Новгородские бояре Овиновы (продолжение10)


Анализ данных “Лавочных книг Великого Новгорода 1583 года”.


Я считаю целесообразным использовать для реконструкции родословия Овиных, кроме данных Новгородских писцовых книг, и сведения о расположении боярских дворов в самом Новгороде (см. ранее, “Владения и совладения родов Софийской стороны”). На археологической карте средневекового Новгорода можно достаточно точно указать места:


двора наместника Феликса (Овинова?) на Ильине улице, у церкви Знамения Пресвятыя Богородицы,


двора Шепели Есифовича Овинова (недалеко от церкви Св.Савы, у перекрестка Великой и Кузьмодемьянской улиц) и


дворов Ивана Захарьевича (в конце Прусской улицы, вблизи от городских ворот и церкви Вознесения) — см.на той же карте.


(рисунок)


Поскольку ничто не свидетельствует о том, что двор на Ильине улице оставался за Овиновыми и в конце 15в. — мы определим круг соседей Овиновых только в Загородском и Неревском концах.


Фрагмент археологического плана окрестностей Прусской улицы


<Илл.13плн>


Где № 12- Чудинцева, №16- Прусская, №17 — Добрыня (последняя — уже Людина конца)


Фрагмент плана окрестностей Десятинного м-ря от 1817г., с обозначением места, где была ранее разобранная уже в 1817г. “за ветхостию” Вознесенская церковь.


<Илл.13воз., 13во.>


И совр. фото дома, стоящего у крепостного вала (виден на заднем плане) на месте, где рядом с ц.Вознесения находилась усадьба бояр Овиновых:


<Илл.13ул>


Прусской улице (до недавнего времени — Желябова) также несколько лет назад было возвращено ее историческое имя.


<Илл.13таб.>


Итак, в “Лавочных книгах…” 1583г. в Загородском конце на Прусской улице (и Роговке) упоминаются следующие прежние хозяева дворов, огородных и садовых мест:


(стр.357 об.) “…в Загороцком конце … 2 места пустых за Ямою …было Юшковское да Истоминское… в Роговке к Апостолом, идучи по леву сторону пустого двора задворки Тимохинский огород … (стр.358) на Пруской же улице по левой стороне место белое нетяглое Ляпуновское Дубровскаго … Пустых дворов задворки (было за сапожника, белильника), (стр.358 об)…. На Пруской же улице пустого двора задворки Назарки Васильева дано …луковнику.. … попов задворок Вознесенскаго попа дано Падори Яковлеву с Чудинцевой улицы… (стр.380) …дано на оброк садовнику Тарасу Григорьеву на Пруской улице места пустые: место нетяглое Богдана Колычова, Володинское Костянтинова сына Розладина… (стр.384) …в Загороцком концы огороды и сады оброчные: на Пруской улице сад Григорьевский Тучина да Ивана Кузьмина подле Никитина двора Оклечеева за садовники… да за ними ж в Роговке на левой стороне к городу сад Кузьминский Фефилатова Лешуча (стр.385) …за садовники … сад озерко Ивановский Захарьина да Фоминской поперег по Пруской улице … ныне за садовники… /…/ в Роговке к Прусской улице огород Ерюхинской ныне белильника.. (стр.386) …8 мест черных дворцового дьяка Богдана Логинова, да Офонинской Симанова, да Ивашки Шалова… (стр.386 об.) …на Пруской же улице позади двора в огороде 4 места тяглые: Ивашки Захарьина, Миткинское Кирилова, Максимовское Плоткина… (стр.387) …рядом Петровское стояльца да Семеновское Мякинина… (стр.456) …дано на оброк на Пруской улице Грише Дементьеву пахати тяглое пустое место Конановское Рукавичникова и другое (до тяглого жильца)…”.


Заметим для памяти, что огороды Прусского заполья граничат с огородами владычных крестьян с Чудинцевой улицы, и часть этих огородов — “спорная территория”.


И в Неревском конце


Фрагмент археологического плана окрестностей Кузьмодемьянской улицы


<Илл.14плн.>


где №4- Холопья, №5 — Кузьмодемьянская, №6 — Розважа, и пересекает их Великая улица.


