Новгородские бояре Овиновы (продолжение7)


Попытаемся развить каждую из двух этих версий, и посмотрим, к чему это приведет.


Начнем с версии происхождения Овиновых от посадников Григория Богдановича и Богдана Обакуновича.



Версия 2


“Захар и Кузьма Овиновы — сыновья Григория Богдановича?”


Приняв в качестве “рабочего” это утверждение, на реконструируемой росписи мы должны добавить сразу три персоналии: самого предположительного отца Захара и Кузьмы Григорьевичей посадника Григория Богдановича, их дядю посадника Ивана Богдановича и их деда посадника Богдана Обакуновича —


<схема43>.


Автоматически в начале родословной росписи Овиных также оказываются и все загородские бояре Обакуновичи. О них достаточно часто упоминают новгородские и др.летописи сер.14-нач.15вв.


Так, во второй Софийской и Первой Новгородской летописях упоминаются братья Богдана Обакуновича — “прушане” Александр, Василий, Иев, (и в синодиках ** — их вероятные “сродники” Волк и Петрила Обакуновичи (тоже братья?). Также, вероятно, существовал и некий Есип Богданович (брат Григория Богдановича? муж его сестры?) т.к. погибший Миша Есипович, по душе которого дается поминальный вклад в 1410г., записан как племянник Григория Богдановича. Новые персоналии — см. на схеме 44.


<схема44>.


Бояре Обакуновичи неоднократно упоминаются и в летописях сопредельных княжеств: Александр Обакунович — в Тверских летописцах, Иван Богданович – в летописцах Устюжских и Галичских.


Александр Обакунович. В Тверском летописце за 1366 год: “…Из Новагорода из Великаго ездиша на Волгу люди молодые без Новгородского слова (51*), а воеводы у них бяше Осип Варфоломеич, Василий Федорович, Александр Абакунович, да того лета и приехаше поздорову в Новегород во Великый со многым прибытком. Князь же Великый Дмитрей Иванович про то разгневася на Новгородци и разверже (52*) мир…”. (“Пограблены” были “бессермены”, т.е. — татары).


И там же за 1372 год (о взятии Торжка): “…А сами Новгородци с Новоторжци похвалившеся силою своей и мужеством, веружася (53*), выехаша из города битися с Князем с Великым с Михаилом (Михаилом Александровичем Тверским, впосл.Святым) … и моляся Великому Спасу и Архангелу Михаилу на первом суиме (54*) победи их Князь … и воеводу их убиша Александра Аввакумова с другы. И ту видевши Новгородци смятошася страхом и трепетом, овии побежаша на поле к Новугороду, а инии назад в город…”.


В летописи Авраамки про новгородского воеводу Александра Обакуновича же за 1372г. : “… под Торжком …убиен бысть на первом сеступе и костью паде за Святый Спас и обиду Новгороцкую…”.


Максим Аввакумов (Обакунович?)


В 1375 году имущество одного немецкого гостя (купца) было захвачено новгородцем Максимом Аввакумовым при содействии приставов посадника и тысяцкого (напомню — тысяцким был в эти годы Богдан Обакунович). Купец был брошен в его ладью и побит. Освобожден купец был в рез-те вмешательства владыки после жалобы, принесенной ему другими немецким купцами, и “посула” (55*). В летописях среди должностных лиц Новгорода Максим Обакунович не упоминается, поэтому нет указания на родство его и бояр Обакуновичей. Но учитывая содействие ему Богдана Обакуновича в таком вопиющем беззаконии, можно предположить их родство.


Василий Обакунович.


В летописи записано, что он сопровождает из Новгорода в Москву нареченного владыку Самсона “на поставление” (56*) его во Владыки Новгородские в 1416г.


Волк (Григорий?) Обакунович (?)


В 1410 году Волк Обакунович погиб в походе короля Ягелло (57*) против Тевтонского ордена, на помин его души дают в новгородские обители вклады его родственники (см. далее).


Петрило Обакунович (?)


Погиб в том же году при штурме войском короля Ягелло Мариенбурга. На помин его души дает вклады в новгородские обители посадник Григорий Богданович.


Двух последних Обакуновичей в летописях нет. Вообще, может быть, что они — члены другого клана, ибо в описываемый период бояре Обакуновичи — уже все православные, а имена Петрило и особенно Волк к православным явно не относятся. Если они братья Богдана Обакуновича, то для похода в 1410г. слишком стары; также нам неизвестна их территориальная принадлежность. Т.о., Волка и Петрилу идентифицировать в качестве братьев Иева, Василия, Богдана и Александра Обакуновичей сложно..


