Новгородские бояре Овиновы (продолжение17)


Словарь терминов и устаревших слов; комментарии к 1 части



0* Овин.


Овин (от литовского евой — немолоченный хлеб?). Строенье для сушки хлеба в снопах топкою; рига. Крестьянские овины, на 300-1000 снопов, бывают рубленые, плетневые мазаные, битые (глиняные) редко каменные. Употреблялось в Новгороде в значении “полный, заполненный хлебом”. Местами “овин” служил хлебной мерой: 500-600 снопов, 2Ѕ до 3Ѕ четвертей или еще 200 снопов или 20 суслонов.


Овин(овен) — телец, бык (устар.)


“Овин” — прозвище новгородского боярина Иоанна, владельца части города Галича и одноименной слободы, построившего в сер.-кон. 14в. Успенский храм в Галичском Никольском м-ре. Возмлжно, что от его прозвища (или прозвища кого-то из его предков) образовалась фамилия новгородского боярского рода Овиновых.



1* “Муж честен” (устар.) — благородный, славный, достойный человек.



2* Бояре (в Новгороде Великом времен боярской республики) — представители высшего слоя феодального общества, потомки старинных власть имущих новгородских родов. Безусловные феодальные землевладельцы.



3* Гриди, гридни (устар.) —


1. мечники, воины младшей княжеской дружины;


2. дружинники-телохранители князя (боярина).



4* “Московское и Коломенское разорение” — Смутное время (1606-1612г.г.).



5* Стольник — придворный чин, чин на гос.службе. Боярин, ведавший трапезой князя (в русском государстве 12-17в.в.). Стольники назначались на воеводские, посольские, приказные и др. должности.



6* Посольский приказ — орган государственного управления, ведавший вопросами внешней политики и разведки.



7* Стряпчий — сравн.невысокий чин в русском государстве (между жильцом и стольником).



8* Воевода — 1.военачальник;


2. начальник военного и гражданского управления города и уезда (в средневековой России и вплоть до Петровских времен).



9* Писцовые и переписные книги.


Писцовые книги составлялись дьяками и писцами при простой переписи населения для оценки имущества. На основании этих книг определялся размер налогообложения (“с сохи и с живущей четверти”, т.е. с единицы обрабатываемой земли). С 1648г. п.к. сменились на переписные книги, в основу которых легло описание дворов (с 1676-78г.г.- “подворное” налогообложение).



10* Вкладные книги — разнов. хозяйственных церковных книг. Составлялись келарем в монастыре или дьяконом, ц.старостой, ктитором в церкви. В них в хронологической последователь-ности фиксировались имена вкладчиков, внесенные ими вклады и условия (если таковые имелись), на которых эти вклады вносились в храм или обитель (поминать умершего, постричь кого-то в монахи или др.).


Разновиднось в.к. — т.н. “Кормовые книги”. В них записывались вклады (земельные, крестьянскими душами и пр.), которые “кормили”, т.е. приносили постоянный доход монастырю или храму.



11* Синодики, или помянники — разнов. служебных церковных книг. Составлялись одновременно с вкладными книгами по мере приема вкладов. В отличие от в.к., записи в книге располагались не хронологически, а по алфавиту. В Синодиках записывались имена православных, которых священнослужители должны были поминать в своих молитвах.



12* “Записки…” М.Г.Спиридова базируются на данных, найденных им в старинных архивных документах, не сохранившихся до наших дней и никем не опубликованных, т.е. — для современных исследователей неизвестных. Черновые выписки были сделаны Спиридовым до 1812 года и во время французского нашествия были увезены автором в деревню, в его имение. Документы же, из которых делались выписки, погибли во время пожара Москвы после вступления в нее войск Наполеона. Таким образом, судить о содержимом погибших документов мы можем лишь на основании “Записок…”.



13* “Вывод боярский” (1484-89г.г.) — переписывание собственности и вотчин богатейших новгородских бояр и купцов на Великого Князя Московского Ивана 111 Васильевича и выселение прежних хозяев за пределы новгородских земель.


