Новгородские бояре Овиновы (продолжение6)


Возражения против версии “Овины — потомки Григория Богдановича?”


Основания для первого возражения:


— дом Настасьи, вдовы Ивана Захарьевича Овинова, откуда были “взяты гриди на Москву” (согласно “Древнейшей” григоровской родословной), находился в Городище, а не на Прусской улице;


— Овины владели землями под Копорьем (которое входило в “кормление” князя);


— впервые упоминается прозвание Овиных не по Новгороду, а по Галичу (где они могли быть как боярами новгородскими, так и княжескими);


— в одном из вариантов “Повести о Щиле” (наиб.вероятный прототип его ее главного героя — отец Григория Богдановича Богдан Обакунович) Щил назван посадником из Ростова (?!);


— все летописные упоминания об Овиных по Новгороду начинаются лишь с середины 15 века;


— Овины, согл.летописям, сторонники Великого Князя Московского.


Учитывая все это, первое возражение таково: возможно, Овины не коренной новгородский, а пришедший с востока, с каким-то князем, боярский род, и искать их предков нужно не среди коренных новгородских, а среди каких-либо княжеских бояр?.


Основание для второго возражения:


— впервые прозвание “Овины” звучит по Галичу;


— на Чудинцевой улице, где живут ставшие архиерейскими боярами потомки последнего галичского князя, живут и потомки Обакуна бояре Иевличи; а Богдан Обакунович построил в 1392г. церковь на Чудинцевой улице;


— в состав посольства в Москву, которое было отправлено Владыкой Новгородским в 1476г., вошли владычный боярин Василий Микифоров Пенков и Захарий Григорьевич Овин (тоже владычный?);


— среди первых Григоровых — московских потомков бояр Овиных — мы находим два рода владычных дворян, и праобразом общего григоровского герба является печать владычного дворянина.


И, т.о., второе возражение таково: возможно, Овины — потомки какого-то рода бояр “природных” Галичских князей.


Основания для третьего возражения:


соседство и совладение Ивана Захарьевича и Есипа Андреянова в Двинских землях (в Холмогорах, на Андриянове береге, Княж-острове, Койдокурии, том же Терпиловом погосте, и т.д.; полный перечень см. в иске Луки Строганова от 1478г.), из которых “Андреянов берег” вполне может оказаться той самой “дединой” Андреяна (но не Захарьевича как предп.В.Л.Янин, а Михайловича, из рода Онцыфоровичей!), от деления которой образовались впоследствие боярщины Есифа Андреянова и Овиновых; многократное совладение Овиновых с потомками Мишиничей (как старшей, так и младшей ветви).


и, следовательно, третье возражение: возможно, Овины — потомки Онцыфоровичей (Матвеичей?).


Основание для четвертого возражения:


соседство и неоднокр.совместные землевладения Овиных с Посахновыми и Горошковыми в Вотской пятине.


Следовательно, четвертое возражение: возможно, Овины — близкие родственники или потомки “плотницкого” посадника Андреяна Захарьевича.(собственно, на основании этих совладенией и производит Овиновых от Григория Посахно акад.В.Л.Янин).



Разберем все эти версии (они же — возражения против возможного происхождения Овиных от посадника Григория Богдановича).


1. Овины — княжеские бояре? Наиболее серьезный аргумент в ее пользу и против происхождения Овиных от “прушан” — расположение, согласно одному из списков древнейшей Григоровской родословной, Настасьина дома — в Городище. Но в летописях при описании новгородских пиров 1475-76г.г. в доме “Настасьи славной и богатой в Городище” речь идет о вдове боярина Ивана Григорьевича, а никак не Ивана Захарьевича. Т.о., в 1476 году у Овиных дома в Городище не было. И Григоровы, подававшие при ликвидации местничества свою родословную, (ошибоч-но? намеренно?) указали в ней владения не Настасьи Ивановой вдовы Ивана Захарьевича, а Настасьи Ивановой вдовы Ивана Григорьевича.