Итак, далее в том же источнике:


“…на Кузьмодемьянской улице —


(стр.333) …На Кузьмодемьяне ж улицы место пустое белое нетяглое Шепелы Овинова на оброке ныне… промеж Григорьева двора да Савинскаго попа 1/2 места пусто…


…на Кузьмодемьяне улицы сад Казимеров, Александровский Самсонова да Михайловский Селезнева… ”. (В другой редакции Л.к. : “…На Кузмодемьяне ж улицы: сад Олександровский Самсонова, да Михайловский Селезнева, до Олферьевской Пшонкина, да Степановской Мошенника, да Сидоровский Иванова, да Марковский Памфилова,да Ивановский Клайдовского, … а поперек от Кудашова огорода Секирина до Яковлеви улицы…” и т.д. (пропускались мной при перечислении имен прежних владельцев имена луковников, колпачников, огородников, белильников, садовников и т.д., то есть тех, кто явно не мог иметь к боярам никакого отношения.


Отбросим имена прежних владельцев, явно пришедших с московской властью. Богдан Колычов, Владимир Розладин, Никита Оклечеев, Семен Мякинин, Конон Рукавишников — представители известных московских фамилий. Офоня Симанов, Ивашка Шалый — стрелецкие головы. Дворцовый дьяк Богдан Логинов — служащий московской администрации. Некий “Петровский стоялец” — вообще не хозяин двора.


Теперь среди прежних владельцев на Прусской и Кузьмодемьянской улицах остаются лица, владения которых, возможно, принадлежали еще к “домосковскому” периоду.


На Прусской улице владели дворами некие Юшка и Истомка, Ляпун Дубровский, Назар Васильев (уж не Назар ли подвойский?), вознесенский поп, Григорий Тучин, Иван Кузьмин, Иван Захарьин Овинов (2 раза) и Фома Захарьин (тоже Овинов?), Митка Кирилов, Максим Плоткин.


На Роговке — некие Тимоха и Ерюха, Кузьма Фефилатов.


На Кузьмодемьяне улице — Шепеля Овинов, некий Григорий, савинский поп, Казимер (Василий Александров сын), Михаил Селезнев, Александр Самсонов, Кудаш Секирин, Степан Мошенник, Сидор Иванов, Марк Памфилов, Иван Клайдовский, Олферий Пшонкин.


Выберем имена известных новгородских бояр и житиих (имена без отчеств, с большой степенью вероятности, принадлежат простым людям). Теперь из выше перечисленных имен нас интересуют:


— в Загороцком конце на Прусской улице и на улице Роговке Ляпун Дубровский, Назар Васильев, Григорий Тучин, Иван Кузьмин, Дмитрий Кирилов, Максим Плоткин, Кузьма Феофилактов;


— в Неревском конце на Кузьмодемьянской улице Казимир (Василий Александрович), Михаил Селезнев, Александр Самсонов, Секирин, Марк Памфилов.



Как видно, если мы предполагаем происхождение Овиных как от Захария Михайловича, так и от Юрия Онцыфоровича, нам нужно признать, что дворовое место в Неревском конце принадлежало предкам Овиных ранее, нежели место на Прусской улице. И дело даже не в том, что это место ближе к центру города и поэтому более “престижно”. Дело в том, что практ.все перечисленные выше соседи Овиновых по Кузьмодемьянской улице состоят между собой в родстве. Это очень похоже на пресловутую “дедину” — большой участок (или даже бывший поселок), принадлежавший ранее какому-то одному лицу, и разделенный со временем между его потомками. Чего нельзя сказать о соседях по ул.Прусской — здесь, на первый взгляд, вообще складывается впечатление о “случайном наборе” фамилий). В любом случае — как при происхождении Овиновых от Григория Юрьевича, так и от Григория Богдановича — для нас в плане восстановления родственных связей предков Овиных более перспективны соседи их и их предков на Кузьмодемьянской улице.


Соседи Овиновых по Кузьмодемьянской улице.


Из последних новгородских бояр (ок.1484-90г.г.) на Кузьмодемьянской улице соседствуют с Овиновыми Василий (Александрович) Казимир, Михаил Селезнев, Александр Самсонов, Кудаш Секирин, Степан Мошенник, Сидор Иванов, Марк Памфилов, Иван Клайдовский, Олферий Пшонкин.


Перечень кузьмодемьянцев конца 15в. мы с полным основанием можем дополнить именами владельцев пригородных пожень от улицы Кузьмодемьян:


Матвей и Михаил (уже упомянутый выше) Матвеев, Оксентий (Селезневы), Федор Селезнев Немой, Черный, Марья, Олексей Самойловы, Мартемьян Божын с Оксентием Щеткиным, Василий Алексеев Гущин, Патрикей Есипов (=Шепеля?), Игнатий и Борис Ивановы Бахромовы, Сенка Седельников, Колоколковы, Филипп Репников, Иван Белого, Олексей Мануилов, Яков Васильев сын Губин, Нефедка и Ермолка Ларишины, Ситка Хвостов (из Воздвиженского заполья, новый хоз.), Степан и Лаврентий струпинские бояре (?), Семен и Андрей Столбовы, Иван, Семен, Игнат Демидовы дети Паржина (Паршина), Иван Бурков с Юрием Микулиным, Василий Лутьянов.