На новых местах, в московских землях (преим.Нижегородский, Рязанский, Смоленский край) Великий Князь жаловал им небольшие поместья, как правило, в отдалении друг от друга. Их прежние новгородские имения раздавались московским служилым людям. Выселением старой новгородской знати исключалась возможность возникновения беспорядков в этих недавно присоединенных к Москве землях.



14* Дьяк (от греч. “iakovos”, “iak” — слуга) — 1.приказный чиновник в Московской Руси; 2.должностное лицо административного учреждения -письмоводитель, секретарь, глава приказа и т.д. В зависимости от ранга и выполняемых задач должность д. может соответствовать должностям от клерка до министра.



15* Посадник — высшая должность в администрации Новгородской республики. Право быть избираемым в п. передавалось по наследству в нескольких старинных родах новгородских бояр. Должность по закону пожизненная (на практике часто бояре были лишаемы посадничества в случае победы противоборствующей группировки или получали его “не в очередь, чему множество примеров нахится в летописях). До реформы 1354г. единовременно мог быть лишь один посадник, после — пять, шесть (по одному от конца (района), что обеспечивало равное их представительство. Исключение составлял великий Славенский конец, который представлялся двумя посадниками. В противовес ему после (во многом искусственного) разделения Прусского на Людин и Загороцкий концы Прусский стал представляться также двумя посадниками. В начале 15в. было уже 18 посадников (по 3 от каждого конца), в середине-конце 15в. — до 35, и уже без пропорционального представительства концов.



16* Григоровы — потомки бояр Овиных.


То, что прежде меня никто не обнаружил связи Григоровых с Овиными, на мой взгляд, связано только с тем, что никто не занимался “древним” периодом родословия Григоровых. Но на том, что я “увязал” Захара и Кузьму Григорьевичей Овиных и первых Григоровых во время написания первой книги в 1999 году, я и остановился. Конечно, интересно было бы узнать, откуда выехал легендарный Григор, и кем он был до начала своей “новгородской” жизни. Но в доступных мне источниках ничего достоверного не нашлось (кроме упоминания некоего Римера Ясупа, второго в посольском списке “Свейского” (шведского) посольства в Новгород в 1362 году. Это, как мне казалось, представляло некоторый интерес, так как однажды встреченное мной в “Актах феодального землевладения” среди “послухов” в Бежецком верхе (сер.15в.) прозвище некоего Григория – “Исуп”, см. “Григоровы” 1 издания).



17* Прозванье — прозвище, праобраз фамилии или недавно сложившаяся фамилия.



18* Разрядный приказ — одно из первых гос.учреждений в Московском государстве. Главный приказ, который управлял всей его военной силой. В дальнейшем, по мере развития гос.аппарата, часть функций Р.п. была передана вновь образованным приказам, а у Р.п. появились некоторые новые функции. В данном случае мы имеем дело с архивной функцией, состоявшей в сборе и сохранение сведений о гос.службах представителей благородных родов. До уничтожения в 1682г. местничества службы и чины предков являлись основой для распределения должностей, придворных чинов и определения порядка взаимного подчинения потомков старинных родов и представителей служилого сословия. После ликвидации местничества в Р.п. собирались и сохранялись “для памяти” дворянские родословия и сведения о “прежних дворянских службах”. В дальнейшем эта функция Р.п. перешла к Разрядно-Сенатскому архиву и, частично, к Департаменту Герольдии.



19* Т.н. “поганые” книги.


В широком смысле слова — любые Новгородские источники летописных времен, в которых история Руси излагалась с точки зрения новгородцев (т.е., отлично от “московской” точки зрения).


В узком смысле слова — “поганые” Новгородские писцовые книги (до 1500г.) — книги, в которых записаны прежние, времен новгородской независимости, владельцы поместий и вотчин в новгородских землях. Наиболее известна т.н. “Писцовая книга Вотской пятины письма Дмитрия Китаева”.



