Новгородские бояре Овиновы (продолжение14)


Теперь проанализируем упоминаемые в других новгородских источниках персоналии, которые могут оказаться Овиными, их потомками или же предками.


Персоналии, могущие оказаться Овиновыми — по другим новгородским источникам.


Василий Захарьевич.


Его имя находим в “Актах исторических, изданных Императорской Академией наук…”. В 1456 году при заключении Яжелбицкого мира (89*) в Договорной грамоте Великого Новгорода с Великим Князем Московским Василием (Темным) он записан в числе “житиих” новгородских. Кроме этого, Василий Захарьевич (тот же?) упоминается в числе “житиих” в составе Новгородского посольства Архиепископа Ионы и посадников в Москву в 1462г. Правда, нигде не написано, что Василий Захарьевич — Овин. Но это наиболее вероятно, поскольку в эти годы единственный посадник с именем “Захарий” — Захарий Григорьевич Овин, и он участвовал в формировании состава посольства. Предположим, что Василий Захарьевич — тоже сын Захария Григорьевича. Тогда, поскольку политическая деятельность Василия Захарьевича начинается раньше деятельности Ивана Захарьевича, логично предположить, что Василий — старший сын. А то, что практ.все имения Захара Григорьевича записаны в НПК за Иваном Захарьевичем в сочетании с прекращением упоминаний о Василии после 1462г., может свидетельствовать о возможной смерти Василия Захарьевича до боярского вывода.


Юрий Захарьевич.


Он был великокняжеским наместником в Двинских землях в 1471 году, но нигде не назывался “Овин”. Захарий Григорьевич Овин занимал высокое положение в новгородской иерархии тех лет, поэтому его сыновья могли становиться московским чиновниками в новгородских землях, в т.ч. и наместниками в недавно отобранных у Новгорода и присоединенных к Москве Двинских землях. Исходя из всего этого и учитывая отчество Юрия — Захарьевич, можно предположить, что Ю.З. — сын Захария Григорьевича Овина. И, поскольку “Великокняжеский наместник” — высокий пост, логично было бы ожидать наличия у Ю.З. значительных владений в основных Новгородских пятинах (если, конечно, этот Юрий Захарьевич — новгородец). Но такого землевладельца в НПК конца 15в. среди Овиных нет. Значит, либо Юрий Захарьевич — пришлый чиновник, либо он новгородец, но умерший к моменту боярского вывода. И если мы предполагаем, что Юрий все же был новгородцем и принадлежал к Овиновскому роду, то он либо не оставил сыновей, либо его сыновья были переведены “к Москве” и испомещены там до 1484г. (Юрьевичей, Георгиевичей Овиновых в НПК конца 15в. нет). Этот Юрий Захарьевич вполне мог быть членом рода Захарьиных, как считают некоторые историки. Таким образом, в отношении Юрия Захарьевича имеют место сплошные допущения; Юрия Захарьевича в Овиновскую роспись я также не включаю.


Яков Захарьевич — вотчинник в неск.погостах Вотской пятины, зачастую — сосед Селезневых, Самсоновых, Ивана Захарьева сына Овинова. Поскольку величается с “вичем” — наверняка, не явл. представителем новгородского боярства. Скорее всего, он — член рода Захарьиных (Юрьевых).


Завершаю обзор упоминаемых в новгородских источниках Овиных и Овиновых “этапными” итоговыми росписями.


(Овиновы), Григоревы, Григоровы, Сменковы.


<схема79АБ>


Овиновы, Захарьевы, Григорьевы, Григоровы,


<схема75В>


Шепелевы и Патрикеевы


<схема76В>


Ближайшие потомки бояр Овиновых по московским источникам.


Раздел о дворянах Овиновых из “Записок…” М.Г.Спиридова.


