 18 столбец 23 (копия — там же, дд.164-165)


“…Приходящ из немецкия земли муж честен (1*) во Великий Новгород имянем Григор и в Великом Новегороде крестился и во крещении нарекли ему имя Григорий и во Великом Новегороде …/текст утрачен/…сын его Захарий прозвище Заря, а у Зари сын Иван Зарин сын Григорьев и в Великом Новгороде в лета 6981 /1473г./ был в боярех (2*) и о том его боярстве свидетелствует книга, как… поход Великого Князя Московского Иоанна Васильевича в Великий Новгород город, а та книга у Троицы во Сергиевом монастыре. А у Ивана Зарина сын Григорьева были два сына Иван да Василей, а поместь…Ивана во Великом Новгороде городе были даны затем …/текст трачен/……Дмитрея Китаева 7008г …за того …за чистою ево Ивановой вдовой Настасьей и том ее Настасьи дому ево Ивана Григорова.:. /текст утрачен/… взяты люди во службу и испомещены дворами… гриди (3*) со товарищи… и о том ведомость в той же книге Дмитрея Китаева и как в то время были переведены из Великого Новгорода в Москву и тогда были они, его Ивановы Иван да Василей из Новгорода к Москве и были испомещены Иван на Коломне, а Василей в Можайску, и начали слыть Григоровы /1495г./ У Ивана сын Яков у Якова два сына — Домнат да Василей, Домнат бездетен. У Василея два сына — Лука прозвищем Богдан да Лев прозвищем Мордан. У Луки Васильева четыре сына — Никон прозвище Нехороша, другой сын Василей, третий сын Макарий, прозвище Разгильдей, четвёртый сын Трофим, прозвище Арефа. Служили же все на Коломне. У Никона Лукича сын Артемий служил у Великого Государя Царя и Великого Князя Всея Руси Михаила Федоровича …умре бездетным. А отец его Никон прозвище Нехорошей убит на службе Великих Государей на Великих Луках. У Василья Лукича сын Иван умре бездетным, Василий Лукич убит ото литовских людей обороняся под Москвою в Московское разорение (4*). У Макария Лукича прозвище Разгильдей четыре сына: Федот да Тимофей убиты, Иван да Акинфей умерли бездетными и на том …род сей Григоровых извелся.


…У другоя сына Василея Яковлевича у Льва прозвища Мордана три сына — Роман, Михайла и Иван. Роман и Михайла умерли бездетны. У Ивана Львовича три сына: Данила служил по Московскому списку, Василей да Михей прозвище Леонтей служили в стольниках (5*) и по Указу Великого Государя Царя и Великого Князя Всея Руси Федора Алексеевича Всея Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержца был /Леонтей/ в…/текст утрачен/ …посланник и о том ведомо в Посольском приказе (6*). У Данилы Ивановича три сына — Петр прозвище Демидя да Исай служат по Московскому списку, Иван служит в стольниках. У Петра прозвище Демидя Даниловича два сына — Борис да Глеб служат во Литве, у Исая Даниловича два сына — Трофим прозвище Богдан да Иван. У Василея …овича /Даниловича?/ четыре сына — Анурий да Василей служат в стольниках, Прохор служит в стряпчих (7*), да Фёдор. Михея прозвище Леонтий — бездетен, по Указу Великих Государей был в Саранску воеводой (8*). Василей, что испомещен в Можайску, у него сын Иван, у Ивана сын Гаврила, у Гаврилы сын Артемий прозвище Рудак, у Артемия же сын Терентий прозвище Богдан, у Богдана сын Евдоким, у Евдокима сын Гаврила, а в каких чинах они служили, про то они скажут сами. А как выехали в Великий Новгород, и как были испомещёны и о том написано выше, а выданные и пожалованные грамоты — как выехали в Великий Новгород и как переведены в Москву а те грамоты у нас во Московское и Коломенское разорение утеряны и о том свидетельствует жалованная грамота Ивана Львовича Григорова генваря 21 числа 7123 году… < схема 1 >


