Новгородские бояре Овиновы (продолжение5)


Поиск “Григора”


В начале 15 века (на всякий случай, захватим середину 15-го и конец 14-го века) в Новгородских летописях упомянуты следующие посадники по имени “Григорий”:


Григорий Кириллович “Посахно” (внук Ондреяна Захарьевича, версия В.Л.Янина, см.выше),


Григорий Офонасьевич (внук Есифа Захарьевича),


Григорий Богданович (сын Богдана Обакуновича),


Григорий Якунович (Яковлевич?), а также


Григорий Иванович,


Григорий Данилович,


Григорий Юрьевич.


При рассмотрении “кандидатур” будем иметь в виду, что среди ближайших родственников избранный нами Григорий должен иметь некоего Есифа — предположит.отца Шепели Есифовича Овинова.


1.Кандидатуру Григория Кирилловича мы уже рассмотрели ранее, и здесь не будем вновь к ней возвращаться.


2.Следующий — Григорий Офонасьевич — сын боярина Офонаса Есифовича Свеклы и предок Григорьевых (пос. в сер.15в., дети — Иван и ? , умер ранее 1460г.). Сын Григория Офонасьевича Иван Григорьевич жив до 1467 года, когда, согл. летописи, он строит церковь в Зверинецком монастыре, где его самого впоследствие и хоронят. Этот монастырь относится к Неревскому концу.


<схема 27>


“На место” Григора он не подходит по следующим причинам:


Во-первых, точно известно его потомство: Иван Григорьевич с женой Настасьей Ивановной “славной и богатой” и сыном Юрием.


Во-вторых, его внук Юрий Иванович при встречах Ивана 111 в 1475 и 1476г.г. находится в другом, не “Овиновском”, клане. Если бы мы предположили, что Захарий и Кузьма Григорьевичи — братья Ивана Григорьевича (и Юрий Иванович — родной их племянник), то встреча ими Ивана 111 в составе разных групп — необъяснима.


В-третьих, пир в честь Ивана 111 в 1476г. вдова Настасья “богатая и славная” дает в своем доме в Городище, в то время как в этом же 1476г. Иван Захарьевич Овинов подносит дары Ивану 111 на пиру в доме своего еще живого отца Захария Григорьевича Овина на Прусской улице.


В-четвертых, жена Ивана Захарьевича Настасья никак не может быть совмещена с хозяйкой Городищенского дома вдовой Настасьей “славной и богатой”, т.к. Иван Захарьевич в 1476 году еще жив.


В-пятых, в летописях отсутствуют указания о родстве Ивана Григорьевича с Захаром и Кузьмой Григорьевичами, при том, что на политической арене они выступали одновременно.


Все это говорит против возможности близкого родства Григория Офонасьевича с Захарием и Кузьмой Григорьевичем


При сравнении расположения многих землевладений Григорьевых и Овиновых в Водской и Шелонской пятинах видно, что они соседствуют только дважды: в Дудоровском погосте Водской и Которском погосте Шелонской пятины. В Бежецкой пятине соседства владений Овиновых и Григорьевых вообще нет. Совладения не отмечены ни разу (см. выше). Итак:


во-первых, летописная Настасья Иванова вдова “славная и богатая” из Городища не является женой Ивана Захарьевича Овинова;


во-вторых, Захарий и Кузьма Григорьевичи Овины не являются братьями Ивана Григорьевича (внука Офонаса Свеклы).


3.Следующий кандидат “на место” Григора — Григорий Богданович — сын Богдана Обакуновича и родственник Дворянинцевых, Евстафьевых, Иевлевых; родословная его потомков не разработана, поэтому данные НПК конца 15в. нам практически ничем здесь не помогут.


О самом Григории Богдановиче известно достаточно много. Он житель Загороцкого конца, Прусской улицы. И время его посадничества (1410-1415г.г.) нам подходит. Кроме того, из летописей известно о тесной связи его вероятных родственников Дворянинцевых и Евстафьевых с Плотницким концом.


Были ли у Григория Богдановича дети — неизвестно. Возможно, что у него был брат Иван Богданович, тоже “прушанин”, пос. с 1416 года (вскоре после смерти Григория). Этот Иван Богданович ходил в поход в 1398 году на галичские и двинские земли, “отпавшие” тогда от Новгорода.