“…Овинов род дворян новгородским показан и по службам оказались с сим названием следующия: 1.Захар отчества не сказано в новгородских посадниках показан, в 1476 году убит новгородцами в народное возмущение (1476 год указан ошибочно, он убит новгородцами в 1477-м, о чем известно из многих летописей, прим.А.И.Г.) 2. Кузма Захарович 3. Василий Казимирович (Кузьмич? — прим. А.И.Г.) 4. Яков Захарович. Сии троя в новгородских боярах показны и в 1476 году (1477г. — см. выше прим. А.И.Г.) побиты в Новгороде в народное возмущение…” (РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ед.хр. F IY-61/9, стр.213).


Из этих четверых Овиновых (точнее будет Захара и Кузьму Григорьевичей называть “Овины”) неясны для нас по-прежнему Кузьма Захарович и Яков Захарович. Зная из летописей, что во время “народного возмущения” в 1477г. были убиты толпой на Владычном дворе главы семейств Овиных Захар и Кузьма Григорьевичи (см. в “Никоновской”, Ермолинской, 2-й Софийской, 4-я Новгородской летописях и т.д.), я считаю, что спиридовский “побитый” Кузьма Захарович — вероятнее всего, и есть летописный посадник Кузьма Григорьевич Овин. Остается непонятным Яков Захарович. Если не сомневаться в имени и отчестве, которые дает М.Г.Спиридов, то никем, кроме как сыном Захария Григорьевича, Яков быть не может. Захар Захарович в 1476 году записан при встрече В.Кн.Московского во Влукоме вместе с отцом, след., у него еще нет своей семьи, и, тем более, взрослых детей. Кроме того, у Ивана Захарьевича Овинова был внук Яков Иванович Григоров, а имена у Овиновых и у Григоровых часто давались “через поколение”, в честь дедов. Т.о., Яков Захарович Овин вполне может быть этим дедом для Якова Ивановича Григорова. Итак, пока я предположительно включаю Якова Захаровича в Овиновскую роспись как одного из сыновей Захария Григорьевича Овина.


На основании раздела о дворянах Григорьевых из “Записок…” М.Г.Спиридова, можно еще дополнить нашу реконструкцию рода Овиновых.


Раздел о дворянах Григорьевых из “Запискок…” М.Г.Спиридова.


На мой взгляд, имеется достаточно оснований для того, чтобы соединить с выведенным из Новгорода Федором Борисовичем Овиновым (племянником Ивана Захарьевича) воеводу Семена Григорьева “Внука” (упом. у Спиридова в кач-ве воеводы в 1519 и 1524г.г.) и его сына Федора (племянника боярина Антона Григорова, убитого в 1552г. под Казанью, см. полный текст “Данной грамоты…” вдовы Антона Григорова от 1554г., где упомянут ее племянник по мужу Федор Симонов (Симеонов) “Внуков”).


<Схема75Г>


Боярин из Воротынска Антон Васильевич Григоров (см. 1-е издание “Григоровы”) наиб.вероятно, явл.сыном Василия Ивановича Овинова (Григорьева, Григорова). Поскольку Федор Симеонов Григоров (сын Семена “Внука”, см.выше) — племянник Антона, Семен Григорьев “Внук” — брат Антона. Но в предыдущем поколении Григорий только один — Григорий Овин (см.НПК), предпол. брат Ивана Захарьевича. Его сын, вероятнее всего, и есть воевода Семен Григорьев — отец убитого в 1552г. под Казанью Федора Григорова. Кроме того, вдова этого Семена “Внука” Аксинья Федорова — дочь выведенного из Новгорода Федора Борисовича Овинова (в Синодике Иосифо-Волоколамского монастыря 16 — нач.17в.в.), см. схему


<схема75Д>


Упоминания об Овиновых в синодиках Московского государства нач.-сер.16 века


Синодик Троице-Сергиева монастыря.