 ../imageproc/file.asp?FileID=729


/Роспись и список с Грамот писан на столбце в 5 листах современной скорописью, ширина столбца без малого четверть. На обороте написано: к сей росписи Демид Данилов сын Григоров руку приложил, Андрей Григоров, Иван Данилов сын Григоров и вместо брата его Исая Данилова руку приложил. К сей росписи Василей Григоров руку приложил, Борис Демидов сын Григоров, Глеб Демидов сын Григоров, Гаврила Евдокимов сын Григоров, Данило Иванов сын Григоров руку приложил, Василей Иванов руку приложил; да печать Государева…”.


Темой 1 части 1 тома является самое начало этой росписи — т.е., “легенда” происхождения рода и фамилии, которую легенду мы и попытаемся рассмотреть и проанализировать.


../imageproc/file.asp?FileID=739


Памяти Велико-Новгородской державы


часть 1.


Летописные годы: Китоврас и птица дивная.


Новгородские бояре Овины и Овиновы.


Предположительные предки и родственное окружение


Раздел 1 : Источники и методология


Для того, чтобы оценить степень достоверности и полноты ранней части поколенной росписи, написанной 250 – 300 лет спустя после смерти первых лиц, в ней упомянутых, необходимо определить круг документов, устраивающих нас в качестве “первоисточников” и источников вообще.


Выбор “первоисточников” у нас небогат.


Собственно “генеалогические” источники — древнейшие родословные фамилий, заведомо имеющих с Григоровыми “общий корень”. В первую очередь, это родословные потомков бояр Овиных-Овиновых — дворян Авиновых; во-вторых, родословные дворян Григоровых иГригорьевых (поскольку предки Григоровых с 1478 по 1495 год именовались “Григорьевы” и кто-то из последних, не сменивший повторно в 1495г. “прозвание”, возможно, является предком причисленных к древнему дворянству дворян Григорьевых, — см. 1-е издание “Григоровых”); в третьих (возможно) — древнейшие родословные дворян Кузьминых-Караваевых, Берденевых и др.


Документы о службах, общественной деятельности и пр. Поскольку речь идет о Великом Новгороде, нас интересуют Новгородские летописи (и все летописи из ПСРЛ, где речь идет о событиях, связанных с Новгородом); летописцы Новгородского Двинского и Северного края, различные сохранившиеся древние акты (юридические, внешней политики и т.д.).


Документы о землевладении. Новгородские (в меньшей степени – Вологодские, Белозерские) и др. писцовые книги (9*), разл.акты феодального землевладения, “Лавочные книги Новгорода Великого 1583 года”. Также — “церковные” источники: Вкладные книги, Кормовые книги (10*), Синодики (11*) разл. храмов и монастырей.


Прочие (литературные) источники – все, что удастся найти по теме в библиотеках и архивах. Разумеется, из них особый интерес представляет рукопись Матвея Григорьевича Спиридова “Записки старинным службам русских благородных родов…” (1820-29г.г.), хранящаяся в фондах отдела рукописей РНБ им. М.Е.Салтыкова-Щедрина в СПб. (12*).


Также интересны для реконструкции родословной древние литературные источники — разл.“Сказания…”, притчи, жития русских святых, с которыми посадники Овины и их предки при жизни последних встречались или которым благотворили (прп.Паисия Галичского, св.прп.Лазаря Мурманского, св.Иоанна Архиепископа Новгородского, св.Евфимия Вяжицкого).


Методология – стандартная генеалогическая; идентификация персоналий и установление родств.связи опирается на одно прямое указание на родство или же на совокупность нескольких косвенных. В случае недостаточности информации связь или не устанавливается, или обозначается как “предположительная”. В случае наличия взаимоисключающих данных связь не устанавливается. В любом случае, приоритет отдается данным первоисточников.



раздел 2: Исходные данные.