Сведения о жителях Кузьмодемьянской улицы во времена, предшествующие годам “боярского вывода”, находятся в нескольких ист.источниках. В первую очередь, таким источником являются Новгородские летописи (далее, кроме сведений о кузьмодемьянцах, я привожу и упоминания и о Яневе улице, поскольку на ней находился в начале 15в. двор Ивана Иевлича — сына Иева Обакуновича и вероятного родственника Овиновых).


Исторические упоминания о Кузьмодемьянской о Яневе улице.


В 1234г. среди имен новгородцев, погибших в походе князя Ярослава на Юрьевских немцев и на Литву в бою у Дубравны в Торопецкой волости упомянут некий Гостилец с Кузьмодемьянской улицы.


В 1267г. (23 мая) в Новгороде был сильный пожар, и вся Кузьмодемьянская улица выгорела.


В 1271г. Федор Хотович построил деревянную церковь Савы и церковь Козьмы и Дамиана на Холопьей улице. Внимание! Церковь Козьмы и Демьяна на Холопьей и Козьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улицах — разные церкви!


В 1272г. в Новгороде был сильный пожар, в т.ч. и на Кузьмодемьянской улице. В числе имен погибших жителей Неревского конца упомянут “муж добр Елевферий Лазоревич”.


В 1303г. построена церковь Козьмы и Дамиана на Холопьей улице (вероятно, после очередного пожара).


В 1311г. (ночью 19 мая) был пожар на Яневы улице.


В 1330г. Архиепископом Новгородским избран Григорий Калека, поп церкви Козьмы и Дамиана на Холопьей улице, при постриге нареченный Василием.


В 1345г. Архиепископ Василий заложил церковь Козьмы и Демьяна “…по велению раба божия Онаньи Куритскаго на Кузьмодамиан улицы на другия недели по Велице дни…” (1-я Новг. лет., 4-я Новг. лет.)


В 1352г. в Новгороде вновь был пожар, выгорел Неревский конец, в т.ч. Кузьмодемьянская, Холопья и Янева улицы “…от Якова святаго до берега”.


В 1356г. построена церковь св.Савы на Кузьмодемьянской улице.


В 1394г. построена каменная церковь Спаса в конце Кузьмодемьянской улицы и монастырь св.Савы.


В 1397г. в Новгороде был пожар, выгорели Янева, Холопья, Кузьмодемьянская ул. “по самый берег”.


В 1400г. построена церковь свв.равноап.Константина и Елены на Яневе улице, освящал ее Арх.Иоанн Новгородский.


В 1405г. был пожар на Яневе улице.


В 1418г. во время посадничества неревского боярина Василия Есифовича произошло т.н. “восстание Степанки”. Был разграблен двор боярина Данилы Ивановича Божина внука на Кузьмодемьянской улице и спустя день — дворы его сторонника боярина Ивана Иевлича на Яневе и Чудинцевой улице. После этого нападение восставших отразили на Прусской улице, где обороной руководили тот же Иван Иевлич и прушанин Иван Богданович, и восставшие ушли на Торговую сторону.


В 1418г. году была заложена боярами Хотовичами каменная церковь Св.Савы на Кузьмодемьянской улице.


В 1433г. был пожар на Яневе улице.


В 1471г. был пожар на Кузьмодемьянской улице.


В 1488г. (12 июня) был пожар на Кузьмодемьянской улице.


Дальнейшие сведения о событиях и людях, связанных с Кузьмодемьянской и Яневой улицами, для реконструкции нашей родословной росписи не представляют интереса, ибо речь идет о событиях в новг.жизни, происходящих после “боярского вывода”.


Отбросим имена, которые трудно увязать с новг.боярскими родами (Гостилец), а также — наверняка не имеющие отношения к этим родам (поп Григорий Калека).


И, разумеется, необходимо еще раз остановиться на именах четверых бояр — “заглавных вкладчиков” в 1400г. книги “Пролог” в церковь Козьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице (ныне хранится в т.н. “Синодальном собрании”). Эти бояре — Юрий Онцыфорович, Иван Данилович, Дмитрий Микитинич и Василий Кузьминич. Скорее всего, на момент вклада они являются главами основных боярских кланов Кузьмодемьянской улицы.