<Илл.20>


В Синодике Троице-Сергиева монастыря 1575г. (записи 1509-1519г.г.) записаны инокини Ефросинья Овина (Овинова) и Феогния Овина. В Кормовом синодике ТСЛ 1673 года значится: “…корм по Овиновых роду поминати Иоанна, Анастасии, инокини Ефросиньи, Иосифа, инокини Феогнии, Ксении младенца… дачи их в Московском уезде сельцо Городищо, да деревня Наумова, да две мелницы – подзаразная, да луг Бугунов…”. Там же находится описание их вкладов “шитых” и денежных на 135 и 200 рублей. На основании того, что сельцо Городищо и луг для ТСЛ были куплены по приказу и на средства инокини Ефросиньи Овиновой (см. полный текст “Вкладной книги ТСЛ”), можно предположить, что все поминаемые Овиновы – ее родственники. К сожалению, мы не знаем “мирского” имени Ефросиньи и имени ее мужа (если таковой существовал), поэтому привязать ее к общей росписи Овиновых нет возможности. Только двоих поминаемых можно совместить с персоналиями росписи. Вероятно, что поминаемые первыми Иоанн и Анастасия Овиновы — имеющиеся в нашей росписи боярин Иван Захарьевич и его жена Настасья — См. схему


<схема75Е>


Иосиф Овин — второе мужское имя в Синодике; не указано, что Иосиф — инок, значит, это его мирское имя. Поскольку Иосиф написан вслед за инокиней Ефросиньей, он не может быть ее отцом, братом или мужем. Но он не может быть и ее сыном, т.к. тогда перед именем Ефросиньи должно было бы стоять имя ее мужа. Поскольку имя Иосифа стоит после двух женских имен, он, наверняка, является представителем следующего поколения Овиновых. Вероятнее всего, Иосиф — младший сын боярина Иоанна и Настасьи, сохранивший “прозванье” Овиновых. Не достигший совершеннолетия в 1478г., когда в Зборе должны были присягать бояре со всеми своими совершеннолетними сыновьями, он не пошел на московскую службу с изменением “прозвания”.


Спустя же 10-15 лет отношение Государя к памяти новгородских боярских родов изменилось. Мы не встречали среди рассмотренных в ходе реконструкции “новгородского периода” ни одного Иосифа Овинова. Но имя Осип (то же, что Есип, Есиф, Иосиф) встречается ранее в росписях (например, отец боярина Шепели Овинова). Можно было бы предположить, что московский служилый человек Иосиф Овинов — потомок боярина Шепели Есифовича Овинова. Но, во-первых, дети и внуки Шепели Есифовича, согл.НПК, носят фамилию “Шепелевы”. Во-вторых, если бы Иосиф являлся сохранившим фамилию Овиных сыном или внуком Шепели, то перед его именем в Синодике должен был бы поминаться Шепеля. Поминаемые первыми Иоанн и Настасья, как мы ранее решили, — Иван Захарьевич Овинов и его жена. Маловероятно, что в Синодике идет речь о какой-то неизвестной семье потомков Шепели, где, по совпадению, мужа и жену зовут также Иван и Настасья.


Нужно сказать, что в начальной части родословной дворян Овиновых мы также встречаем имя Иосиф — Осип Андреев сын Овинов (1634г.) — см. в разделе “Первоисточники”. Конечно, не этот Осип записан в Синодике ТСЛ середины-конца 16в. Но, зная склонность Овиновых называть сыновей именем деда или прадеда, могу предположить, что поминаемый в Троице Иосиф — дед или прадед “служилого дорогобужца” Осипа Андреевича Овинова.


Синодик Иосифо-Волоколамского монастыря середины-конца16в. (ф.1192 оп.2 ед.559 РГАДА).


<Илл.21>


В нем записаны (к сожалению, по отдельности) несколько Овиновых:


1.“иерей Иаков москвитин” (над строкой приписка “Овинов” (стр.128),


2.“священноиерей Иов (над строкой приписка “Овинов”, стр. 201); и в общем списке мирян:


“Евфросинья Иосифова” (над строкой — “Овинова”) и некая Мария (над строкой “Авинова”).