“А”: НАЧАЛО РОДОСЛОВНОЙ ДВОРЯН ГРИГОРОВЫХ (РГАДА, ф.210 оп.18 ст.23, копия – д.164-165): “…Приходящ из немецкия земли муж честен во Великий Новгород имянем Григор и в Великом Новегороде крестился и во крещеньи нарекли ему имя Григорий … сын его Захарий прозвище Заря, а у Зари сын Иван Зарин сын Григорьев и во Великом Новгороде в лета 6981 был в боярех и о том его боярстве свидетельствует книга, как поход Великого Князя Московского Иоанна Васильевича в Великий Новгород город а та книга у Троицы во Сергиевом монастыре. А у Ивана Зарина сына Григорьева было два сына Иван да Василей … а поместья Иван во Великом Новгороде даны были московским … а по книге Дмитрея Китаева 7008 … за чистой за его Ивановой вдовой за Настасьей и в том ее Настасьи дому его Ивана … взяты люди во службу и испомещены дворами… его Ивановы Иван да Василий из Новгорода к Москве и испомещены Иван на Коломне а Василий по Можайску и… начали слыть Григоровы…”


<Схема 2>


В “Записках…” М.Г.Спиридова (РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ед.хр. F IY-61/10, стр.267) есть раздел, касающийся происхождения дворян Григоровых. Но он, по сравнению с “Древнейшей родословной…”, менее информативен:


“…Григоров род дворян показан из немецкой земли выезжим и сказано:


Григор, выехал из немецкой земли в Россию и по нем потомки его приняли сие название. Времяни выезда его и от куда из немецкой земли он выехал, не показано, а по службам (Московским — прим.авт.) с сим названием оказались следующия…” и т.д.


То есть, из периода, предшествующего зарождению фамилии Григоровых у М.Г.Спиридова имеются только данные о “родоначальнике” — Григоре. Итак, суммарный набор исходной информации по предкам Григоровых таков:


1 1 Григор (Григорий), когда-то выехал из немецкой земли(?)


11 2-1 Захарий Григорьевич, пос.Новг. в 1476-1477г.г.(?)


111 3-2 Иван Захарьевич, бояр.Новг. в 1473-1484г.г.


1Y 4-3 Иван Иванович 5-3 Василий Иванович, оба с 1495г. — “Григоровы”.


“Б”: НАЧАЛА РОДОСЛОВНЫХ ДВОРЯН АВИНОВЫХ


К сожалению, “Древнейшие родословные…” Овиновых в ЦГАДА отсутствуют — то ли они не подавались при уничтожении местничества в Разрядный приказ, то ли не сохранились до наших дней. По “легенде”, с которой начинается родословная роспись дворян Авиновых, в Господине Великом Новгороде Иван, Захарий и Кузьма Григорьевичи в 1473 году были посадники, а предок их боярин Иван Овин в 14 веке построил в Галичском Паисиевом монастыре храм Успенья Пресвятой Богородицы.


В “Записках…” Матвея Григорьвича Спиридова (РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ед.хр. F IY-61/9, стр.213) находим: “…Овинов род дворян новгородским показан и по службам оказались с сим названием следующия: 1. Захар отчества не сказано в новгородских посадниках показан, в 1476 году убит новгородцами в народное возмущение (1476 год указан ошибочно, он убит новгородцами в 1477-м, о чем известно из многих летописей, прим.А.И.Г.) 2.Кузма Захарович 3. Василий Казимирович (Кузьмич? — прим. А.И.Г.) 4. Яков Захарович. Сии троя в новгородских боярах показны и в 1476 году (1477г. — см. выше прим. А.И.Г.) побиты в Новгороде в народное возмущение…” ( продолжение этого раздела у М.Г.Спиридова в данном случае для нас менее интересно, т.к. следующий упоминаемый в нем Овинов — сражающийся в 1634г. против поляков дорогобужский дворянин Иван Афонасьевич).