20* “Из Прусс” — из Прусских (Порусских — по р.Русе) земель. Может примерно соответствовать части терр.совр.Восточной Пруссии.



21* “Из Фрязин” — из Фряжских, т.е итальянских земель.



22* “Из Цесарской земли” — могло означать как земли Византийских провинций (“Цесаря Гричского”), так и Св.Римской империи (“Цесаря Римского”).



23* Готский двор — т.е. Голландский.



24* Боярщина (в Новгороде) — безусловное наследственное владение боярина. Практ. соответствует московскому понятию “вотчина”. Отличие в том, что в. — “жалованные” князем имения, а б. — земли, либо захваченные силой и объявленные своими (в основных пятинах — при образовании новг.государственности, а на севере и северо-востоке, в бывш.землях язычников — по мере колонизации этих земель), либо выкупленные предками боярина у прежних владельцев.



25* Пятина (в Новгороде) —


1. крупная териториально-административная единица деления Новгородских земель; пятина — пятая часть единого целого; т.о., пятин было пять;


2. объемная мера количества хлеба (зерна) в средневековом Новгороде.



26* Версии происхождение бояр Овиных.


Здесь я иду не “по целине”; ознакомился с трудами Л.М.Савелова, В.Л.Янина, М.Л.Молчанова и В.Н.Бернацкого, (причем трое последних целенаправленно занимались родословием новгородских боярских кланов, а последний опубликовал в 1958 году статью, в которой вывел происхождение Захара и Кузьмы Овиных от известного посадника Григория Кирилловича Посахно (в состоятельности этого утверждения усомнился вначале В.Л.Янин, а в своей статье в “Исторической генеалогии” за 1994 год согласился с этой версией. Я все же попытаюсь показать ошибочность этого построения). От Григория Кирилловича “Овина”(?!) и его детей – посадников Захария, Кузьмы и Ивана (?!) выводит родословную дворян Авиновых Л.М.Савелов. У последнего в “Родословных записях…”, кроме общей отсылки к Новгородским летописям, утверждение ничем не аргументировано. Вероятно, автоматически перепечатывая из одного издания в другое, ту же информацию по Овиновым – Авиновым дает еще несколько энциклопедий и справочников.



27* первые упоминание фамилии Овиных


Я специально подчеркиваю: “в Новгороде”. Ибо прозвание прозвучало в док.источниках раньше, чем в Новгороде в середине 15в., по Галичу Мерьскому — в середине 14в. Существует еще живший в начале-середине 14в. в Новгороде республ.наместник Феликс, названный “Овинов” в немецком экземпляре договора Великого Новгорода с Дерптом. Но об этом позже, в продолжении “Реконструкции…”.



28* Конец (в Великом Новгороде) — район города.


Вкратце о кончанской структуре Великого Новгорода.


Вокруг Детинца (Кремля) было четыре, потом пять поселков, давших впоследствии начало районам города – “концам”, которые имели между собой традиционные коалиционные или враждебные отношения (см. карту): Прусский Софийской стороны, в дальнейшем разделившийся на Людин и Загороцкий концы, и Плотницкий Торговой стороны, выступали часто против Неревского и Славенского концов.



29* “…Князя” — Великий Князь Московский Василий 111 Васильевич “Темный” (кн.1425-1462г.г.).



30* Подробнее о Посахно и Посахновых: В.Л.Янин,1994г. (“Историческая генеалогия”): “…ГОРОШКОВЫ, ПОСОХНОВЫ, ВАСИЛИСТИНЫ


Под 1434г. Новгородская I летопись сообщает: «Той же осени поставиша церковь камену в Околотке Иоанн Златоуст, на старой основе посадник Григорий Кирилович и Есиф Ондреянович Горошкова внук». В 1463г., согласно летописи Авраамки, «месяца августа 28, на память святого Моисеа Мурина, сгореша двора два: Есифа Григорьева и Есифа Ондреянова, и вся гребля дворы хрестьянскыа, и две церкви огореша: храм святого Иоанна Предтеци и храм святей Богородици Ведения» .