Кроме того, в берестяных грамотах, найденых при арх.раскопках в р-не пересечении Кузьмодемьянской и Великой, и Холопьей и Великой улиц, упоминаются следующие кузьмодемьянцы (или их ближайшие соседи):


на свадебном пиру (кон.14в.), кроме уже перечисленных — некий Терентий, Фларь Кончанков, Борис Пантелеев, Павел Иванов, Савва и Григорий Тимошкины, Богуславль, Гориславич, Ратслав-подвойский, Максим Машков, Филофина жена, Фларь, Ларьян,


а также — в разных грамотках — боярин Яков (Якун), Степан Тайшин, Иван Шыроково (Яжыщинский),


Фефилат (Захарьевич?), некий Моисей и его наследники Тарасьины, Даниловичи, Матвей и его брат Григорий, Лука Степанович (нач.15в.), пос.Борис Васильевич и его жена Настасья (тогда же) и сын Иван, Андриан и Никита Михайловичи и их мать Настасья (нач.-сер.15в.),


и (единичные упоминания) — Канунниковы, Бешковы, Фларевы, Памфиловы.


Еще раз обратимся к плану окрестностей Кузьмодемьянской улицы(см. на схеме ранее).


Улица Великая пересекает улицу Кузьмодемьянскую. Следующий перекресток ул. Великой — с ул.Розважей, а предыдущий — с ул.Холопьей. Поэтому целесообразно найти упоминания в летописях и об этих двух улицах — также на предмет выявления имен соседей предков Овиных.


Улица Холопья:


В 1290г. новгородцы убили жителя ул.Холопьей Самойлу Ратшинича на владычном дворе.


В 1299г. был пожар, в т.ч. и на ул.Холопьей (см. те же события, которые упомянуты на Козьмодемьянской улице)


В 1303г. — пожар на Холопьей улице.


В 1350г. церковь Козьмы и Демьяна на Холопьей ул. “поставил Юрьи посадник” (Юрий Иванович)


В 1375г. тот же Юрий Иванович поставил каменную церковь Козьмы и Демьяна и церковь на ул.Легоща Неревского конца.


В 1417г. посадник Юрий Онцыфорович поставил церкви Николая Чудотворца на Холопьей и Чудинцевой улицах (постройку церкви на ул.Чудинцевой я вношу в перечень, поскольку ок.20 лет тому назад на этой Чудинцевой улице построил церковь Симеона уже имеющийся в нашей росписи Богдан Обакунович).



И улица Розважа:


В 1311г. — пожар в Неревском конце, первым загорелся на Розваже “Глебов двор”.


В 1340г. — пожар на Розваже.


В 1397г. — пожар на Розваже.


Таким образом, круг бояр, имеющих отношение к ближайшим окрестностям Кузьмодемьянской улицы, несколько расширился:


1.Федор Хотович (1271),


2.Елевферий (Олферий?) Лазаревич (1272),


3. некий Глеб (1311г.),


4. Онанья Куритский (1345),


5. Юрий Иванович (1350 и 1375),


6. Юрий Онцыфорович, Иван Данилович, Дмитрий Микитинич и Василий Кузьминич (все четверо — вкладчики “Пролога…” в церковь Кузьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице в 1400г.),


7. Юрий Онцыфорович (1417),


8. Данила Иванович Божин внук (1418г.),


9. Иван Иевлич (1418г.),


бояре Хотовичи (1418г.).


10 и … (из берестяных грамот): некий Терентий, Фларь Кончанков, Борис Пантелеев, Павел Иванов, Савва и Григорий Тимошкины, Богуславль, Гориславич, Ратслав-подвойский, Максим Машков, Филофина жена, Фларь, Ларьян, боярин Яков (Якун), Степан Тайшин, Иван Шыроково (Яжыщинский), Фефилат (Захарьевич?), Моисей и его наследники Тарасьины, Даниловичи, Матвей и его брат Григорий, Лука Степанович (нач.15в.), пос.Борис Васильевич и его жена Настасья (тогда же) и сын Иван, Андриан и Никита Михайловичи и их мать Настасья (нач.-сер.15в.), и Канунниковы. Бешковы, Фларевы, Памфиловы.


Этот список можно еще дополнить именами новгородских воевод-неревлян (это практически равнозначно посадникам от Неревского конца: Матвей Варфоломеевич (из Мишиничей) (1340г.), Есиф Васильевич (вероятно, из Пашиничей)(1435г.). В 1350г. упомянут Юрий Иванович (см.выше, №5).