Учитывая факт постройки примерно в это же время неким боярином Иваном Овиным в Галичском Никольском м-ре храма в честь иконы Пр.Богородицы (“Овиновской”, которая исцелила боярина от болезни, случившейся с ним после какого-то похода, см. далее в “Приложениях к 1 части”), можно предположить, что летописный Иван Богданович и строитель храма Иван Овин — одно лицо. А значит, его брат Григорий Богданович тоже мог называться “Овин” — см. схема 28


<схема 28>


Нам подходит и территориальная принадлежность отца Григория Богдановича. На то, что его отец — Богдан Обакунович (тысяцкий (39*) с 1386г., посадник от Прусского конца в 1391-1397г.г.), прямо указывает 1 Новгородская летопись и т.н. “Комиссионный” список посадников (40*). Косвенное подтверждение “прусской” принадлежности Богдана Обакуновича — строительство им в 1392г. “с братья и уличаны” церкви Св.Симеона на углу Чудинцевой улицы в Загороцком конце. (Какое-то “место пустое, что был старый Обакунов двор” на Прусской улице рядом с дворами, ранее принадлежавшими Овиным (см.“Лавочная книга Новгорода Великого 1583г.”), конечно, не может являться подтверждением родства Овиных и Богдана Обакуновича. Слишком велик промежуток между временем смерти отца Богдана Обакуновича и “боярским выводом”, чтобы новгородцы помнили об Обакуне. Кроме того, в “Лавочной книге” все имена бояр пишутся с именем отца, а только по имени пишутся простые люди). Но присутствие в этом роду имени “Обакун” — еще один “плюс” в пользу происхождения Овиных от Обакуновичей. Дело в том, что в т.н.”Мышкинском летописце” за 1340 год упоминается о постройке неким “Обакуном-новгородцем” церкви Св.Николы на Кешме (речка в г.Галиче). То есть, возможно, что в летописи речь идет именно об отце Богдана Обакуновича и деде Ивана Богдановича (каким-то образом связанного в 1398г. с Галичем, судя по посылке его во главе “особой рати” на этот город).


Есть еще один (правда, не столь убедительный) аргумент в пользу происхождения Овиных от Обакуновичей. Некий посадник Феодосий Обакунович, как явствует из летописи, умер в 1419г. “в мнишском чину”. Согласно “Повести о посаднике Щиле”, в начале 15в. некий посадник Щил перед смертью принял постриг в Покровском на Дубенке монастыре — см. раздел “Приложений к 1 части” “Повесть о Щиле” (41*). Специалисты (Еремин, Гудзий, Янин) предположительно совмещают фигуру посадника Богдана Обакуновича (1391-97г.г.), и умершего в 1419г. монаха Феодосия Обакуновича, и считают, что Богдан-Феодосий является праобразом главного героя притчи-повести, строителем Покровского храма. Покровский “Пречистыя Щылов” монастырь располагался в окружении земель, принадлежавших в конце 15 века боярину Ивану Захарьевичу Овинову. А владения Щилова монастыря (42*) в Новгородских пятинах в конце 15 века зачастую граничили с владениями Ивана Захарьевича и Василия Кузьмича (Овинова?). Принадлежность вотчинника конца 15в. Василия Кузьмича к роду Овиновых — вопрос спорный, однако “в первом приближении” можно остановиться на этом; другие хозяева земель, окр. в конце 15в. Щилов монастырь, не имеют среди своих предп.предков посадников нач.15в. с “неизвестным (неопределенным) концом жизни” и, следов., в потомки Щила (“житийного”, из притчи) — не подходят.


Все эти факты — совокупность косвенных указаний на возможность происхождение бояр Овиных от посадника Григория Богдановича.


Нахождение Овиных при встрече Ивана 111 во Влукоме в 1475г. в одной группе с Михаилом Берденевым и боярином Григорием Михайловичем мы не можем пока использовать ни для опровержения, ни для утверждения происхождения Овиных от Григория Богдановича. Во-первых, нет уверенности, что Берденев находится в группе “по родству”, а не “по должности”. Во-вторых, родословную предков Григория Богдановича никто ранее не разрабатывал.