<Схема 38>


Другое возможное объяснение этого фрагмента григоровской родословной. На момент “боярского вывода” какой-то дом на Городище у Овиновых все же был. Каким образом этот дом у них мог появиться — уже другой вопрос (например, в кач-ве компенсации за отобранные имения или пожалован от Великого Князя за сотрудничество с московской властью. А может быть, Овиновы просто приобрели после 1484г. освободившуюся “недвижимость”).


Итак, как могло получиться, что у вдовы “прушанина” Ивана Захарьевича Настасьи Ивановой (согл.“Древнейшей” григоровской родословной), взяты гриди “с ее двора в Городище”, мы объяснили. Кроме того, зная многочисленные неточности и “украшения” григоровской родословной, нельзя исключить и вероятность вымысла подателями росписи фрагмента об этом известном доме. Во всяком случае, как видно, Городищенский дом не старинное владение Овиновых, и поэтому их “прусской” принадлежности не противоречит.


Близость к “московской администрации” и пособничество Московскому Великому Князю вовсе не означает московское происхождение. Известно о принадлежности к “промосковской партии” не только Овиных, но и многих других “прусских” кланов.


Первые упоминания фамилии по Галичу тоже не противоречат принадлежности Овиных к старинному новгородскому боярству. В этих краях, изначально колонизированных новгородцами, и в 14-15в.в., наряду с княжескими, еще было достаточно волостей новгородских бояр и новгородского владыки. А “прозвание” могло зародиться где угодно. И даже более объяснимо его зарождение не в самом Новгороде, где семью посадников и так все знали, а в отдаленной волости.


Наименование Щила “посадником из Ростова” находится только в одном из списков “Повести о Щиле…”, который изобилует и др.ошибками (например, в нем утвер-ждается факт постройки Щилова монастыря при архиеп.Иоанне-Илии Новгородском, в 12 веке, в то время как летописный год постройки — 1310-й). И “посадник из Ростова” ни при каких условиях не мог посадничать в Новгороде.


Вывод: я отвергаю первую версию (“Овиновы — княжеские бояре”), противоречащую происхождению Овиных от Григория Богдановича.


2. Овины — потомки бояр Галичских князей?


С 1362 года (именно тогда бежал в Новгород галичский удельный князь Дмитрий Иванович(49*) до 1477г. прошло чуть больше 100 лет. За это время невозможно было накопить такие огромные имения, которыми владеют в основных новгородских пятинах бояре Овины. После захвата галичского удела москвичами и изгнания из него удельного князя город Галич, разумеется, должны были покинуть и бояре галичского князя. А в конце 14-начале 15в.в. в Галиче остаются Овиновские боярщины. Значит, Овины не были вовлечены в конфликт.


Неоднократное близкое родство Овиных с коренными новгородцами по мужской линии, если предположить, что Овины — галичские бояре, также маловероятно.


И уж совсем невероятно было бы (в случае появления в Новгороде первых Овиных только в 1362г.) занятие ими в 1444, 1456г.г. должностей посадников. Разумеется, можно предположить, что какая-то одна часть боярского рода жила в Новгороде, а другая — служила Галичскому князю. Но, зная огромные богатства Овиных, в службу кого-то из них какому-то князю — трудно поверить.



3. Захар и Кузьма Григорьевичи Овины — совладельцы потомков бояр Онцыфоровичей и Матвеичей.


Как видно из предыдущего сравн.анализа землевладений, а также из разбора посадников по имени Григорий (о Григории Юрьевиче) — версия выглядит вполне убедительно. Если попытаться, в противовес ей, подтвердить землевладениями происхождение Овиновых от Григория Богдановича (что = происхождению их от Обакуновичей), то нас ждет неудача (см. ранее).


Противоречат этой версии только некоторые “событийные” данные (“Повесть о Щиле”, “Галичские Овиновы”). Поскольку далее нам предстоит подробный разбор контраргументов против версии “Овиновы — потомки Онцыфоровичей?”, не будем начинать этот разбор здесь.