Таким образом, мы имеем сл. набор исходной информации по предкам Авиновых:


1.боярин Иван (?) Овин (14в., г.Галич); 11. …?…; 111. 1. Григорий (?); 1Y. 2-1. Иван Григорьевич Овинов (?), пос.Новг., ? 3-1. Захарий Григорьевич -“”-, пос.Новг., убит в Новгороде на вече в 1477г. 4-1 Кузьма Григорьевич -“”-, пос.Новг., ? и 5-3. Кузьма Захарович -“”- …


<схема 3>


Непонятна личность “спиридовского” Василия Казимировича Овинова. Вероятно, его нужно считать сыном Кузьмы Захаровича, поскольку о других Овиновых по имени “Кузьма” в “Записках…” Спиридова не упоминается (у Кузьмы Григорьевича Овинова действительно, как будет видно далее, был сын по имени Василий. Правда, этот Василий Кузьмич жив и после 1477г. — вплоть до т.н.“боярского вывода”). Однако не исключено существование еще одной ветви Овиновых от некоего Казимира. И №№ 6-3 и 7-3 — Яков Захарович и Иван Захарович Овиновы, бояре Новгородские. Последний упоминается и в трудах Л.М.Савелова, “…Из Новгорода выведены (13*) в 1489г. Иван Захарьевич Овинов и племянник его Федор Борисович, поместья их в Вотской пятине розданы Московским служилым людям…”). Федора Борисовича в перечень пока не включаю, т.к. племянник может быть не только сыном брата, но и сестры. Яков Захарович — пока без комментариев.


В московских службах в 16 ст. записаны Злоба Яковлевич, Иван и Никита Афонасьевичи и Богдан Злобин; все они были испомещены в Вяземском уезде.


Впоследствие Овиновы известны в Воронеже (1634г.) и в Касимове (16-19в.в.). В грамотах Федора Иоанновича 1595 и 1596 г.г. находим писца Ивана Овина, дьяка (14*) . Ивана Никитича Овинова в нач. 18в. в Московской губернской канцелярии. Связное родословие начинается от Осипа Андреевича Овинова — дорогобужского и касимовского помещика 16-17в. века).


<схема 4>


“В”: ДРЕВНЕЙШАЯ РОДОСЛОВНАЯ ДВОРЯН ГРИГОРЬЕВЫХ


В Архиве Разрядного приказа таковой нет: то ли вовсе не подавалась, то ли подавалась, но не сохранилась до наших дней.


В “Записках…” М.Г.Спиридова (РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ед.хр. F IY-61/10, стр.164): “…Григорьев род дворян от куда и от кого произошли, не показано, а по службам оказались с сим названием следующия, между коими может быть некоторыя принадлежат к роду Григоровых, которой в своем месте показан будет (в “Записках…” раздел о Григорьевых предществует разделу о Григоровых — прим. А.И.Г.). Семен, отчества не сказано, по прозванию “Внук”, в 1519 году воеводой в Туле показан, в 1524 шестым в Муроме воеводой был. Василий, в дьяках показан в 1547… Иван, в 1555 году уведомлял Государя о походе Крымцев…” и т.д.,


Продолжение раздела про дворян Григорьевых в “Записках о службах…” М.Г.Спиридова и комментарии к нему — во втором томе “Григоровых”, в разделе “Реконструкция связей…”. Здесь нам может быть интересен только упоминаемый вскоре после боярского вывода воевода Семен Григорьев “Внук”


<схема 5>.


Ибо один из Григоровых, упоминаемых в полном тексте “Данной грамоты…” Авдотьи Кафтыревой, дающей вкладом в Геннадиеву пустынь часть своего поместья в Осецком стане Костромского уезда в 1554 году — скорее всего, явл.сыном воеводы Семена Григорьева “Внука”. Земли Авдотьей даются на помин души “…своего мужа Антона Григорова, сына Воина и племянника Федора Симонова внукова…”. Этот Федор Симонов внуков, возможно, и есть сын упоминаемого в 1519 и 1524 годах Семена-внука (Симона?) Григорьева, не сменившего на тот момент еще прозвание “Григорьев” на “Григоров”.