Серьезный контраргумент против происхождения Захария и Кузьмы Овиновых от Григория Богдановича — промежуток примерно в 25 лет между посадничеством Григория Богдановича и его (по этой версии) сына Захария Григорьевича Овина (контраргументы подробно рассмотрим далее).


Результаты сравн. анализа землевладений Овиных и предположительных потомков и родственников Обакуновичей — Грузовых, Иевлевых (и Дворянинцевых, Кузьминых) не указывают на возм. близкого родства между этими фамилиями и родом Овиновыми.


Кроме того, есть в версии о происхождении Овиных от Обакуновичей еще два неясных момента, которые, по мере их дальнейшего рассмотрения, вырастают в противоречия. Об этом подробно — чуть позже, в разделе “Контраргументы…”.


4. Григорий Якунович (Яковлевич). Его родословная практ.не разработана; скорее всего, не является сыном боярина Якова Дмитриевича (см.далее).


Он начал посадничать около 1373 года. Периодически упоминался в качестве посадника до 1389 года, когда умирает (или уходит в монастырь?), и его место занимает другой “прусский” боярин.


Вероятно, отец Григория Якуновича жил в Неревском конце (см. в книге А.А. Зализняк “Древне-новгородские диалекты” (согл.анализу его “грамоток”). Кроме того, на осн. его “судной грамоты” с Харитоном и Юрием (Онцыфоровичем) можно утверждать, что он происходил не из рода “Мишиничей”.


Сам же Григорий Якунович как-то был связан с Прусской улицей (в 1389 году он, разрушив старую (постр.1305г.), воздвиг новую каменную церковь Пр.Богородицы “на воротех от улицы Прусьской …на старой основе”. Про его детей из летописей нам ничего не известно. Григорий Якунович не является сыном боярина Якова Дмитриевича! (43*) Любопытный аргумент в пользу происхождения Овиных от Григория Якуновича — часть интерпретации В.Л.Яниным персонажей нижнего ряда иконы “Молящиеся новгородцы” (44*) Но от кандидатуры Григория Якуновича “на место” Григора придется отказаться по следующим причинам.


Первая. Разрыв в 55 лет между окончанием деятельности Григория Якуновича (1389г.) и началом посадничества Захария Григорьевича в 1444г. Приемлем был бы разрыв в 5-10, в крайнем случае 20 лет — см. в ст.“Государственный совет” в “Приложения к 1 части”).


Вторая. Крайние даты жизни Кузьмы Григорьевича, младшего из двух братьев. Посчитаем: если его отец – Григорий Якунович, то последний возможный год рождениия Кузьмы – 1390-й. Но в 1471г. Кузьма Григорьевич – воевода новгородского тяжелого конного полка, участник Шелонской битвы. В таком случае, в 1471-м ему было бы, самое меньшее, 81 год — что крайне маловероятно.


Поскольку родословная потомков Григория Якуновича не реконструирована, сравнивать землевладения Овиновых в данном случае не с чем.


5.Григорий Иванович (?)


Вообще-то, для начала, нужно определиться, о каком Григории Ивановиче мы будем говорить. В конце 14-го — середине 15-го в. в летописях и актовом материале упоминаются, как минимум, трое новгородцев с таким именем и отчеством (и ни у одного из них не разработана родословная).


Первый. В новг.актовом материале за сер.-конце 15в. имеются многократные упоминания о боярине Григории Ивановиче — владельце земель в Подвинье, Холмогорах и Обонежье (45*). Кроме того, сохранилась (разумеется, в списке) его духовная грамота (конец 15в.), в которой указаны наследники; среди них ни Захара, ни Кузьмы Григорьевича нет. Поэтому двинский и холмогорский вотчинник сер.кон.15в.Григорий Иванович не может быть отцом Захара и Кузьмы Овиновых.


Второй — Григорий Иванович — вкладчик земль около Уны, Выги, Шуи в Соловецкий монастырь ок. 1470-79г.г. (см.ГВНП…). Не исключено, что фигуру первого и второго Григория Ивановича, несмотря на разрыв в примерно 25 лет, следует совместить.