4. Овиновы — совладельцы и соседи потомка “плотницкого” посадника Андреяна Захарьевича — Григория Посахно.


На мой взгляд, совледения Овиновых с одной семьей не указывают на наследование в рез-те неоконченного деления вотчины, ибо не подтверждаются совладением с “параллельными” однокоренными родами. Кроме того, как в Вотской, так и в др.основных пятинах Овиновы соседствуют и совладеют еще с несколькими другими родами, состоящими между собой как в близком, так и в оч.далеком родстве. То, что Овины не могут быть сыновьями Григория Кирилловича Посахно, мы уже решили ранее, в ходе реконструкции. Но совладение с Посахновыми и Горошковыми можно попытаться объяснить (кроме наследования приданого, что наиболее вероятно), и происхождением Овиновых от какого-то другого потомка “Павшинича” Захарии Михайловича. Но другого Григория среди известных его потомков нет. Возможно, среди потомков Захарии Михайловича были некие лица, не упомянутые в доступных нам источниках, кот.являются предками Овиных? (хотя маловероятно, чтобы отец двух богатейших бояр, посадников, игравших важнейшую роль в жизни города в середине 15в., был настолько незаметной фигурой, что не был упомянут в новг.летописи).


Тем не менее, еще раз остановимся на версии с Посахно и Горошковыми.


Владения в Вотской пятине, как сказано выше, у этих родов с Овиновыми неоднократно соседствуют, и имеют место совладения.


В писцовой книге Обонежской пятины 1496г. нигде не отмечено совладение Ивана Захарьевича и представителей этого рода. Соседство с Борецкими, Федоровыми, Казимировыми, Бабкиными — имеет место, но и здесь нет совладения. И ни в одном из погостов Обонежской пятины, где есть владения Ивана Захарьевича Овинова — Посахновы, Горошковы, Есифовы с ним даже близко не соседствуют. Таким образом, на основании данных П.к.Обонежской пятины близкое родство Овиных с потомками Ондреяна Захарьевича проблематично. Близкими соседями Ивана Захарьевича Овинова, владеющими вотчинами в тех же погостах Обонежской пятины, являются:


— в Веницком погосте уже упоминавшийся ранее Михаил Берденев (более далекие соседи: Казимировы сестричичи, Марфа Исакова, Иван Широково Яжыщинский, Федор Остафьев Глухов, Онтонов м-рь и Колмов м-рь);


— в Михайловском погосте в Озерах Борис Нощин (Ночин,Ношкин); др.соседи — Каз.сестричичи, Глухов, Бабкины, Норовов,


— в Воскресенском погосте на Свири Никита Лаврентьев, тот же Михаил Берденев, Оксинья Никитина вдова Есипова, Казимировы сестричичи (более далекие соседи: Олферий и Василий Матусовы и Бабкины).


— в пог.Петровском на Волхове — с Колмовым монастырем (что = совладению с Онцыфоровичами, ибо именно от них получил Колмов м-рь эти земли).


А касательно “Записки Двинских земель…” 1478 года — намного вероятнее, что совладелец Ивана Захарьевича в этих исконни принадл.Мишиничам волостях — не непонятно как появившийся там сын Павшинича Андреяна Захарьевича, а потомок прежних владельцев Холмогор,Борка, Емец, Ноноксе — сын неревца Андреяна Михайловича и правнук “Мишинича” Юрия Онцыфоровича, неревец же Есиф Андреянович (об этом сказано ранее, в разделе “Григорий Юрьевич”).



Обратимся к росписи связей новгородских боярских родов (реконструкция В.Л.Янина, с поправками 1994г., см.схемы 39; близкие соседи Овиных в Двинских и Обонежских землях отмечены мной “*”, см. на вклейке).