Итак, как видно, у Григорьевых нет “легенды” происхождения и нет связной начальной части родословной (таковая начинается лишь с 17 века у курских и московских потомков Меркула Игнатьевича и у ярославских потомков Федора Григорьевича Григорьевых. Но оценить вероятность наличия связи разнофамильных родов с провалом более чем в 100 лет — нереально). Поэтому для анализа начальной части Григоровской родословной родословные Григорьевых — бесполезны.


Есть еще одна старинная фамилия, которая берет начало от того же новгородского боярского рода, что и выше указанные фамилии. Это — ШЕПЕЛЕВЫ. Но, поскольку происхождение Шепелевых от Овиновых предстоит еще доказывать, древнейшую родословную Шепелевых помещать в “Исходные данные” мы не имеем права.


Теперь мы имеем право перейти к следующему, основному разделу 1 части тома — к реконструкции поколенной росписи новгородских бояр Овиновых.


../imageproc/file.asp?FileID=740


раздел 3: Попытка реконструкции родословной росписи рода бояр Овиновых


В первой книге “Григоровы” я соединил “Древнейшие” поколенные росписи дворян Григоровых 17-го века (и далее) и родословную новгородских бояр, посадников (15*) Овиных.


Напомню, что древнейшая григоровская родословная начинается с новгородцев Григория, его сына Захария и внука Иоанна. Причем в этой родословной указано, что Захарий (неизвестно когда) был в Новгороде посадником, а его сын Иван Захарьевич – боярином новгородским в 1473г.; вдова последнего, Настасья, дожила до “боярского вывода” (16*).


<Схема 6>


Во многих летописях упоминаются новгородский боярин Иван Захарьевич Овинов и его отец, посадник Захарий Григорьевич Овин. В середине-конце 15 века в Новгороде, согласно летописям (всем Новгородским, Софийской, Уваровской, Ермолинской, Львовской и другим), “Посадничьим спискам” и другим “классическим” источникам — только один посадник носил имя Захарий Григорьевич, и у него был сын Иван – новгородский боярин, “сын посаднич”.


<Илл.3лет>


В летописях за 1475-1477г.г. вместе с Захаром написан брат Захария – Кузьма, тоже посадник, “сын посаднич” и сын Кузьмы – Василий, а также зять Захария Григорьевича Иван Кузьминтоже посадник


<схема 7>.


Захарий Григорьевич в летописи записан “с прозванием” (17*) “Овин”. Все остальные вышеперечисленные записаны как “Овиновы” (фамилия происходит, как считает акад.В.Л.Янин, от “взрослого” прозвища посадника Захария Григорьевича).


“Летописный” посадник Захарий Григорьевич Овин был убит новгородцами на вече в 1477г. “Посадник Захар отчества не указано” из Спиридовского раздела об Овиновых (см. выше) погиб тогда же и так же. Следовательно, Захарий Григорьевич из Григоровской древнейшей родословной, “летописный” посадник Захар Григорьевич и посадник Захар Овинов из “Записок…” Спиридова могут быть совмещены т.е., являются одним и тем же лицом. Тогда целесообразно попытаться найти в летописях и родственников “посадника Захара”, указанных М.Г.Спиридовым.


<схема 8>


“Кузма Захарович” в летописях не фигурирует. Можно предположить, что либо ошибся М. Г. Спиридов, записав “Захарович” вместо “Григорьевич” (посадник Кузьма Григорьевич, действительно, был убит с братом на вече); либо существовал все же некий, не упомянутый в летописях, Кузьма Захарьевич Овинов. Кстати, в Новгородских писцовых книгах 1495-1500г.г. упоминается вотчинник Кузма Овин (или Овинов). К сожалению, у него не указано отчество. Поскольку в эти годы Кузьма Григорьевич уже покойный, и поэтому его имя фигурировать в писцовых книгах не может, возможно, этот Кузьма Овин и есть Кузма Захарьевич.