Чтобы уже не возвращаться к Холмогорским и Двинским актам, скажу, что в Кокшенге в сер.15в. известен еще один вотчинник по имени Григорий — Григорий Степанович (ГВНП…). Его владения очень малы; он и разу не упоминается в собственно новгородских источниках. Я считаю, что Григорий Степанович — представитель какого-то рода местной знати, и поэтому в кач-ве предка Захара и Кузьмы Григорьевичей его не рассматриваю.


Третий. Кроме этих двух, в летописях упомянут степенной тысяцкий Григорий Иванович (8 февраля 1388 года он участвовал в организации торжеств при встрече в Новгороде вернувшегося из Москвы владыки Иоанна 11 Новгородского). Но Захар и Кузьма Григорьевичи – “сыновья посадничьи”, а тысяцкий Григорий Иванович посадником так и не стал. Кроме того, интервал между временем, когда действовали Захар и Кузьма Григорьевичи, и 1388 годом — около 60 лет. Маловероятно, чтобы между упоминанием отца и сыновей был такой большой временной разрыв.


Итак: ни обонежский вотчинник 15в. Григорий Иванович, ни вкладчик Соловецкого м-ря Григорий Иванович, ни новгородский тысяцкий конца 14в. Григорий Иванович — не могут быть отцом Захара и Кузьмы Григорьевичей Овиных.



6.Григорий Данилович. Родословная его также не разработана; вероятный предок или родственник бояр и житиих Божыных. Он — “прусский” (возможно, и “плотницкий”) боярин. Посадничал с 1423 по 1456 год. Причем в конце срока Григорий Данилович посадничал практически одновременно с Захаром и Кузьмой Григорьевичами, но без указания в летописях и “Посадничьих списках” на родство с ними. Это может являться косвенным указанием на отсутствие между ними близкого родства.


Как видно при разборе землевладений Овиновых, владения предположительных родственников Григория Даниловича — Божыных — в нескольких погостах соседствуют с владениями бояр Овиновых (правда, совладений нет, что не может свидетельствовать в пользу их близкого родства). Вообще, сведений о Григории Даниловиче в летописях и актовом материале — очень мало.


Григорий Данилович может оказаться каким-либо потомком Данилы Павшинова в 4-м, 5-м поколении. Например:


<схема29>


Но здесь имеет место серьезное несоответствие:


неревец Данила Иванович Божин (упом. в 1418г.) имеет своим потомком неревца же житьего Мартемьяна Божина (упом. при встрече Ивана 111 в 1475г., член группы пос. Александра Самсонова (46*). Следуя уже испытанной ранее методологии, будем делать какие-то выводв не раньше, чем оценим землевладения Божыных в Новгородских пятинах.


В Новгородских писцовых книгах конца 15в. описаны владения обедневших (возможно, они дали начало каким-то другим родам?) житиих и своеземцев Божиных


Божыны


(кузьмодемьянцы Мартемьян, Гаврила, Юрий Гаврилов, Иван, Матвей и некий Павел Дементьев Божын с Городища).


Их владения в конце 15в. выглядят след. образом:


Дом на Кд ул. (Мартемьян, Гаврило, Юрий Гаврилов, Матвей), и на Городище (Павел Дементьев Божын)


Приг.пожня от Кд ул.“на Руской реки” (вместе с Оксентием Щоткиным)


В Водской пятине Гаврило Божин в пог.Сабельском (совл. С Лялиными, Савиными), Юрий Гаврилов Божин (сам), в пог.Дмитр.Городенском (совм. с Вас.Есифовым), в пог.Богородицком Врудском (совм. с Микифором Борисовым, с Олферием Ив.Офонасовым и Вас.Исаковым Федотьиным )


В Шелонской пятине в пог.Петровском, Передольском (совм. с Лугосскими, Кондратовыми), Илеменском на Шолони (с Люткиными), в Околорусье, в Офромеевском, Пажеревичском.


В Обонежской пятине — вероятно, ничего нет;


В Двинских землях (владения на начало 15в., согл.актовому материалу; к концу 15в. — нет!) — земли на Княж-острове, Кузьих горах, Койдокурии.


Как видно, расположение владений и совладений Божыных не подтверждает их близкое родство с потомками Павшиничей. Кроме этого, принято считать, что Григорий Данилович (1423-56г.г.) был “прусский” боярин.