<Схема 39А>


<Схема 39Б>


<Схема 39В>


<Схема 39Г>


Наиболее часто соседствуют с Овиновыми — боярин Михаил Семенович Берденев, Казимировы сестричичи, Марфа Исакова Борецкая, Бабкины, Ношкины. Вот с кем, а не с Посахновыми и Горошковыми, вероятно (исходя из данных п.к.Обонежской пятины) родство у Овиновых!


Борис Нощин (Ночин, Ношкины). Напомню: Овин выдал дочь замуж за тысяцкого Семена Ночина и дал ей в приданое пол-Княж-острова. Вероятно, Борис и Семен Ночины — близкие родственники. Но родословая Ночиных (Ношкиных) не реконструирована; на схемах их нет.


О Никите Лаврентьеве (из “Струпинских бояр”?) я ничего сказать не могу.


Оксинья Никитина вдова Есипова. Здесь нет близкого соседства владений, но и это соседство не является аргументом в пользу версии происхождения Овиных от Андреяна Захарьевича. Покойный муж Оксиньи Никита Есипов — оч.дальний родственник Ондреяновых и Посахновых, но близкий родственник Луки Федорова, Феофилатьевых, Тучиных (кстати, владения всех этих родов также часто соседствуют с Овиными и на Севере).


О Берденевых, в связи нахождением Мих.Сем.Берденева в составе “Овиновской” группы встречающих Ивана 111 в 1475г. во Влукоме, будет сказано далее отдельно.


Таким образом, данные об Обонежских землевладениях новгородских бояр говорят скорее против возможности близкого родства Овиных с Ондреяновыми, Посахновыми, Горошковыми, и в пользу родства с Есиповыми, Берденевыми (потомками Василия Есифовича “Носа”? (50*), а также Бабкиными, Казимировыми и Исаковыми, происходящими от Мишиничей. И еще заметим на будущее, что среди владельцев вотчин здесь вообще нет известных потомков посадника Семена-Твердислава Михайловича (*).


В Бежецкой пятине, равно как и в Деревской и Шелонской, Овиновы с Посахновыми и Горошковыми не совладеют. Две последние для потомков Андреяна Захарьевича мало что значат при оценке возм. родства, но Бежецкая — основная для плотничан. Невероятно, чтобы наследники династии плотницких посадников ни разу не совладели чем-то в основной для плотничан пятине! Но, учитывая огромные владения Овиновых в Бежецкой пятине, мы вправе предположить, что их предки как-то были связаны с Плотницким концом. Это вполне объяснят версия их происхождения от Богдана Обакуновича, явл. родственником Евстафия Дворянинца (и его предп.потомков плотничан Грузовых) и Александра Дворянинцева брата.


Т.о., происхождение Овиновых от плотницкого посадника “Павшинича” Андреяна Захарьевича — маловероятно. Можно попытаться поместить “Обакуновичей” в число потомков Павши, но это — уже явное насилие над материалом.


Кроме того, относительным возражением против того, что Григорий Богданович — отец Захария и Кузьмы Григорьевичей, является достаточно большой промежуток времени (около тридцати лет), прошедший между последним упоминанием в летописях посадника Григория Богдановича (в 1415г.) и первым упоминанием Захара (в 1444г.) и Кузьмы Григорьевичей (в1456г.).


Хотя в эти годы загородские боярские кланы играли в новгородской политической жизни не ведущую роль, тем не менее совершеннолетние сыновья степенного посадника, старшие мужчины в богатейшем боярском роде должны были бы с 1415 по 1444 год как-то участвовать в общественной жизни города и, соотв., упоминаться в Новгородских летописях. В этом отношении, на место Григора наилучшим образом подходит Григорий Данилович. Последний год посадничества “прусского” (загороцкого) посадника Григория Даниловича (1456г.) совпадает с началом посадничества от этого конца Захария Григорьевича. Но, как указано мной при разборе кандидатуры Григория Даниловича, в этом случае нужно либо отказаться от вывода о “близкородственном” принципе формирования Овиновской группы при встрече Ивана 111 (при том, что остальные боярские группы при встрече Великого Князя сформированы по такому принципу), либо предположить ошибочность реконструкции В.Л.Яниным родословной предков Берденева. Кроме того, родство Овиновых с Божиными, исходя из сравнения их землевладений, невероятно.