Иев (Иов) Обакунович


В 1 Новгородской летописи находим, что в 1386 году он едет вместе с посадником Иваном Александровичем от имени Новгорода с челобитной о мире к Дмитрию Донскому. Также известно, что в эти годы Иев неоднократно выступал как “доверенное лицо” от Господина Великого Новгорода по урегулированию внешних финансовых вопросов (взымание дани, откуп). Последний откуп Новгорода Великому Князю Московскому Иев вез уже вместе с сыном Иваном Иевличем.


“…Взявший верх над Есифом Богдан Обакунович (в 1391 году новгородцы отняли посадничество у Есифа и отдали Богдану, который до этого был тысяцким – прим.), принадлежал к выдвинувшейся в годы ушкуйных (58*) походов семье бояр Загороцкого конца. Его брат Александр был смелым воином (и удачливым разбойником! – прим.А.И.Г.), погиб в бою с Тверским князем. Богдан, Василий, Иев и сыновья Богдана – Иван и Григорий – новгородские посадники, воеводы и тысяцкие 14 — 15 в.в…” (см.у В.Л.Бернацкого).


Становится понятным родство боярина Ивана Иевлича и Ивана Богдановича — они двоюродные братья, и они вместе защищали от разграбления Прусскую улицу во время “восстания Степанки” в 1418 году (59*).


Федор Иевлич.


Его имя находится в летописях в 1471г. при заключении договора Новгорода с Иваном 111. Он записан в нем “от житиих” новгородских. Но если он — брат Ивана Иевлича и сын Иева Обакуновича (ум.1403г.), то ему в 1471 году должно быть не менее 70 лет. Тогда почему Федор Иевлич, если он происх. из боярской семьи, в таком возрасте записан не как боярин, а только как “житий”? Вероятно все же, что его отец не Иев Обакунович, а какой-то другой Иев (либо “Иевлевы”, “Иевличи” в кон.15в. — уже сложившаяся фамилия, а не отчество Федора, и он — не сын Иева Обакуновича, а какой-то потомок?).


В издании В.В.Руммеля и В.В.Голубцова “Русский родословный словарь” (СПб, 1880-86г.г.), в разделе “Дворянинцевы”, авторы утверждают гипотезу о наличии общего предка Обакуна у родов Обакуновичей, Евстафьевых и Дворянинцевых, и выстраивают сл.схему:


<схема45>


(эта схема уже была помещена ранее в тексте под №22)


Где Евстафий (Обакунович?) “Дворянинец” (тыс.в 1330г., пос.1340г. убит на вече в 1346г.) — см. Сб.РИО,60,


его брат Александр Дворянинцев брат (соотв., тоже Обакунович?) пос..в 1354 и 1360г.г.- см. ПСРЛ, 111,86 (т.е., согл.В.В.Руммелю, воевода Александр Обакунович и пос.Александр Дворянинцев — одно лицо),


Богдан Обакунович 1392-98г.г., строитель храма Симеона Столпника на Чудинцевой улице,


Василий Обакунович пос.в 1415г.,


Феодосий Обакунович, умерший монахом в 1415г. (вероятно, одно лицо с Богданом, см. ранее),


Григорий Богданович уп.1411г. и Иван Богданович, умерший монахом в 1419г.,


Борис Васильевич умерший в 1417г., и упоминаемый в том же 1417г. Семен Васильевич,


и некий Иван Петрович Дворянинцев, упом.в конце 15 в. как владелец земель в Деревской пятине.


Кроме того, в том же “Русском Родословном словаре”, в разделе “Евстафьевы”, В.В.Руммель и В.В.Голубцов производят новгородскую фамилию Евстафьевых от того же новгородского тысяцкого Евстафия (упом.в1330г.) и его сына пос.Кузьмы Евстафьева. К этому же роду отнесен авторами “плотницкий” пос.Афонасий Остафьевич Груз (упом.в 1475г.).


На мой взгляд, поскольку Евстафий Дворянинец нигде в летописях не именуется “Обакунович”, совмещение личностей Александра Дворянинцева брата и Александра Обакуновича — спорно. Равным образом, как и отнесение к роду Евтафьевых посадника Афонасия Груза — на основании того, что отца последнего звали Остафий (подобные вольные умозаключения у В.В.Руммеля и В.В.Голубцова имеются и в разделе “Ананьины” (60*)).



Поиск Обакуна — отца Богдана Обакуновича


Далее, для того, чтобы продолжать движение “вглубь веков”, нам нужно найти среди новгородских посадников середины 14 века посадника с именем Обакун. И это второй “узловой момент” в реконструкции.


Имя “Обакун” в середине 14в. среди бояр Великого Новгорода встречается редко. (конечно, “Обакун” может быть испорченным звучанием вполне христианского имени “Аввакум”, см. далее). В летописях и в Новгородских земельных актах середины-конца 14в. имеются упоминания о трех знатных новгородца по имени “Обакун”. Обакун Савельевич — один из т.н. “сирот Терпилова погоста”, (61*) людей не очень богатых и вряд ли претендующих на посадничество (к тому же, он упоминается в начале 15в.), Обакун (отчество-?) — житель Славенского конца, который к тому же не был посадником.