Против выполненного выше построения свидетельствует и то, что вкладчик “Пролога” неревец боярин Иван Данилович в 1400 году — представитель “старшей ветви” какого-то рода (не Павшиничей!). В этой нашей версии, исходя из р-ра землевладений, речь идет явно не о старшей ветви рода.


Другая возможная версия происхождения пос.Григория Даниловича: “Григорий Данилович — потомок Данилы Кузьмина” (вместе с которым строил в Загородском конце в 1358 году храм 12 Апостолов Андреян Захарьевич).


<cхема 30>


Правда, если предположить, что вкладчик книги “Пролога” в 1400 г. Иван Данилович (родственник Григория Даниловича?) — из рода Кузьминых, то тогда непонятно, какой род представляет вкладчик Василий Кузьмин? И, кроме того (исходя из сравнения землевладений Ивана Кузьмина и бояр Овиновых) — происхождение их от какого-то общего предка — практически невероятно.



Мне представляется, что пос.Григорий Данилович и вкладчик “Пролога…” боярин Иван Данилович (1400г.) — персоналии из старшей ветви потомков Михаила Павшинича. Их наиб.вероятное происхождение — от старшего сына Захарии Михайловича Ивана Захарьевича (упом.ок.1352-60г.г. в “Житии Св.Лазаря Мурманского”), неревского боярина Данилы Ивановича “внука Божина” (упом.в 1418г.) — см. схема


<схема 31>.


Имея в виду новгородскую традицию (собственно, не только новгородскую, но и вообще русскую) — называть детей в честь дедов (при относительной редкости упоминания о новг.боярах по имени “Даниил”) — можно предположить, что вкладчик “Пролога” в Кузьмодемьянскую церковь на Кузьмодемьянской улице Иван Данилович (1400г.) и упомянутый выше боярин Данила Иванович (упом. в 1418г.) — родственники посадника Григория Даниловича. Причем, этот Иван Данилович не может быть сыном Данилы Ивановича “Божина внука”, поскольку в противном случае вкладчиком “Пролога” в 1400г. должен был бы стать Данила Иванович (который жив и в 1418г.) как старший в этом роде в 1400г. Значит, отец вкладчика Ивана Даниловича — какой-то другой Данила, уже покойный в 1400г. Вероятно, в родстве с ними состоит и житель Кузьмодемьянской улицы середины — конца 14в. сын Ивана Захарьевича (благотворителя прп.Лазаря) Федор Иванович (ок.1354-1360г.г.).


В любом случае, исходя из анализа землевладений, предполагать близкое родство Овиновых с Даниловичами (при любой из версий происхождения пос.Григория Даниловича) — нет оснований.


 


7.И, наконец, “основной претендент” на место Григора — Григорий Юрьевич.


Родословная его не разработана; теоретически, может быть как членом рода бояр “Онцыфоровичей” (сын Юрия Онцыфоровича и брат Михаила и Федора Юрьевичей?), так и “Матвеичей” (сын Юрия Ивановича). Но, в обоих случаях Григорий Юрьевич происходит из рода потомков Юрия Мишинича.


Единственное летописное упоминание о Григории Юрьевиче находится в т.н. “Дополнении к списку Б” новгородских посадников (по Ермолинскому летописцу). Он посадничал когда-то между 1423 и 1428 годами. Указаний на территориальную принадлежность его в летописях нет. Исходя из неревской терр. принадлежности как Матвеичей,


<схема32>


так и Онцыфоровичей —


<схема33>


в любом из двух этих случаев, Григорий Юрьевич — неревский боярин.


На мой взгляд, происхождение Григория Юрьевича от Юрия Онцыфоровича более вероятно. В Синодике Клопского монастыря 1660г. в ряду поминаемых строителей Колмова монастыря (родового, “ктиторского” м-ря Онцыфоровичей) имя некоего Григория следует за именами Юрия и Онцыфора:


“…Варфоломея, Луки, Максима, Аньсифора, Георгия, Григория”. Поскольку здесь перечислены явно не все Онцыфоровичи и их предки, имеющие отношение к Колмову м-рю — вероятно, Григорий (наряду с перечисленными) или был личностью выдающейся, или сделал для м-ря много хорошего. К сожалению, не сохранился синодик самого Колмова м-ря: его текст мог бы дать ответ на многие (если не на все) спорные вопросы реконструкции родословной бояр Овиновых.