Как будет видно после завершения разбора версии “бояре Овины — потомки пос.Григория Богдановича”, ни одно из двух логических продолжений этой версии (см.далее) не позволяет уверенно связать Богдана Обакуновича, отца Григория и Ивана Богдановичей “Овиных?”, с др.новгородскими боярскими родами. В то же время, в пользу версии, что Григорий Богданович — отец Захара и Кузьмы Овиных, имеются сильные “событийные” аргументы (см.ранее).



Теперь проанализируем наиболее серьезные


возражения против версии “Григорий Юрьевич — отец Захара и Кузьмы Овиных?”.


Основания для первого возражения следующие.


Сведения о “галичских Овиных”, содержащихся в “Житии прп.Паисия Галичского”: одно из главных действующих лиц “Сказания об образе Богоматери Овиновской…” — живший во время “державы Димитрия Ивановича” боярин Ивана Овин (у которого не было сыновей, а была только дочь, вышедшая замуж за Дмитрием Ярцо). Такой персоналии в имеющейся на сегодняшний день родословной росписи “Мишиничей” я не вижу. Следовательно, первый контрагрумент : среди ближайших предков Григория Юрьевича нет боярина, который может быть отождествлен с галичским боярином Иваном Овиным.


Основание для второго возражения. При разборе кандидатуры Григория Богдановича на место Григора (см.ранее) одним из арументов в его пользу было предположение с Богданом-Феодосием Обакуновичем и со Щиловым монастырем, который располагается в окружении земель Ивана Захарьевича Овинова. Итак, второй контраргумент: возможно, Иван Захарьевич — наследник строителя Покровского Щилова м-ря Богдана Обакуновича (прототипа “житийного” посадникаЩила).


Разберем эти два контраргумента.


1. Среди ближайших предков Григория Юрьевича нет боярина, который может быть отождествлен с жившим в 14в. в городе Галиче Иваном Овиным.


Здесь, разумеется, неплохо подходил бы пос.Иван Богданович: он и послан в Галич во главе “особой рати” (т.е., наверняка, “знаком с местностью”), и время его жизни примерно соответствует, и о мужском его потомстве ничего не известно. Если не найти другого кандидата на место галичского боярина Ивана Овина, то от всех версий, кроме второй (с Обакуновичами), нужно отказаться.


Попробуем “спасти” версию с Григорием Юрьевичем.


Сын Варфоломея Юрьевича (и дядя родного деда Григория Юрьевича Онцыфора Лукича) Иван Варфоломеич может, с определенной натяжкой, быть совмещен с “житийным” галичанином Иваном Овиным (см. на вклейке). Но тогда нуждается в пересмотре вся предп.датировка раннего актового материала Успенского Паисиева Галичского м-ря (либо нужно предположить, что Иван Варфоломеич прожил более ста лет: последний его вклад датирован началом 15в., а жил он, согл. заключению археологов по расположени в арх.слое его “именной” ложки, в начале 14в.). И, разумеется, рассыпается версия о “извинительной” постройке храма в 1398 году.


Время “державы Великого князя Димитрия Иоанновича” — с 1359 по 1389 г.г. В годы начала княжения Дмитрия Донского Иван Варфоломеич вполне мог жить. Уточнение возможных крайних дат жизни галичского Ивана Овина занимает достаточно много места, поэтому помещено мной в “Приложения”.


<Схема40>


Здесь же только скажу, что (учитывая тот факт, что взрослые правнуки Ивана Овина жили в 1434-1440 г.г.) — галичский боярин Иван Овин должен был родиться в начале-середине 14 века. То есть, Иван Варфоломеевич вполне может оказаться Иваном Овиным.