“Василий Казимирович” (Овинов?) — загадочная фигура. Ни в летописях, ни в писцовых книгах бояре с таким отчеством, равно как и Казимир Овин, не упоминаются. Можно предположить (кроме варианта с грубой ошибкой или опиской автора “Записок…”) следующие варианты:


а) М.Г.Спиридов неверно записал отчество, и речь идет об известном и по летописям, и по писцовым книгам Василии Кузмине сыне Овинове;


б) мы имеем дело еще с одной веткой рода Овиновых, о представителях которой в доступных первоисточниках ничего нет — см. выше (но в этом случае непонятно, в каком поколении располагать Казимира — ведь у нас нет ни его отчества, ни указаний на степень родства относительно посадника Захария Григорьевича);


в) в Спиридовский раздел об Овиновых по недоразумению попала запись, относящаяся к бывшему в те годы также посадником неревскому боярину Василию Александровичу Казимиру (Каримиру). Но он приходился дальним родственником Захарию Григорьевичу Овину и никоим образом не должен был носить прозвание “Овинов”.


Яков Захарович. Упоминания о нем отсутствует в летописях. В сохранившихся Новгородских писцовых книгах упомянут некий помещик Яков Захарович — новый владелец части боярщин Селезневых и Самсоновых в Водской пятине (см. далее, “Землевладения…”. Я не склонен считать этого Якова Захаровича сыном Захара Григорьевича Овина или сыном его сына Захара Захаровича (во-первых, Яков в п.к. ни разу не назван “Овинов”; во-вторых — он, в отличие от новгородского боярина Ивана Захарьева сына Овинова, в составленных москвичами Н.п.к. пишется с “-вичем”, что позволяет предположить в нем представителя московского боярского рода (возм., Захарьиных?). Если же “спиридовский” Яков Захарьевич — реальный “персонаж”, то (по времени) никем, кроме как сыном Захара Григорьевича, он быть не может. Кстати, сопоставив это с последующей частью вышеупомянутой григоровской родословной, относящейся к первым носителям фамилии Григоровых, мы видим, что спустя примерно 50-60 лет в ней записан другой Яков — внук боярина Ивана Захарьевича (Иван Захарьевич — брат предполагаемого нами Якова Захарьевича Овинова). Зная традицию Григоровых называть детей в честь дедов (см. 1-е издание “Григоровы”), могу предположить, что Яков Захарьевич Овинов все же существовал.


Таким образом, по родословию Овиновых Спиридовские “Записки…” больше ставят вопросов, нежели дают на вопросы ответы.


С персоналиями начальной части григоровской древнейшей родословной — проще. Посадники Захарий и Кузьма Григорьевичи, Василий Кузьмич и Захарий, Иван Захарьевич Овинов упоминаются в Новгородских летописях.


Последний, кроме летописей, упоминается и в Новгородских писцовых книгах конца 15-го — начала 16 века. Тот же самый Иван Захарьевич (записанный уже как Григорьев) и его сыновья Иван и Василий упомянуты в 4-ой Новгородской летописи в январе 1478 года, среди новгородцев, целующих в Зборе крест на верность Великому Князю Московскому


“В первом приближении” — это и есть все летописные бояре Овины и Овиновы.



Однако к моменту начала работы над “Материалами для истории…” у меня накопился значительный объем разл.дополнительной информации и появилась возможность расширить и продвинуть родословные росписи “вглубь веков”. Кроме того, появились сомнения по принципиальным моментам “легендарного” периода родословной. И главное из этих сомнений —


Выезжал ли вообще откуда-то в Великий Новгород Григор — Григорий?


В Московском государстве родословные списки начали подаваться в Разрядный приказ (18*) лишь в конце 17 века, при Царе Федоре Алексеевиче, после уничтожения “местничества” — т.е, спустя ок.200 лет после отъезда предков Григоровых из Новгорода (а это – минимум 7-8 поколений). Проверялись эти списки лишь по документам Москвы, а “домосковский” (в данном случае новгородский) период не проверяли, т.к. новгородские письменные источники считались “погаными” (19*) и уничтожались (в лучшем случае, игнорировались). Лишь в середине-конце 18 века они постепенно стали легализироваться (их сохранили потомки боярских родов и новгородского духовенства) и позднее были переданы в государственные архивы Российской Империи. Таким образом, “Древнейшая родословная…” проверена соотв. службами и, значит, относительно достоверна — лишь в ее “московском” периоде.