И хронологически завершают этот перечень последние новгородские хозяева дворов на Кузьмодемьянской улице в конце 15в.:


Шепеля Есифович, Александр Самсонов, Василий Казимир, Михаил Селезнев, Кудаш Секирин, Степан Мошенник, Сидор Иванов, Марк Памфилов, Иван Клайдовский, Олферий Пшонкин,


а также последние новгородские хозяева пригородных пожень Кузьмодемьянской улицы :


(Селезневы): Матвей и Михаил Матвеев, Оксентий Федор Селезнев Немой, Черный, Марья, Олексей Самойловы, Мартемьян Божын с Оксентием Щеткиным, Василий Алексеев Гущин, Патрикей Есипов (=Шепеля Есипов или его брат?), Игнатий и Борис Ивановы Бахромовы, Сенка Седельников, Колоколковы, Филипп Репников, Иван Белого, Олексей Мануилов, Яков Васильев сын Губин (родств.Селезневых), Нефедка и Ермолка Ларишины, Ситка Хвостов (из Воздвиженского заполья, вероятно, новый хозяин?), Степан и Лаврентий струпинские бояре (наследники Моисея из гр.519-521?), Семен и Андрей Столбовы, Иван, Семен, Игнат Демидовы дети Паржина (Паршина), Иван Бурков с Юрием Микулиным, Василий Лутьянов — (скорее всего, тоже кузьмодемьянец).


Анализ имен кузьмодемьянцев разных лет удобнее всего начать с имен заглавных вкладчиков “Пролога” в церковь Кузьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице в 1400г. — поскольку эти четверо — вероятно, представители осн.боярских родов улицы, а следовательно, кто-то из них должен приходиться близким родственником или даже прямым предком боярам Овиным).


Вкладчики “Пролога…” в церковь Кузьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице в 1400г.


Юрий Онцыфорович (он первый в списке) представляет бояр Онцыфоровичей — один из родов потомков бояр Мишиничей (на схеме 62-А, реконструкция В.Л.Янина).


<схема 62А>


Принадлежность Онцыфоровичей к боярству Кузьмодемьянской улицы доказана нахождением множества их берестяных грамот при археологических раскопках в р-не перекрестка Великой и Кузьмодемьянской улиц (см. “Источники…”), и неоднократными летописными и др.свидетельствами; Если мы смыкаем роспись с родословной Овиновых, получаем сл. схему 62-Б


<схема 62Б>


Дмитрий Микитинич (третий в списке) представляет бояр Матвеичей — другой род потомков бояр Мишиничей, см. на схеме


<схема 63>


Археологически доказана и территориальная принадлежность бояр Матвеевичей: они являются соседями Онцыфоровичей. Примерно известно место двора вдовы одного из последних Матвеичей Марфы Исаковой жены Борецкого, в р-не ул.Великой (где-то от улицы Розважи до улицы Борьковой). И на это же место указывает А.Ф.Вельтман в 1834г., когда дом Марфы-посадницы и ее погреба еще существовали: “…дивный дом Марфы посадницы, в котором живет немец портной, и медовыя погреба ея, в которых поселился какой-то Вулкан со своей кузней…” и т.д.).


Иван Данилович (второй в списке) вероятно, является отцом Данилы Ивановича “Божина внука” (упоминается в 1418г.) — см. схему 64 (см.также ранее). Необходимо упомянуть и о другой возможности: Иван Данилович — сын Данилы Кузьмича, с которым вместе в 1358 году строил в храм 12 Апостолов на Прусской ул. посадник Андреян Захарьевич).


<Схема 64>


Василий Кузьминич (четвертый в списке). Его место в родословной новгородских бояр пока не вполне понятно. Поскольку представители Онцыцфоровичей и Матвеичей определены, следовательно, двое оставшихся бояр должны представлять потомков Павшиничей и потомков Твердислава Михайловича (предки и родственники последнего ранее были связаны с Неревой, хотя к 1400г., возможно, к ней род его уже отношения не имеет).


Согласно предыдущей реконструкции, Иван Данилович и Данила Иванович — предположительные потомки Захарии Михайловича и Михаила Павшинова и предки посадника Григория Даниловича. То, что Овины не являются потомками Григория Даниловича, мы уже решили ранее при рассмотрении посадников по имени Григорий.


Т.о., в качестве вероятной кандидатуры на место представителя рода предков Овиных (в случае их происхождения не от Онцыфоровичей, а от Обакуновичей) — остается только Василий Кузьминич.