Нет сомнения в том, что в обоих случаях речь идет об одном и том же участке Новгорода. Церковь Иоанна Златоуста стояла в Детинце («Околотке») возле и ныне существующей Златоустовской башни, т. е. против ближайшего к Детинцу отрезка Чудинцевой улицы Загородского конца. Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи был отделен от Златоустовского только кремлевской стеной и рвом («греблей»). Он значится стоящим на Чудинцевой улице в «Описании семи новгородских соборов» конца XV в. ; летопись под 1402г. рассказывает, что «поставиша чюдиньцевци церковь камену Усекновение главы святого Иоанна Предтеца» . Лучшее представление о местонахождении этой несохранившейся церкви дает Чиновник Софийского собора начала 30-х гг. XVII в.: «Бывал ход к Иякову брату господню на Добрыню улицу, в Воскресенские ворота к Чюдинцове улице, и на молебне поют, идуче, 1-ю статью Троицы да Иякову Боровицкому. И статие бывает, вышед, у Земляных ворот, на площади против храма Усекновения главы Иоанна Предтечи» . Иными словами, церковь Усекновения стояла на площади Земляного города, между Воскресенскими воротами Детинца и воротами, выводившими из Земляного города в Загородский конец. Что касается Введенской церкви, то она стояла «по конец Прусской улицы, над рвом» , около Покровской башни Детинца (соседней со Злотоустовской), где с конца XVI в. существовал Введенский вывод (бастион) Земляного города с глухой Введенской башней. Оба храма, таким образом, находились в той части Загородского конца, которая с 80-х гг. XVI в. стала принадлежностью Земляного города, будучи отрезана от собственно Загородского конца новыми фортификациями. Заметим также, что все три храма — Златоустовский, Введенский и Предтеченский — входили в XVв. в соборный участок храма Михаила Архангела на Прусской улице — церковного центра Загородского конца.


О Есифе Андреановиче известно, что в начале 1448г. он был степенным посадником, на что указывает договорная грамота Новгорода с Ливонским орденом от 27 февраля указанного года, но в июле того же года, когда он в посадничьем звании участвовал в Наровском сьезде с немцами, степенным был уже другой боярин — Афанасий Остафьевич . Рассказывая о Наровском съезде, псковские летописи зывают Есифа — Горошковым.


Летописям известен сын Есифа Андреановича Горошкова — Иван. Он принимает участие во встрече Ивана III 17 ноября 1475г. во Влукоме во время «мирного похода» великого князя на Новгород: “Того же дни стретили великого князя … дети посадничи Юрьи Иванов сын Григорьева, Иван Есипов сын Горшкова”. Отсутствие среди встречавших самого Есифа Горошкова и вообще полное его исчезновение со страниц летописи после 1463г. свидельствует о том, что он не дожил до 1475 года. Иван Есифович Горошков многократно упомянут в писцовых книгах. Он был вотчинником в ряде погостов Обонежской и Бежецкой пятин, где за ним числилось лее 300 обеж. Но в писцовых книгах мы без труда найдем и жену Есифа Андреановича Горошкова — Офимью, которая принадлежала к числу крупнейших вотчинников. Она владела землями во многих погостах Водской, Шелонской и Деревской пятин, будучи собственницей более чем 200 обеж.


Владения Ивана Есифовича и Офимьи Горошковых никогда не соприкасаются, находясь даже в разных пятинах. По-видимому, земли, оставшиеся после смерти Есифа Андреановича, были разделены между вдовой и сыном территориально для удобства хозяйствования. Не исключено, что доля вдовы равнялась ее приданому, хотя и не была тождественна ему; мог иметь место раздел владения по жеребьям. Приоритет Офимьи чувствуется в летописном сообщении, где Иван, в отличие от нее, представлен второстепенным лицом: 25 ноября 1475 жалоба старост Славковой и Микитиной улиц Новгорода Ивану III на боярские грабежи называет среди прочих ответчиков «Офимьиных людей Есипова Горшькова сына ее Ивановых».