Генеалогия знает достаточно примеров, когда потомки коренных новгородских родов подавали в Разрядный приказ росписи от “выехавшего мужа честна…”, и т.д. (зачастую веря, что пишут правду, т.к. легенда рождалась на несколько поколений раньше). Причем подобными “легендами” грешат, в основном, родословные потомков самой “элитной” части новгородского боярства. И в 17 веке на Руси было хорошим тоном писаться “из Прусс” (20*), “из Фрязин” (21*), “из Цесарской земли” (22*) и так далее.


Итак, “за” выезд Григора, кроме фразы в упомянутой родословной росписи (написанной, как я уже указал выше, спустя более чем 200 лет после предполагаемого выезда), нет ничего.


Зато “против” выезда – более, чем достаточно. В первую очередь, это законы Великого Новгорода, касающиеся его административно-политической системы. А она была такова, что посадником мог быть только потомок посадника (сын, внук и т.д.) из родов “старых” посадников (от начала Новгородской государственности), либо из родов обосновавшихся в городе потомков княжеских наместников и бояр, но тоже посадничавших уже в “старых летах”. Других вариантов по законам средневекового Новгорода нет. Сын “выехавшего в Новгород мужа” Захарий Григорьевич – новгородский посадник, боярин и “сын посаднич”. Невозможно, чтобы иноземец или его сын были посадниками в Великом Новгороде. Собственно, одного этого контраргумента было бы достаточно. Тем не менее, следующие “против”:


2. Ни в одном новгородском источнике ничего про “выезд” Григора нет,


3. В “Лавочной книге Новгорода Великого 1583 года” среди описания садовых и огородных участков Софийской стороны, в Загороцком ее конце находим упоминание о прежнем хозяине двора в самом конце Прусской улицы — Иване Захарьевиче Овине (другие, реже встречающиеся варианты написания прозвища — “Обжин” и “Отвин”). В той же книге упоминается прежний владелец “нивки на Легожском вспольи” и дворов на Легожской и Яневе улице — Кузьма (Овин). При описании участков Загороцкого конца на той же Прусской улице упоминаются Григорий Тучин и Иван Кузьмин (зять Захария Овина) – прежние хозяева сада, и (вновь) Иван Захарьевич Овин – прежний хозяин другого сада и озера “по самый конец Прусской улицы”.


И на той же Софийской стороне, в Неревском конце: “ …на Козьмодемьяне ж улицы место пустое белое нетяглое Шепелы Овинова на оброке ныне … промеж Григорьева двора да Савинского попа 1/2 места пустого…” (по соседству с местом двора Шепелы — “…Казимеров сад, Александров Самсонова и Михайловский Селезнева…”).


Как видно, бояре Овины в конце 15ст. были жителями концов Неревского (Кузьмодемьянской улицы) и Загороцкого (Прусской улицы). Невозможно, чтобы недавно обосновавшиеся в Новгороде люди сразу поселились на Прусской улице или на углу Великой и Кузьмодемьянской улиц — “в самом сердце” Неревы. Законное место проживания иноземцев было на Торговой стороне; там находились их церкви (Варяжская божница и др.), и дворы (Немецкий, Готский (23*) и т.д.). Пока я не буду углубляться в рассмотрение вопроса о том, какой конец для Овиных родной — Неревский или Загородский. К этому вопросу в процессе реконструкции я перейду позже.