Поскольку, если предположить, что он является членом рода Феофилатьевых (среди потомков Данилы Павшинова только там еще встречается имя Кузьма), то потомство Павши будет представлено двумя вкладчиками “Пролога”. Следовательно, правильнее будет предположить, что Василий Кузьминич представляет “прусский” род Кузьминых (тоже имеющий неревские корни, но достаточно давние). И тогда получается, что Иван Данилович представляет род Павши, а Василий Кузьминич — род Твердиславичей. В результате каждый из четырех основных кузьмодемьянских родов при вкладе “Пролога” представлен одним боярином, что вполне логично —


<схема 65А>


Среди Твердиславичей Кузьмодемьянской улицы Василий Кузьминич — старший в “старшей” ветви рода, так как именно старший в роде должен был являться “заглавным вкладчиком” (по аналогии с представителями Онцыфоровичей, Матвеичей и оставшихся на Кузьмодемьянской улице Павшиничей).


Теперь попытаемся связать остальных упоминаемых в исторических источниках кузьмодемьянцев с этими четырьмя боярами — главами важнейших кузьмодемьянских родов на 1400 год.


Первая группа — потомки Онцыфоровичей. В 1400г. и в 1435г. упоминается Юрий Онцыфорович, ранее — все Валфромеичи, а в 1484-90г.г. род либо никем не представлен (к концу 15в., согл.В.Л.Янину, упоминаются только женские имена), либо их прямыми потомками являются Овиновы и Шепелевы.


Вторая группа — предпол.потомки Павшиничей: Иван Данилович (1400г.), Данила Иванович Божын внук (1418г.). К 1484-90г.г. род представляют их родственники — оставшиеся на Кузьмодемьянской улице Божыны (возм., кто-то еще?).


Третья группа — потомки Матвеичей: Дмитрий Микитинич (упом.в 1400г.), Юрий Иванович (упом.в 1350, 1375г.г.), Марфа Борецкая (упом.в 1484-90г.г.; Марфа — неревская боярыня как по мужу, так и по деду Афонасу Свекле), и в конце 15в. — Александр Самсонов.


Четвертая группа — потомки Твердиславичей: Василий Кузьминич (уп.в 1400г.),


(и Овиновы — в случае, если они потомки Обакуновичей и Твердиславичей).


Занимающие видное место среди жителей Кузьмодемьянской ул. конца 15в. бояре Селезневы, Василий Александрович Казимир и его брат Яков Александрович Короб, как сказано ранее — скорее всего, являются потомками близкого родственника Онцыфоровичей и Матвеичей Марка Варфломеича; Нерадовы же — Давыда Лукина (от Луки Варфломеича, также предположительно). Кстати, интересный вопрос: почему никто из рода Марка Варфоломеича не участвует во вкладе? Генеалогичести они — “ровня” с Матвеичами и Онцыфоровичами, и не должны входить ни в первый, ни во второй род. Остается предположить, что на момент вклада потомки Марка жили на какой-то другой улице, либо были с другими родами “в ссоре”?.



Кузьмодемьянец Шепеля Есифович Овинов (конец 15в.) может принадлежать как к роду, являющемуся потомками Твердиславичей, так и к роду потомков Онцыфоровичей. Вероятность того, что Овиновы — потомки Пашиничей (но не к роду Данилы Ивановича, а к какому-то следующему ниже “по старшинству”, например, потомству Захарии Михайловича), как уже сказано ранее — мала.


И остаются на этом этапе анализа “без места” “раб божий Онанья Куритской” (упом.в 1345г.), бояре Хотовичи (впоследствие “прусские”; в данном случае нам неинтересны, ибо Овины в 1476 году встречают Ивана 111 с ними в разных кланах) и Елевферий Лазаревич (вероятно, сын пос.Лазаря Моисеевича?).


Поскольку предполагаемые предки Овиных, в случае их происхождения из рода Захарии Михайловича (версия №1*), уже рассмотрены — необходимо подробнее остановиться на роде Василия Кузьминича.