В синодике нет раздела, где бы по-порядку перечислялись поминаемые Овиновы, или поминался их род. Поэтому, даже предположительно, связать между собой эти четыре имени — невозможно. Не исключено, что отец Ефросиньи Иосифовны — поминаемый в предыдущем синодике (Троице-Сергиевого м-ря) Иосиф, младший сын “выведенного” боярина Ивана Захарьевича Овинова; но это — лишь предположение…


Таким образом, на основании данных Синодика Иосифо-Волоколамского монастыря конца 16 — начала 17в.в. ничего добавить в роспись рода Овиных — Овиновых нам не удается.


Московский актовый материал 16 века.


В “Актах Московского государства…” упоминается Салтан Овинов — дьяк, писец Поместного приказа. Дату его рождения можно условно отнести к началу-середине 16 века. Салтан упоминается в земельных актах Московского и Переславль-Рязанского уездов в 1570 и 1574г.г.: “…Продажа дворцовой деревни Повадиной в Ростуновской волости Московского уезда … письма дьяков Ивана Внукова да Салтана Овинова…”. Поскольку за него в 1580г. поминальный вклад в Иосифо-Волоколамский м-рь дают его совершеннолетние внуки Коракадымовы, Салтану в 1580-м году, как минимум, 66 лет. Но даже предположить, кто был отец Салтана, мы не можем, поскольку Салтан пишется без отчества. Кроме того, Салтан — прозвище, а не имя. Поэтому Салтана Овинова в реконстр.роспись я включить не могу.


Овиновы, упоминаемые в Разрядных книгах (по сохранившимся Разрядным книгам и выпискам из несохранившихся Разрядных книг, содержащихся в “Записках о старинных службах…” М.Г.Спиридова). В Московских службах в 16 в. записаны вяземцы Злоба Яковлевич, Иван и Никита Афонасьевичи, Богдан Злобин дети Овиновы и бывший дорогобуженин Осип Андреевич Овинов, испомещенный в кон. 16-нач.17в. по Гороховцу и Касимову. В грамотах Царя Федора Иоанновича за 1595 и 1596 г.г. находим тексты, написанные неким писцом Иваном Овиным (без отчества). Впоследствие служилые люди Овиновы известны в Воронеже (в 1634г.) и в Касимове (с 1638г. и далее).


Об Осипе Андреевиче Овинове удалось найти сравнительно много информации.


Вот самые ранние док.сведения об его службах. В “Дорогобужской десятне Михайла Шеина и дьяка Стефана Угоцково 7139г.”: “…Осипу Ондрееву Овинову дано государево жалованье и в прошлом 140 велено быти на государеве службе в Смоленске с боярином Михайлой Шеиным со товарищы…”. В “Дорогобужской десятне роздачи на Москве боярина князь Ондрея Васильевича Хилкова да дьяка Гаврилы Левонтьева 7142г.”: “Осип Андреев Овинов сказал про себя, что он с государевой службы из-под Смоленска съехал…” (столбцы Владимирского стола № 120, ст.460-462).


И об его землевладении: “…Касимовского уезда, дворцовой волости Рубецкой. /…/ Дорогобуженя — отделено Осипу Андрееву сыну Овинову в его оклад в 250 чети в деревне в Василеве крестьян… пашни 50 четьи в поле, а в дву потомуж…” (Писцовые книги, №400, ст.170, л.л.120, 129 об., 132об.). В десятнях и смотренных списках нач.-сер.17в. находятся и его сыновья Игнатий и Прокофий, также “дорогобуженя”.


Все эти сведения можно представить в виде сл.схем.


<схема80>


Но, как видно, самые ранние упоминания в Разрядных книгах и десятнях отстоят от последних новгородских записей более, чем на 100 лет. Таким образом, достоверно связать первые персоналии “московского” периода с последними персоналиями имеющейся росписи бояр Овиных — практически невозможно. Однако можно, подобно тому, как ранее в попытке реконструкции росписи Овиных через Обакуновичей, попытаться прибегнуть к “Именному анализу” (90*).


Но, даже прибегая к подобным “ухищрениям”, заполнить более чем 100-летний провал в поколенной росписи все равно не удается.