Генеалогическая схема Горошковых очевидна:


<схема 103>


Летопись называет Есифа Андреановича “Горошковым внуком”. Следовательно, «Горошком» (или «Горшком»?) звали отца Андреана. Для установления этого лица надо обратиться к генеалогии другой боярской семьи — Посохновых.


В уже цитированном летописном рассказе 1434г. Есиф Андреанович Горошков участвует в строительстве Златоустовской церкви вместе с посадником Григорием Кирилловичем, а рассказ 1463г. демонстрирует его соседство по месту жительству с Есифом Григорьевичем.


Источники предоставляют нам некоторые сведения о деятельности Григория Кирилловича. В 1417г. он вместе с братом Гаврилой участвовал в столкновении с великокняжескими боярами в Заволочье. В 1428г. вместе с Исаком Андреевичем Борецким он оборонял Порхов от Витовта; в летописном рассказе об этом событии сообщено прозвище Григория Кирилловича — «Посахно». То же призвище указано и в житии Михаила Клопского, в котором подробно рассказывается о земельном конфликте Клопского монастыря с Григорием Кирилловичем. В 1435г. Григорий Кириллович был одним из руководителей новгородского похода на Ржеву. В 1436г. новгородцы посылают его на отвод земли в Бежицкий верх, а в зиму с 1436г. на 1437г. — послом к литовскому великому князю Сигизмунду Кестутьевичу. Хорошо известен серебряный ковш этого посадника, сохранявшийся в ризнице Троице-Сергиева монастыря, с надписью: «А се ковш посадника новгороцкого Григорья Кюриловича».


Писцовые книги знают богатого вотчинника Андрея Григорьевича Посохнова, в котором с несомненностью опознается сын Григория Кирилловича Посахно. Андрей владел землями во многих погостах Водской, Шелонской, Бежецкой и Обонежской пятин, где ему принадлежало около 650 обеж. Сравнивая данные о волостках Ивана Есифовича Горошкова и Андрея Григорьевича Посохнова, мы наблюдаем весьма плотное их соседство, особенно наглядно проявляющееся в Покровском в Сорогошине и Никольском в Смердынях погостах Бежецкой пятины, где Ивану Есифовичу принадлежало 128 обеж, а Андрею Григорьевичу — 149,5 обжи. Это в сочетании с летописным известием 1434 г. указывает на их близкое родство. Такое же близкое соседство городских усадеб Есифа Григорьевича и Есифа Горошкова, подчеркивая эти родственные связи, позволяет видеть в Есифе Григорьевиче сына Григория Посахно и, следовательно, родного брата Андрея Посохнова. Есиф Григорьевич не дожил до 1475 г., коль скоро во встрече Ивана III 17 ноября во Влукоме участвует не он сам, а «Микита Есипов сын Григорьева».


Микита Есифович не дожил до боярского вывода. В писцовых книгах владелицей его волосток числится уже его жена Оксинья, а сами эти волостки расположены в Деревской, Водской, Шелонской, Бежецкой и Обонежской пятинах — во многих случаях именно там, где существуют боярщинки Андрея Григорьевича Посохнова и Офимии Горошковой.


Писцовые книги Деревской и Шелонской пятин называют Оксинью «Микитиной женой Осипова Василистина». Надо полагать, что в период от смерти Есифа Григорьевича до совершеннолетия Микиты вдова Есифа Василиста распоряжалась землями своего сына. Приведенные материалы позволя выстроить генеалогическую схему Посохновых следующим образом:


<схема 104>


Однако уже изложенные сопоставления, которые демонстрируют плотность соседства боярщинок Посохновых и Горошковых, при наличии летописных свидетельств, также говорящих об их тесной связи, заставляют искать связующее меж ними звено. Таким звеном оказывается 6оярин Кирилл Андреанович, который в 1402г. поставил «3 отрок, придел у святого Михаила на Прусской улице» и, согласно Новгородской III летописи, в том же году был инициатором строительства каменной церкви в Варварином монастыре Людина конца. Он умер в зиму с 1410г. на 1411г., приняв перед смертью монашеский чин.