И, наконец, Обакун Твердиславич — единственный относительно подходящий нам посадник Обакун в эти годы. Правда, его территориальная принадлежность в летописи не обозначена.. Обакун Твердиславич не записан ни в одном из списков посадников (В.Л.Янин даже называет его “несуществующий посадник”). Только один раз он упоминается в 1 Новгородской летописи за 1354 год в связи с т.н. “реформой Онцыфора Лукича” (62*): “…отступися посадничества Онцыфор Лукич по своеи воли и даша посадничество Олександру Дворянинцеву брату. …” и там же позднее исправление: “…отступися … и даша посадничество Обакуну Твердиславичу, а тысяцкое Олександру Дворянинцеву брату…”.


Значит, какой-то боярин Обакун Твердиславич в эти годы в Новгороде существовал и имел бесспорное право на посадничество (т.е., происходил из рода посадников).


Далее в росписи, начиная с Обакуна Твердиславича, я предпочитаю ставить знак вопроса. Ибо, увязывая вместе загороцких бояр Обакуновичей, мы не можем быть уверены, что они — сыновья именно Обакуна Твердиславича. Как видно, определенность оканчивается в середине-конце 14в. на Богдане Обакуновиче с братьями. Кроме того, как будет видно далее, Кузьмины (заведомые потомки единственного достойного претендента на место отца Обакуна Твердиславича, “прушанина” Семена-Твердислава Михайловича нач.14в.) вообще не имеют владений в Обонежской пятине и Двинских землях. В то время как у Овиных там огромные владения. И это плохо укладывается в версию о возможном близком родстве бояр Твердиславичей и Богдана Обакуновича — предка Овиных.


Также ничто, на первый взгляд, не указывает на связь Обакуновичей с Неревским концом. В то же время, такая связь у Овиновых (как по “Лавочным книгам…”, так и по владениям на конец 15в. в Водской пятине — очевидна.


Итак, 2 версия (“Овиновы — потомки Обакуновичей”), при ее дальнейшем развитии, превращается в версию 2*: “Овины — потомки “несуществующего” посадника Обакуна Твердиславича?”


Если такой боярин все же существовал (а это весьма вероятно, другой вопрос — был ли он посадником), то родственное окружение его может выглядеть сл.образом.


В середине 14в. в Новгородских летописях упоминаются новгородский посол к великому князю Ивану в Торжок в 1333 году боярин Федор Твердиславич (неопределенной территориальной принадлежности), Обакун Твердиславич (в 1354г.) и Кузьма Твердиславич (представитель Прусской улицы, один из предков дворян Кузьминых-Караваевых, по их утверждению при подаче древнейшей родословной).


“…Боярин с таким именем (Кузьма Твердиславич) в 1331г. сопровождал на хиротонисание (63*) архиепископа Василия, затем в том же году был взят в плен Гедимином (64*). В 1338г. новгородцы посылали его в Швецию для заключения мира, а в 1340г. — к великому князю Семену Ивановичу с жалобой на насилия. В 1347г. на съезде с Магнусом (65*) он был задержан шведами и выменен из плена в 1350г…” (см. у В.Н.Бернацкого, 1953г.).


Как видно, имя Кузьмы Твердиславича многократно упоминается в летописях, а имя Обакуна Твердиславича — однократно и небесспорно. Это странно, если предположить, что Кузьма и Обакун родные братья и участвовали в управлении Новгородом в одно время. Еще одно обстоятельство делает привязку Обакуна к Кузьме сомнительной — сравнительный анализ землевладений потомка Кузьмы Твердиславича Ивана Кузьмина и предполагаемых (по этой версии) потомков Обакуна Твердиславича бояр Овиных. Владения Овиных и Ивана Кузьмина никак не похожи на части бывшего единого целого. Но “выбор у нас небогат”, т.к. кроме Кузьмы, других “Твердиславичей”, подходящих по месту и времени, нет. Поэтому, строя все дальнейшие умозаключения, мы должны иметь в виду: возможно, отцы у Кузьмы и Обакуна Твердиславичей — разные Твердиславы.


Однако реконструкция предков Обакуновичей через Обакуна Твердиславича все же имеет под собой некоторое обоснование. В том самом фрагменте летописи, где упоминается посадник Обакун Твердиславич, фигурирует и посадник Онцыфор Лукич, передающий “по доброй воле” власть то ли сразу Александру Дворянинцеву, то ли сначала Обакуну, а уж потом Александру Дворянинцеву. И практически в то же время начинает посадничать Андреян Захарьевич, сын уже упоминавшегося нами Захарии Михайловича (представлял интересы Плотницкого конца).