Больше имен Овиных и Овиновых в конце 15 — начале 16 в.в. мне найти не удалось. Значит, в дополненном виде поколенная роспись рода Овиных — Овиновых приобретает следующий вид — схема


<схема81>


Кроме того, остается отдельный фрагмент “Шепелевы и Патрикеевы”, который наверняка соединить с общей росписью невозможно — схема 82.


<cхема82>


Кроме того, остается два отдельных фрагмента “Григоровы”, один — “Григоровы — Сменковы” и несколько разрозненных, ничем не связанных между собой имен Овиновых и Григоровых схемы 83 и 84.


<схемы83,84>


Еще несколько замечаний к окончанию раздела “Попытка реконструкции…”


(см. схему из “Летописного периода” 1-го издания “Григоровых”


<схема 85>.


В первой книге “Григоровы” я ошибочно отнес к роду Захария Григорьевича Овина и семью “прусского” посадника Феофилакта Захарьевича. Но Феофилакт Захарьевич — очень дальний родственник Захария Григорьевича; он является потомком посадника Павши Ананьевича (см. на схеме к статье “Связи Овиных с другими новгородскими родами”). Вместе с Феофилактом Захарьевичем из росписи рода Овиных уходит и его сын Кузьма Феофилактьев, предок дворян Феофилактьевых.


Также ошибочно я относил к роду Захария Григорьевича и “вдову Настасью Иванову богатую и славную” с сыном Юрием.


Покойный муж этой Настасьи — Иван Григорьевич, сын посадника Григория Афонасьевича, а не Иван Захарович (анализ по землевладениям из НПК). Значит, и “не возжелавший милостей” сын этой Настасьи Юрий Овиновым не является (см. в тех же “Связях…”). Жену же Ивана Захарьевича Овинова тоже звали Настасья Иванова, но сына Юрия у них не было.


Иван Кузьмин “сын” Овинов из 1 книги. Во время написания первой книги я пошел “на поводу” у составителя “Указателей к Новгородским писцовым книгам”, которые поименовали Ивана Кузьмина — Овиновым “сыном”. В самом же тексте Новгородских писовых книг и в летописных текстах написано — “Иван Кузьмин зять Овинов (зять пос.Захария Григорьевича, сын боярина Кузьмы Семеновича, предок дворян Кузьминых-Караваевых).


О легендарном “Григоре” и происхождении фамилии Григоровых.


Мы уже решили, что никто из предков Овиных в обозримом прошлом ниоткуда в Новгород не выезжал. Имя же “Григор”, на первый взгляд, не русское. Но это не совсем так. В тех краях, которые близко соприкасались с немцами, литвой и др.западными народами, в русский язык проникало много “западных” оборотов, звучаний, даже корней. В новгородских берестяных грамотах, которые лучше, нежели летописи и синодики, отражают древнюю новгородскую разговорную речь, вместо “Григорий” (чье -“Григорьево”) пишется Григор, Григорь (чье — Григорово, Григорево), — см. “Новгородские берестяные грамоты …” в “Источники и библиография к 1 части…”. Так что это, на первый взгляд, “не совсем русское”, звучание фамилии никоим образом не противоречит ее “местному” происхождению.


“Официальным” годом рождения фамилии является 1495-й, так как, согласно “Древнейшей родословной…”, в этом году впервые помещик Василий Иванов сын Григорьев (из рода Ивана Захарьевича Овинова) поименован Григоровым.


Но населенные пункты с названием “Григорово” существовали и раньше. Так, в описании вотчин Новинского монастыря за 1453 год в Пошехонье в Арбужевской волости на реке Шексне упоминается село Григорово. А земли в этих местах спустя 40 лет (по данным НПК) принадлежали боярам Овиным. Можно, конечно, объяснить название просто принадлежностью села Григору (Григорю) — Григорию Богдановичу или Григорию Юрьевичу?), а не Григорову. В 1491 году существовали деревни Григорово в Карголоме на Белозерье и на Богатыреве, близ Кириллова-Белозерского м-ря.