Из предков Кузьминых в середине-конце 14в. упоминаются в Новгородских летописях пос.Кузьма Твердиславич (предп.отец Захарии Кузьмича), пос.Федор Твердиславич и Обакун Твердиславич (пока непонятно, относится ли последний к этому роду) — см. схему. Я предполагаю, что Василий Кузьминич (уп.в 1400г.) — один из сыновей боярина Кузьмы Твердиславича и брат предка Кузьминых-Короваевых Захария Кузьмича. Если сделать еще одно предположение и допустить, что Обакун Твердиславич — брат Кузьмы и Федора, то необходимо признать, что Василий Кузьмич представляет среди вкладчиков “Пролога” семью, одна часть которой уже является загородскими боярами (Обакуновичи), другая же по-прежнему живет на Кузьмодемьянской улице или связана с ней (остальные Твердиславичи). Смыкая предыд.схему с реконструкцией родословной Обакуновичей и Овиных, получаем сл.схему


<схема 65Б>.


Итак, мы вновь пришли к росписи, владения последних представителей которой (Кузьминых и Овиновых) — никак не согласуются с возможностью их близкого родства — см.ранее в тексте. Версия же с происхождением Овиновых от Обакуновичей, а последних — от Павшиничей — входит в противоречие с результатом событий в Новгороде в 1384г. (власть в рез-те настоящей “гражданской войны” была передана от одного двоюродного брата другому). Кроме того, в версии “Павшиничи-Обакуновичи-Овиновы” при сравнении землевладений предполож. близких родственников также “не все сходится”.


Как видно, пока “дополнительными данными” доказательная база версии “Овиновы — потомки бояр Обакуновичей” (обоих ее разновидностей) — размывается.


Другой первоисточник, который может помочь нам в реконструкции — состав групп “лучших людей-новгородцев”, встречающих на разных станах Великого Князя Московского Ивана 111 Васильевича во время его мирного похода на Новгород 17 ноября 1475г.



Состав групп новгородцев, встречающих в 1475г. Великого Князя Московского Ивана 111 Васильевича.


<Илл.15>


Овиновская группа (3-я по счету) встречает Ивана 111 17 ноября 1475г. В летописи: “…В 17, в пяток, на усть Вольмы, стоял Князь Великий во Влукоме; и стретили его мнози посадници Захарья Овин, брат его Кузьма, зять Иван Кузьмин, сын его Захарий и Иван, Василий Кузьмин, тысяцкий Михайла Берденев да боярин Григорий Михайлов…”. <Илл.16>


(фрагмент карты Неволина, см. ранее; отмечено мной место встречи Великого Князя Московского “Овиновской” группой).


Для того, чтобы правильно оценить состав Овиновской группы, необходимо разобрать и оценить состав остальных групп.


Как видно, 18 ноября Ивана 111 встречает “общегородская” группа (7-я по счету), в составе которой находятся архиепископ Феофил и его боярин Василий Пенков, Юрьевский архимандрит, степенной посадник Василий Онаньин и степенной тысяцкий Василий Есифов, служилый новгородский князь В.В.Шуйский, казначей и т.д. Разумеется, искать какие-то родственные или политические связи в этой группе бессмысленно, т.к. состав ее строго регламентирован занимаемыми должностями.


Разберем состав остальных групп. Оценивать группы будем по двум признакам: по родству и территориальной принадлежности их членов. При необходимости будем учитывать и политическую ориентацию входящих в группы бояр.


1 группа.


Первые лица ее — близкие родственники (см. схему “Связи родов…”): Феофилакт Захарьев, его сын и троюродный брат Яков Федоров (внук Якова Дмитриева?). И все они — “прушане” (см.“Лавочную книгу”). Входящие в группу “житьи” — также жители Прусской улицы.


2 группа.


Она велика, но состав ее объясним. Василий Казимир и Яков Короб — братья, неревские бояре. Григорий и Иван Михайловы — “Казимировы сестричичи”, тоже неревцы. Бояре Григорий Тучин, Богдан Есипов, Лука Федоров — между собой троюродные братья. Их родство с Казимиром и Коробом мне непонятно, но территориально — все они или бывшие или настоящие неревцы: Григорий Тучин — житель Прусской улицы, Лука Федоров — Людина конца (Волосова и Добрыня ул.), Богдан Есипов и Олферий Офонасов — неревские бояре. Тысяцкие Матвей Селезнев и Андрей Исаков — также неревцы. Они оч.дальние родственники предыдущих бояр, и, как мне кажется, занимают место в группе не “по родству”, а “по должности”.


3 группа


Состав группы был уже рассмотрен ранее. Первые лица группы — члены одного рода — рода Овиновых. Относительно Захария и его семьи можно утверждать, что они прушане (жители Загородского конца). Я затрудняюсь определить терр. принадлежность Кузьмы и Василия Кузьмина сына Овинова.