Как сказано ранее, в “Сравнительном анализе землевладений…”, его результаты указывают на родство Овиновых с близкими Григорию Юрьевичу (в любом случае его происхождения — как от Юрия Ивановича, так и от Юрия Онцыфоровича) фамилиями. Кстати, известно также, что часть владений (не соседствующих с Овиновскими) Григория Юрьевича наследовали некие Семен и Иван Борисовичи; неск.подробнее об этих лицах — в “Комментариях…” (47*).


Исходя из частого совладения Овиновых и потомков “Мишиничей” и принадлежности к “Мишиничам” пос.Григория Юрьевича, жившего в подходящее нам время — высока вероятность происхождения Овиновых и Григория Юрьевича от общего предка. А от этого утверждения до версии “Захарий и Кузьма Григорьевичи Овиновы — сыновья Григория Юрьевича?” — один шаг. Поэтому я разберу аргументы “за” эту версию несколько подробнее.


А. Землевладения Мишиничей (Онцыфоровичей) 14в. и Овиновых конца 15в.


Землевладения Овиновых в конце 15в. нам известны (см.ранее). Благодаря сохранившимся берестяным грамотам и актовому материалу у нас есть отдельные известия о землевладениях Онцыфоровичей и Матвеичей в середине 14-го -начале 15-го в.в.:


1. в Ещерском уезде и Замолостовье (в будущем терр.Никольского Будковского погоста) земли и крестьяне в дер.Симолве, на оз.Хвойне (владельцы — Ксенофонт, Офонас ок.1380-90г.г.), а в конце 15в. там же владельцы — Ал.Самсонов, Иван Петров, Яков Короб, Шепелевы (от Шепели Овинова), и мелкие — Буйносовы, Фофановы, Язжынские, Кошелковы, Клепальцыны, Базины; на той же р.Оредеж в пог.Спасском на Оредежи в дер.Щупоголово земли за Григорием Шепелевым (соседи — Бабкины, Рындины).


2. в вол.Лопастицы (терр.Деревской пятины, и также в Щегринском погосте; владелец — Юрий Онцыфорович, ок.1420г.), а в конце 15в. — дер.Лопастино принадлежит Захарию Овинову; а в волости Лопастицы в дер.на озере Либинице — деревня Бориса и Федоски Овинова.


3. в волости Городня в (в будущем терр.Городенского погоста?) в дер.Избоище (владельцы — Андриан и Никита Михайловичи и их мать Настасья Михайлова, ок. 1420-1440г.г.), в конце 15в. — Самсоновы, Казимировы, Бабкины и др. близкие Овиновым рода (но Овиновых нет).


4. На Черной речке в Рагуйлово (такие топонимы есть на терр.Бежецкой пятины в пог.Васильевском на Черной, и на терр.Вотской пятины, в будущем пог.Никольский Толдожский в Чуди и Никольский Ижерский) в с.Череньское (в нач.15в. владелец — Михаил Юрьевич), а в конце 15в. вол.Черная в пог. Васильевском на Черной вся за Иваном Зах.Овиновым, а значит.часть деревень в Рагуйлово на р.Черной в Вотской пятине — совместно за Вас.Казимиром и тем же Ив.Зах.Овиновым.


5. на Лунене (Лунце) на Лузе ( терр.Передольского погоста) в конце 14в. земли принадлежали Александру Игнатьевичу (из тех же Матвеичей). А в конце 15в. эти земли — за Александром Самсоновым; и рядом (в пред.15 верст) — дер.Стугли Ивана Захарьевича Овинова.


6. дер.Мравгицы в начале 15в. принадлежала Юрию и Афонасию Онцыфоровичам (где она находилась, мне определить не удалось, деревни с таким или подобным названием в НПК конца 15в. нет).


Схематически все это можно представить следующим образом:


<схема34>


Как видно, в большинстве этих случаев во владениях Овиновых (по НПК кон.15в.) и владениях Онцыфоровичей (по “реликтовым” упоминаниям 14 — нач.15 в.в.) совпадают не только названия погостов, но даже названия деревень! Напрашивается вывод: Овиновы — наследники Онцыфоровичей ?.