Разумеется, нельзя сбрасывать со счетов и вероятность того, что Иван Овин — это Иван Богданович из рода “Обакуновичей”),


<схема41>


Не исключена и вероятность того, что Иван Овин — это благотворитель Св.Лазаря Мурманского пос. Иван Захарьевич (хотя последнее — почти невозможно; кроме того, у “житийного” боярина Ивана Овина не было сыновей, а у благотворителя св.Лазаря, согл. “Житиям св.прп.Лазаря Мурманского”, был сын Федор).


<схема42>


Еще один, хотя и не строго научный, но все же — аргумент в пользу неревской принадлежности боярина Ивана Овина. Галич Мерьский, где Овин владеет огромными имениями и “стратегическими высотами” над городом — мерьский (мерянский) город. Неревский конец Новгорода, по мнению большинства историков, ранее представлял собой поселок, населенный мерянами (мерева = нерева?) — точно так же, как Людин конец — кривичами и чудью, Славенский — славянами. Кроме того, в “Записке Двинских земель…” 1478г. в числе прочих имений Ивана Захарьевича Овинова указана и Чюхлема (Чухлома), а это совсем рядом с Галичем !


Разумеется, строить (или отвергать) реконструкцию поколенной росписи только на основании житийных текстов — нельзя (всегда остается вероятность того, что житийный персонаж указан неточно, либо неверно расположен хронологически).


Итак, первое возражение против версии происхождения Овиновых от Григория Юрьевича — не абсолютно.


2. Иван Захарьевич — вероятный наследник строителя Покровского Щилова м-ря пос.Богдана Обакуновича?


Этот контрагрумент, при ближайшем рассмотрении, оказывается вообще “стоящим на песке”. Во-первых, по соседству и вокруг Щилова монастыря имеются, кроме Овиновских, земли и др.родов: Каргишиных, Ананьиных, Вангиных, Пенковых.


Во-вторых, претендентов на роль прототипа “посадника Щила”, кроме Богдана Обакуновича — как минимум, еще двое: Григорий Якунович и Есиф Захарьевич. И, если Богдан Обакунович — действительно “Щил”, то его сын (согл.все вариантам текста как притчи, так и жития) — “единочад” (единственный). В случае с Богданом Обакуновичем, почти наверняка — сыновей двое, Иван и Григорий Богдановичи. Итак, у нас нет уверенности в том, что историками верно реконструирован прототип “житийного” Щила.


В случае, если реконструкция прототипа “житийного” Щила все же верна, то (при происхождении Овиновых от Мишиничей) Овиновы должны либо быть наследниками Богдана Обакуновича и Григория Богдановича по женской линии (если род этот угас), либо потомками лиц, купивших у Обакуновичей или их наследников эти земли. В противном случае, Овиновы должны происходить от Обакуновичей по мужской линии (см. ранее, версию “Овины — потомки Григория Богдановича?”). Вообще, все это возможно, но (при известном наличии у Богдана Обакуновича братьев и племянников, даже в случае бездетности его сына) маловероятно, чтобы другие Обакуновичи упустили из рода “стратегические пункты” под самим Новгородом!


Но, как видно, в возражении, построенном на версии о связи предков Овиновых со Щиловым монастырем, все достаточно неопределенно.


Вероятность того, что Овины происходят от какого-то не упоминаемого в летописях посадника по имени Григорий — крайне мала: слишком богаты и слишком важную роль в жизни Новгорода играют Захар и Кузьма Григорьевичи Овиновы для того, чтобы их отец был “незаметной фигурой”.



Итак (в том случае, если мы проанализировали всех живших в Новгороде в это время посадников по имени Григорий), мы можем сделать вывод : либо


“посадники Захарий и Кузьма Григорьевичи Овины – сыновья загородского посадника Григория Богдановича”, либо


“посадники Захарий и Кузьма Григорьевичи Овины – сыновья неревского посадника Григория Юрьевича” (причем это предположение подкреплено более надежными доказательствами).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.