Важно решить, на каком основании занимает место в группе тысяцкий Михаил Берденев. Он живет в Людином конце, рядом с Овиными, поэтому вполне может быть загородским тысяцим. Политическая ориентация Берденева, в отличие от Овиных, не “промосковская”. Можно было бы предположить, что Овиновых и Берденева связывает близкое родство. Но эту вероятность мы уже практически отвергли ранее, при сравнении землевладений Овиновых и Берденевых. Вероятно, место Берденева в группе обусловлено, как и у других тысяцких — Матвея Селезнева и .Андрея Исакова — занимаемой ими должностью.


Боярин Григорий Михайлович из Овиновской группы, теоретически, может быть: Казимировым сестричичем (81*); Григ.Мих.Тучиным; Григ.Мих.Совкиным; или сыном Михаила Семеновича Берденева (?). Поскольку и Тучин, и Казимировы сестричичи встречают Великого Князя в составе других групп новгородцев — “Овиновский” Григорий Михайлович должен быть или сыном Берденева, или Совкиным (или каким-то другим, не упоминаемым в летописях боярином; скорее всего, в этом случае, каким-то родственником Овиновых).


Итак, с большой степенью вероятности — Григорий Михайлович из Овиновской группы является сыном Михаила Берденева или Григорием Совкиным.



4 группа.


В составе группы находятся трое бояр из рода Грузовых, Иван Шенкурский, Тимофей Кузьмин, Никита Офонасов, плотницкий тысяцкий Матвей и бояре Телятевы. Территориально все члены группы относятся к Плотницкому концу Торговой стороны. Поэтому подробно рассматривать группу я не буду.


5 группа


В составе группы находятся Никита Есифов, Семен Федоров, Есиф Максимов, Федор Семенов и житии. Все члены группы — неревцы, но близкими родственниками не являются.


6 группа


Возглавляет группу потомок “Мишиничей” неревский пос.Александр Самсонов. В состав ее также входят Юрий Иванов, пос.Иван Есифов и житии. В числе последних находится Мартемьян Божин, вероятно, являющийся потомком неревца Данилы Иванова сына Божина (упом.в 1418г.). На мой взгляд, логичнее предположить, что этот Иван Есифов — не “Павшинич”, а сын Есифа Андреянова из рода Онцыфоровичей). Тогда все члены группы — неревцы.


Обе последние группы — 5-я и 6-я — состоят из неревцев, во главе групп находятся потомки “Мишиничей” бояре Самсоновы. Для нас при оценке этих групп важно, что “житий” Мартемьян Божин находится в группе вместе с пос.Александром Самсоновым, Юрием Ивановичем (потомки “Матвеичей”), с пос.Иваном Есиповым и боярином Иваном Дмитриевым (последние двое и упоминавшийся в 1418г. предок Мартемьяна боярин Данила Божин — члены рода Павшиновых), а не в Овиновской группе. Таким образом, нахождение Мартемьяна не в Овиновской группе говорит против возможности происхождения Овиных от Божиных (и от пос.Григория Даниловича, в случае, если он тоже член рода Павшиновых, см.ранее).


7 группа


Она состоит из высших должностных лиц Новгорода, поэтому возможные родственные связи и терр.принадлежность членов ее не имеют значения.


8 группа


В ее составе — пос.Василий Глазоемцев и Родион Норов, а также множество бояр житьих людей, в т.ч. Полинарьины, Домажировы, Макарьевы, Сляковы, подвойский Василий Онфимов. Все они жители Плотницкого и Славенского концов Торговой стороны.


9 группа


Ее состав необычен, поскольку в группу входят только дети посадничьи и “житии”: Моисей Федоров, его родственник Константин Бабкин, Яким Онаньин, Лука Офонасов, Дементий Андреев Емецкий — те члены неревских родов 2, 5 и 6 групп, которые не участвовавали ранее во встречах Ивана 111. Накануне на эти рода “били челом” члены 8-й группы. Принцип формирования 9-й группы — вероятно, “событийный” (создана для “встречной” челобитной на жалобщиков из 8 группы) и не имеет ничего общего с принципами формирования остальных групп.


10 группа


Она состоит, преимущественно, из жителей Славенского конца и возглавляется славенским посадником Фомой Андреевичем Курятником.



Итак, все группы встречающих Ивана 111 составлены либо по территориальному, либо по родственному признаку (что не распространяется на тысяцких). Значит, в 3 группе Овиных и Берденева связывает соседство и должность Берденева; и искать, вопреки здравому смыслу, их родство — нет оснований. Представителей других родов в Овиновской группе нет.


Следовательно, проверить правильность наших реконструкций составом Овин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.