Между тем о Кирилле Андреановиче известно, что он был сыном посадника, а также «внуком Захарьиным». Это дает возможность идентифицировать его отца с посадником Андреаном Захарьиничем, о котором летопись сообщает под 1359г., «отъяша посадничьство у Вондреяна Захарьинича не весь город, токмо Славеньский конець”. От 1372г. сохранилась вечевая грамота, к которой среди других печатей привешена булла посадника Андреана. Умер Андреан Захарьинич между 1384 и 1387г., поскольку избранный на его место в посадничестве его родной брат Есиф Захарьинич впервые назван посадником под 1388г., а в 1384г. еще не был посадником, занимая пост тысяцкого. Территориальная принадлежность Андреяна Захарьинича к Загородскому концу очевидна из летописного сообщения 1358г., согласно которому он вместе с Данилой Кузьминым поставил церковь Двенадцати апостолов в Загородском конце.


Смущает, разумеется, очевидное долгожительство Есифа Андреановича Горошкова, хотя оно и не может быть признано исключительным. Прямые свидетельства его деятельности относятся к 1434 — 1463г.г., а его вдова пережила падение Новгорода и боярский вывод; он мог родится не позднее середины 80-х г.г. XIVв. и, следовательно, в 1463г. находился в преклонном возрасте: ему тогда было около 80 лет. Деятельность его отца на посту посадника началось в конце 50-х г.г. XIУв., однако, надо полагать, что Андреан Захарьинич в ту пору был сравнительно молод. Его родной брат Есиф Захарьинич скончался в 1409 г., более чем на 20 лет пережив своего старшего брата.


На основе изложенных соображений генеалогическая схема Посохновых и Горошковых приобретает такой вид:


<схема105>



31* Слобода (от слова “свобода”) — поселение лично свободных людей на земле, принадлежащей феодалу. Люди, селившиеся в с., имели какие-либо льготы, “свободы”. С. создавались с целью привлечь поселенцев в необжитые или опасные районы.



32*”Овинец”, “Овинцы”, “Овинище” и др.


Сами по себе эти названия не обязательно указывают на принадлежность нас.пунктов Овиным. Но дело в том, что в конце 15в. в этих же местах владели землями бояре Овиновы или их наследники Кузьмины, а в конце 16в. — их потомки Григоровы. Эти факты, в сочетании с перечисленными названиями, уже можно трактовать как свидетельства принадлежности в нач.-сер.15в. нас.пунктов неким Овиным (Овиновым).



33* Другие члены Овиновской группы:


1. Берденев Михаил Семенович — новгородский боярин, житель Неревского конца Софийской стороны. В 1475 году при встрече В.Кн.Московского записан как тысяцкий , а после того, как Иваном 111 были пленены несколько новг.посадников, в рез-те “довыборов” стал сам посадником. В 1477г. — на степени, в 1481 году приставами В.Кн. арестован и увезен в Москву, где заключен в темницу. Кроме упоминаний в летописях и НПК, сохранился и актовый материал, связанный с его именем:


ГВНП № 305, “Данная Мосея Федоровича с женой и детьми Соловецкому монастырю на участок в р.Вирме и рыбную ловлю в р.Шижме”, кон.60х-70-е годы 15ст.; Моисей Федорович (Бабкин)- брат Луки Федоровича, их уч-к граничит с у-ми Глуховых и Берденева.