Существующая по сей день дер.Григорово под Новгородом (из Новгорода к ней ведет Григоровское шоссе) упоминается в книге “Пригородных пожень…” конца 15в. Она находилась на территории Водской пятины, практ.сразу за Неревским концом Великого Новгорода Она же упомянута в “Отписных оброчных книгах Вотской пятины лета 7044” среди “пригородных пожень” Богоявленского м-ря — “у Вотския дороги… пожня в Григорове …5 куч”.


В писцовой книге Бежецкой пятины (91*) “письма писцов Василия Григорьева сына Наумова и Семена Захарьева сына Дятлова 7007”(1499г.) в числе нас.пунктов волости Молдино и Удомля находим одну деревню Григоро и пять (!) Григорово, рядом с деревнями Овинец и Овинище.


В сочетании с тем, что мы знаем о состоявшемся выводе семьи Ивана Захарьевича и Федора Борисовича в 1484-89г.г. из новгородских земель, и отстутствии среди владельцев этих деревень Григоровых и Овиных — мы имеем право на предположение: какая-то часть рода Овиновых, владевшая этими селами, еще до переселения в московские земли носила прозвание “Григоровы”.


Любопытно также, что в землях, находящихся на месте прежних владений Ивана Захарьевича, в середине 15 века также встречаются села с названием “Григорово” (под Макарьевым, Чухломой и Галичем). Здесь названия могут только с большой натяжкой быть объяснены принадлежностью сел и деревень Григору. Происхождение этих названий я попытаюсь разобрать во 2 томе этой книги.


О первых населенных пунктах под названием “Григорово” в Московском государстве.


В 1491г. существовала уже деревня Григорово в Каменском стане (92*), на терр. совр.Дмитровского района Московской области, где в середине-конце 15в. владений новгородских бояр Овиных быть никак не могло. Если Григоровы “начали слыть по Москве” с 1495г., то какому Григору или Григорову принадлежала в 1491г. деревня — непонятно. Возможно, что кто-то из неизвестных нам Овиных был испомещен в Каменском стане ранее, нежели Иван и Василий Ивановичи “по Коломне и Можайску”. Если же хозяева этого “Григорово” в конце 15в. — не потомку наших выходцев из Новгорода, то придется предположить, что были в Московском государстве ранее 1495г. какие-то Григоровы, произошедшие от другого предка. Но об “изначально московских” Григоровых никакие документы не упоминают. Подобных вопросов без ответов можно задать еще множество.


И окончу раздел “Попытка реконструкции…” неким подобием “резюме”.



Обобщение достигнутых результатов.


1.Мы установили, что предками дворян Григоровых, Сменковых, Авиновых, и одного из родов Шепелевых являются новгородские бояре Овины.


2.Мы установили,что Овины — не “выезжий из прусс”, а коренной новгородский род.


3.Мы показали, что “прозвание” Овиных звучало задолго до первого летописного упоминания о них — еще в конце 14в.;


4.На основании анализа землевладений родов Софийской стороны, мы сделали вывод о наиболее вероятном происхождении Овиновых — от кого-то из потомков Юрия Мишинича (намного менее вероятно — от Обакуновичей).


5.(попутно) мы сделали предположение о происхождении загородских бояр Обакуновичей от бояр Твердиславичей (версия о происхождении Обакуновичей от “плотницкого” пос.Захарии Михайловича, на мой взгляд, не получила достаточной доказательной базы).


6.Мы разработали версию о происхождении Овиновых от пос.Григория Юрьевича (“Онцыфорович”), и не нашли в ней серьезных противоречий.


7.Мы установили, что фамилия “Григоровы” появилась впервые в Новгороде, а не в Москве, и не в 1495 году, а ранее.


8.Мы расширили полученную на основании летописей поколенную роспись бояр Овиных, использовав иные источники (писцовые книги, актовый материал, житийные тексты, синодики и т.д.), и присоединили к росписи Овиных новгородский род Шепелевых, Григоровых, Сменковых, а также один из родов Григорьевых.


Теперь мы вправе перейти к следующему разделу, являющемуся результатом и завершением всего, что обсуждалось в разделе этом.


 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.