Дополнительным аргументом в пользу происхождения Овиных (соотв., и “Григора”) не от загородских или прусских, а от неревских бояр — может служить то, что пригородная деревня “Григорово” (существ. задолго до конца 15в.) расположена сразу же за Неревским концом Новгорода.


Б.Владения Ивана Захарьевича и Есифа Ондреяновича в Двинских землях в 1478г. и прежние владения Матвеичей в Двинских землях в начале 15в.


В 1401г. вол.Борок, Колмогоры и окр.земли принадлежали в т.ч. и боярину Андрею Ивановичу — сыну Ивана Васильевича (сына Вас.Игнатьевича, из рода Матвеичей, потомков Варфоломея Юрьевича); в 1417г. волость Борок, Емец, Колмогоры — принадлежали Юрию и Самсону Ивановичам, братьям Андрея (см.выше).


Карта Обонежской пятины


<Илл.8>


Важские земли и Подвинье


<Илл.9>


И из “Записки Новгородских и Двинских земель” /1478г./:


“…А в Колмогорах и Падрин погост, Матьигорская Лука от Орлеца да на Льостров до Великого поля, Курьостров, Чюхлема, Угтьостров, Великая Куриа, Койдокуриа, Кехта Великая, Княж-остров, Низовская Лука вся до моря, Солонбал, Терпилов погост, Уна, Ноноксе: то все ныне отчина Великих Князей, а искал того Лука Строганов на Есипа Андриянова, а было то за ним да за Ивана Зарина /Григорьева/ да все на боярех Новгородских да на Двинских….”.


В принципе, Овины могли бы появиться среди владельцев этих северных земель не обязательно как потомки или близкие родственники Мишиничей, а и как покупатели или потомки кого-то, получившего эти земли в приданое. Но в пользу родственного наследования говорит многократная встречаемость в Холмогорах и Подвинье сер.15в. топонимов “Овинова земля”, Овинова (нцева) пожня”, “Овиновое озеро” (48*).


Вернемся к совладельцам Двинских земель в 1478г.. Есиф Андреянов, разумеется, теоретически может быть как сыном Андреяна Захарьевича (Павшиничи),


<схема35>


так и сыном Андреяна Михайловича (Онцыфоровичи).


<схема36>


Но первое — практ.невероятно. Если Есиф (Павшинич) еще жив до 1478г., то он — глубокий старик, переживший не только своих ровесников, но и детей и внуков. Кроме того, в Колмогорах в начале 15в. не упоминается о владельцах из какого-либо другого рода, кроме Матвеичей (и логично было бы предположить происхождение совладельцев Колмогор в 1478г. также из Матвеичей). Но Матвеичи здесь были представлены (до трагедии 1471г.) Борецкими.


На Андреянове берег, Терпилове погосте, Княж-острове и пр. земли Овиновых также соседствуют с огромными боярщинами неревской боярыни Марфы Исаковой (Борецкой), “Казимировых сестричичей”, и с отн.небольшими владениями т.н. “сирот Терпилова погоста”. Но совместных владений у них нет! Возможно, все эти боярщины образовались от деления вотчины, принадлежавшей кому-то из известных предков Ондреяна, Исака и Марка (напр., Варфоломею Юрьевичу?) — см. на схеме34.


Вообще, вполне вероятно совладение “однокоренных” Матвеичей и Онцыфоровичей. Редкое же имя Андриан, кроме уже упомянутого “Павшинича”, носит среди новг.бояр в 15в. только сын Михаила Юрьевича. Следовательно, совладелец Ивана Захарьевича — вероятнее всего, сын Андреяна Михайловича и внук Настасьи Михайловой. Поскольку среди Мишиничей Есиф — сравн.редкое имя, этот Есиф идеально подходит на место отца Шепели Есифовича Овинова (и тогда можно сделать вывод, что некий Овин — общий предок Шепели и Захара Юрий Онцыфорович, или даже кто-то из его предков?


<схема 37>.


Итак, из сравнения владений в Двинских землях в начале и в конце 15-го в. следует вывод, аналогичный выводу из предыдущего анализа: Овиновы — наследники (потомки?) Матвеичей и Онцыфоровичей.