ГВП № 306, “Данная Михаила Семеновича (Берденева) Соловецкому монастырю на у-к на р.Вирме и рыбную ловлю в р.Шижме и Кузе”, до 1479г.,


ГВП №101, “Жалованная грамота Новгорода Троице-Сергиеву м-рю на беспошлинный провоз товаров по Двине” (6985), один из подписавших и приложивших печать — пос.Михаил Семенович.


2. Боярин Григорий Михайлович. Его личность не столь определенна. Вероятно, речь идет о сыне Берденева.



34* житий (устар.) —


1. обозначение среднего класса лично независимых, состоятельных граждан Новгорода.


2. землевладелец в Великом Новгороде. В Новгороде были “великие бояре” (~ 30 родов) и мелкие землевладельцы “житии”, которые зачастую выступали против великих бояр, занимавших самые важные государственные должности.



35* своеземец, земец (устар.) — следующая, самая мелкая градация новг. землевладельцев по размеру занимаемой ими земли.



36*погост — мелкая административно-территориальная единица деления новгородсвикх земель; первоначально — гостинное место — место торговли (соотв., и сбора дани, таможенной и др.пошлины). Много позже слово приобрело знакомое нам значение “кладбище”.



37*обжа (устар.), от слова “жать” — податная единица измерения площади пахотной земли; применялась в средневековом Новгородском государстве для определения размера налогообложения. Соответствовала размеру пахотной земли, который мог обработать земледелец “сам третей” или на трех лошадях. От кол-ва обеж в принципе можно рассчитать кол-во мужского трудоспособного населения в деревне (селе, починке и др.); кол-во обеж Х на 3 = кол-во взрослых мужчин. Обжа равнялась 1/3 московской сохи (см.).


Соха — в данном случае не древний плуг, а податная единица :


1. измерения площади пахотной земли в Московском государстве. В разные годы соха равнялась от 500 до 1200 четям — в зависимости от принадлежности земли (монастырские, царские (“дворцовые”), поместные или крестьянские (“черносошные”) и качества ее (“доброй”, “средней” и “худой”). Четь — половина десятины; 10 сох новгородских = 1 сохе московской;


2. (древнее значение): небольшая община 3-60 дворов, или по количеству земли. Служила единицей подати; по расчету сох взимались и повинности: посошное, посоха. Отношение 1:2:4:8:24, полагая на соху 40 дворов лучших людей, получаем 80 средних; 160 молодших; 320 исхудалых и 960 бобылей. Принималась во внимание не площадь земли, а капитал, которым они владели.



38* Происхождение земцев Патрикеевых


Возможно, эти земцы Патрикеевы происходят от кузьмодемьянца Патрикея Есифовича (см. “Оброчные книги пригородных пожень…”). Однако, совместить фигуры Патрикея и Шепели Есифовича можно лишь с большими оговорками. Быть может, Патрикей и Шепеля — братья, хотя и это — также недоказуемо. Вообще, Патрикеевы навряд-ли могут быть отнесены к потомкам Овиновых, поскольку в НПК ни в одном погосте нет вотчинника Патрикея Овинова, а владения Патрикеевых не совпадают и даже не соседствуют с владениями Шепелевых и Овиновых. Тем не менее, чтобы быть последовательным, приведу здесь данные и по Патрикеевым:



39* Тысяцкий (вообще) — воевода, начальник городского населения в Древней Руси;


(в Новгороде) — начальник над т.н. “тысячей” (десятью сотскими). Высшая должность в структуре исполнительной власти. Лицо, ответственное за поддержание внутреннего порядка, соблюдение законности в городе,торговый суд и т.д. Право на “тысяцкое” передавалось по наследству в нескольких старинных новгородских боярских родах. С нач.14в. успешное выполнение боярином обязанностей т. было необходимым условием для занятия им впоследствие должности посадника.



40* Списки посадников “А” и “Б” (здесь и далее в тексте).