4. В Новгородских писцовых книгах мы находим описания владений, “боярщин” (24*) Овиных (преимущественно Ивана Захарьевича и Василия Кузьмича, всего около 1500 дворов; Овины – одна из богатейших Новгородских семей в 15в.). За одно-два поколения скопить столько земель нереально. Особенно демонстративны владения Овиных в Водской, Шелонской и Бежецкой пятинах (25*) – деревни и луга вокруг самого Новгорода, где находились “стратегические пункты” (мосты, перевозы через Волхов), куда даже очень богатого чужака новгородская элита ни за что не пустила бы. И зачастую владели Овины своими боярщинами или вместе с коренными новгородскими родами, потомки которых не писали о выезде “из Прусс” либо других земель (Селезне-выми, Товарковыми, Горошковыми, Посахновы-ми), или же в писцовых книгах владения Овиновых записаны как “ста-рая боярщина” (т.е., при-надлежавшая ранее родителям владельцев). Для нас это принципиально важно, так как является указанием на наследственный характер владений Овиновых в основных Новгородских пятинах.


Таким образом, появилось достаточно оснований для поиска новгородских предков Захария Григорьевича Овина и его отца Григория-Григора. (26*)


Прежде, чем начинать поиск предпожительного отца Захария и Кузьмы Григорьевичей Овиных, определим круг наиболее ранних ( и при этом — достоверных) упоминаний об Овиновых.


Наиболее ранние сведения о носителях прозвания “Овины” и “Овиновы” в Великом Новгороде (27*)


1.Новгородский боярин, наместник (?) Феликс Овин. Не упоминается в летописях, однако его печать приложена к договору Великого Новгорода с Дерптскими немцами (1338 года).


Предположительно (по данным археол.исследований в т.н. “Ильинском раскопе”, его двор находился на Ильине улице Торговой стороны, вблизи от Знаменского собора.


Далее на протяжении более чем 100 лет прозвание “Овины” ни в каких новгородских источниках не звучит. Поэтому начинать реконструкцию родословной Овиных с Феликса Овина нецелесообразно: фактически, мы имеем дело с единичным упоминанием, без каких-бы то ни было указаний на родственное окружение. Следующий —


2. Посадник, “сын посаднич” Захарий Григорьевич. Упоминания о нем находятся в Новгородских летописях и в “Посадничьих списках”, начиная с 1444г. В 1444 году он — посадник от Людина, а в 1446 году – от Загороцкого конца (28*); в эти годы при упоминании в летописях Захарий Григорьевич пишется еще без прозвища (с прозванием “Овин” в летописях он записан лишь начиная с 1471г). Примерно в это же время (в интервале “+ — ” 10 лет) от Людина и Загородского конца(алгоритм определения территориальной принадлежности посадников – см. в монографии В.Л.Янина “Новгородские посадники”). посадничали след.бояре с отчеством “Григорьевич”: Есиф Григорьевич и Иван Григорьевич. Не исключено, что оба они или кто-то один — братья Захара и Кузьмы или Захария Григорьевича?


3. Брат Захария Кузьма Григорьевич – также “сын посаднич”. Он был воеводой новгородского полка в 1456 году во время сражения войска Великого Новгорода с войском Князя Московского (29*) под Русой (совр.Старая Руса); впоследствие также посадничал.


4. И, наконец, их отец, которого мы и ищем — некий посадник Григорий (ибо его сын записан как “сын посаднич”). К сожалению, нигде нет прямого указания на то, кто был отцом Захария и Кузьмы Овиных. Нам неизвестно его отчество, равно как и территориальная принадлежность. Но искать его, на мой взгляд, логично среди посадников прусских (поскольку один из его внуков – наверняка “прушанин”, см. “Лавочную книгу”), плотницких (конец Новгорода, бояре которого периодически составляли с “прушанами” коалицию и в осн.пятине которого у Овиновых находилсь огромные владения) и Неревского (ибо на момент “боярского вывода” в Неревском конце располагался двор одного из бояр Овиновых — Шепели, и основной массив владений Овиных располагался в пятине Водской). Равновероятно, что их отец Григорий был жителем как Загороцкого, так и Неревского конца (до того, как из Прусского конца выделился Загороцкий, Прусский и Неревский концы граничили. Более того, некоторые пограничные улицы в разное время принадлежали то к Неревскому, то к Прусскому (впоследствие — Загороцкому) концам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.