В.Расположение дворов Онцыфоровичей (согл.данным арх.раскопок) и Овиновых


(согласно “Лавочным книгам Великого Новгорода 1583 года”).


Я не буду пытаться обсуждать достоверность рез-тов археологического анализа, поскольку некомпетентен в этом вопросе. По мнению специалистов (Янин, Арцыховский, Зализняк), дворы Онцыфоровичей и Матвеичей располагались вблизи от перекрестка ул.Великой и Кузьмодемьянской, по обе стороны от перекрестка.


В “Лавочных книгах…” конца 16в. перечисление дворов на Кузьмодемьянской ул. (считали от центра к окраине города) начинается с двора, прежним хозяином которого был Шепеля Овинов. Это — ближайшее к перекрестку с Великой место. (Наряду с Шепелей среди последних бояр и житиих — кузьмодемьянцев, разумеется, перечислены и Селезневы, Казимировы, Александр Самсонов, и еще неск. не столь громких фамилий).


Возможный вывод: Овиновы (разумеется, оставшиеся на Кузьмодемьянской ул.) — наследники какого-то из дворов Онцыфоровичей?


Г.Расположение “пригородных пожень” Овиновых и потомков Мишиничей в Неревском конце.


Напомню расположение Овиновских пригородных пожень — так сказать, “отправные точки”:


1. от Кд ул. пожня Патрикея Есипова — “за Веряжей в Пироговском пути к Мокрому”,


2. от Прусской ул. пожня Ивана Захарьевича — “против Щилова монатыря подле Посадничью пожню”.


С первой Овиновской (П.Е.), от Кд улицы, соседствуют пожни: пожни Седельниковых с Яковли и Кд ул. “в Пирогове пути подле Духовской … и Таможничей пожни” и “в Пирогове пути подле Колоколкову пожню, Цветушка словет”, пожня Ивана Белого с Кд ул. “в Пирогове пути на Пличне подле Таможничю пожню”, пожня Григория Рагуева с Розважи “за Веряжею в Пирогове пути”, пожня Александра Котельникова с Холопьей ул. “за Веряжей в Пирогове пути на Пличне подле Кожанову (с Питбы) пожню и Буйнасову и Киеху…” (принадл.Киекиным?), Офоносовская Михайлова сына Белочникова с Рядятины ул. пожня “за Веряжей в Пирогове пути под Шумятиным с вежицкими черньцы вопче”, Федоровские Селезнева Немого с Кд ул. пожни, .


Со второй (И.З.), от Загородского конца, соседствуют: пожня Григория Каргашина с Прусской ул. “на Быстрицы против Щилова монастыря”, ( если Быстрой= Быстрицы, то также с пожней И.З. соседствуют пожни Олтуха Вангина с Куровой (и с Рогатицы) ул. “Полоса на Быстрой реке…”, Василия Федорова сына Малого и Василия Белого “на Быстрой у Щучья”).


Здесь, как видно, какой-то оценке поддается только соседство первой пожни: соседи — многочисленные житии и своеземцы Неревского конца (что подтверждает давнее неревское происхождение Овиновых) и Селезневы (что укладывается в версию с Мишиничами).


Доп.аргументом в пользу неревской принадлежности Григора (в случае, если будет доказано, что вотчинник Василий Кузьмин — также Овинов) станет и то, что в конце 15в. пригородная пожня Василия Кузьмина (Овинова?) находилась в пожнях Савинского монастыря Неревского конца;



Итак, исходя из рез-тов сравнительного анализа владений потомков Мишиничей и Овиновых на конец 15в., а также сравнительного анализа владений потомков Мишиничей на конец 14-начало 15в.в. и владений Овиновых на конец 15в., я выдвигаю третью версию происхождения бояр Овиновых:


“Овиновы — потомки Григория Юрьевича, из рода Онцыфоровичей?”.


Больше посадников с именем “Григорий”, которых целесообразно было бы рассматривать как “кандидатов на место” отца Захара и Кузьмы Овиных, в эти годы в Новгороде не было. Следовательно, мы можем сделать вывод: вероятнее всего, легендарный Григор “из Прусс” – либо прушанин Григорий Богданович, либо неревец Григорий Юрьевич.


Но прежде, чем с

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.