Список “А” (Академический) — список новг.посадников из текста Ермолинской и Архивской летописи, Список “Б” (Комиссионный) — спикок из текста Уваровской летописи



41* “Щил” — 1. прижимистый, жадина (устар.); 2. прозвище упом.в летописях монаха Олония, основавшего в 1310г. Покровский на Дубенке монастырь под Новгородом; 3. прозвище героя “Повести о посаднике Щиле”, предположительно — посадника Богдана Обакуновича (пос.1386-1397г.г., ум.1415г.).



42* владения “Пречистыя Щылова монастыря”, согл. Новгородским писцовым книгам конца 15в.: Из “Оброчной книги пригородных пожень ведомства новгородского конюшего 7048” — “…книги поженные, которые пожни которым людем давал в наймы конюшей ноугородский Василий Иванов Шадрин


Загородский конец. Пруская улица. Ивановские Захарьина пожня против Щилова монастыря подле Посадничью пожню, оброку 2 гривны, отдана в тот же оброк попу Федору городишскому. Пожня за Щиловым монастырем у Калинова озерка, оброку шесть денег, отдана в тот же оброк…”.


В пятинах:


в Деревской пятине в погосте Заборовском (соседи — Казимировы сестричичи, Посахновы, Офимья Горошкова), в Ясеновичском погосте (соседи — Парфины, Хутынский м-рь), в Посонском погосте (соседи — Базины, Десницыны), в Вельевском, Пиросском, Жабенском (соседи — Василий Кузьмин), Шегринском, Налючском, в Вотской пятине (Нер.конец) — владений Щилова м-ря нет, в Бежицкой пятине — нет, в Шелонской пятине — в погосте Быстреевском (соседи — Василий Исаков Федотьин, Василий Кузьмин, Бабкины, Лука Федоров, “Казимировы сестричичи”, Никита Грузов), в погосте Которском (соседи — Овины), в погосте Ретенском (соседи — Василий Кузьмин, Лука Федоров), погосте Мусецком (соседи — Деревяницкий монастырь, Иван Захарьевич Овин); и множество владений Щилова монастыря в Обонежской пятине.



43*Яков Дмитриевич — не отец Григория Якуновича!


(см. “Двинские акты…” — АЮ ХХХ11, №71 (Место неотхожее в Неноксе купил Яков Дмитриевич у семьи Берденевых, послухи — Иван Офремович, Михаил, Семен Онцыфорович, до 1445г.) АЮ 1Y, №110, вклад Якова Дмитриевича в Михайловский Архангельский монастырь части Княж-острова, Сюземских земель, см условием поминать: “Дмитрея, Марью, Андрея, Федосьи, Данилы, Огруфены, Тарасьи, Федор, Михаил, Василиста, Яков, Ульяна и род их…”(1445г.).


Исходя из того, что двое из трех послухов при покупке земли в Неноксе — Онцыфоровичи, можно предположить родство с ними Якова Дмитриевича. Но большая часть имен поминаемых по условиям вклада его родственников не укладываются в родословную потомков Варфоломея Юрьевича. И Григорий Якунович, скорее всего, не может быть сыном Якова Дмитриевича:во-первых, посл.упоминание о Григорие Якуновиче отн.к кон.14в., и даже, если предположить, что его отец Яков на 50 лет пережил сына — Григория нет среди тех, кого должны поминать в монастыре. Если же сын Якова еще жив и не отшел от мирских дел — неясно, почему о нем нет ничего в Новгородских летописях 15в. Остается предположить, что он более полувека находится в монастыре?



44* Икона “Молящиеся новгородцы”


Суть дела в следующем. Происхождение иконы — Ильина улица Торговой строны, приход ц.ц.Знамения Пр.Богородицы и Спаса на Ильине (там ранее была усадьба Феликса Овина). Время написания — около сер.15в. Заказчик — некий Антип Кузьмин.


<Новгородские бояре Овиновы (продолжение19)

  • Новгородские бояре Овиновы (продолжение11)
  • Новгородские бояре Овиновы (продолжение12)
  • Новгородские бояре Овиновы