Вспомним имена вкладчиков “Пролога” в церковь Кузьмы и Демьяна на Кузьмодемьянской улице в 1400г. (текст “Пролога…” — см. в “Приложениях…”): Юрий Онцыфорович, Иван Данилович, Василий Кузьминич, Дмитрий Микитинич. Как видно, большинство героев событий 1354г. — несомненные или вероятные предки вкладчиков Кузьмодемьянской церкви в 1400г.: Онцыфор Лукич (отец живущего в 1400г. на Кузьмодемьянской улице Юрия Онцыфоровича), Андреян Захарьевич (скорее всего, дядя отца другого кузьмодемьянца, Ивана Даниловича, см.ранее), Обакун Твердиславич (если он брат Кузьмы Твердиславича — то, вероятно, дядя третьего кузьмодемьянца — Василия Кузьминича). При описании событий 1354 года из числа кузьмодемьянцев не упомянут только боярин из рода Матвеевичей.


Если дополнить картину этих событий тем, что в 1354г. архиепископом в Новгороде был бывший поп церкви Кузьмы и Демьяна на Холопьей улице Григорий Калека (которого в 1331г. на хиротонисание в Москву возил отец Василия Кузьминича Кузьма Твердиславич), то доминирование неревских бояр в политической жизни города выглядит впечатляюще! Теперь, когда мы знаем о соседстве (возможно, и родстве?) Онцыфора Лукича и Обакуна Твердиславича, добровольная передача власти от первого ко второму выглядит вполне естественно. Интересы Онцыфоровичей, разумеется, при этом сохранялись.


Прежде, чем обсуждать дальнейшие события Новгородской жизни, сравним печати посадника Андреяна Захарьевича (1354-82г.г.) и посадника Александра Дворянинцева (1346-54г.г.). На обеих изображен “Господь Вседержитель”, т.е., печати эти “плотницкие”.


печать посадника Андреяна Захарьевича (упом. в 1354-1382г.г.).


и печать посадника Александра Дворянинцева брата (упом. в 1346-1354г.г.)


<Илл.10>


Для дальнейшего рассмотрения вопроса необходимо вспомнить, какие посадники представляли в 14 веке какие новгородские концы (см.ранее, здесь для удобства читателя помещаю схему вновь).


от Прусской улицы


1342-46г.г. 1347-48г.г. 1349-50г.г. 1351г. 1352-54г.г. 1355-72г.г.


Матвей Коска ? Федор Юрьевич ? Яков Хотов Иван Семенович (Люд.)


АлександрСеменович(Заг.)


от Неревского конца


1343-1354г.г. 1354-1372г.г.


Онцыфор Лукич Юрий Иванович


от Плотницкого конца


1342-1347г.г. 1347-1354г.г. 1354-1372г.г.


Евстафий Дворянинцев (Иван Захарьевич?) Андреян Захарьевич


от Славенского конца


1342-1350г.г. 1350-1353г.г. 1354-1372г.г.


Федор Данилович ? Селив.Лентеев и Иван Федорович, потом ?,


потом Михаил Данилович


(по В.Л.Янину,“Новгородские посадники”).


Как видно, в летописях неизвестны имена посадников от Плотницкого и Славенского концов в 1352-53г.г. Согласно моей реконструкции (см. ранее, на осн.текста “Жития прп.Лазаря Мурманского), на “плотницкой” вакансии в 1347-54г.г. находился старший сын Захарии Михайловича, благодетель прп.Лазаря Мурманского пос.Иван Захарьевич. После его смерти в 1354г. “плотницкую” вакансию занял его брат Андреян Захарьевич.


Итак, после 1352-54г.г. в пятерке (потом шестерке) посадников выходцы из боярских родов Кузьмодемьянской улицы представляют интересы не только родного им Неревского конца. Прусскую улицу представляет Яков Хотов, Плотницкий конец — Андреян Захарьевич, а сам Неревский конец — Юрий Иванович; кроме того, “на степени” был явно дружественный неревлянам Александр Дворянинцев (брат покойного плотницкого посадника Евстафия Дворянинца).


Теперь обратимся к возможным родственникам Обакуна Твердиславича боярам Твердиславичам, Кузьминым и их потомкам — дворянам Кузьминым-Короваевым .


Родословная дворян Кузьминых-Короваевых (потомков бояр Кузьминых — вероятных ближайших родственников бояр Обакуновичей).


В “Древнейшей родословной…” дворян Кузьминых-Короваевых, поданной ими в Разрядный приказ при уничтожении местничества (“до-московский” ее период, естественно, в Разрядном приказе не проверялся) находим: “…Князь Михаил Степанович Прусской выехал из Прусс и крестился в Новегороде (примерно в конце 13в.- прим. А.И.Г.), у него два сына Твердислав (Семен) и Анания. У Твердислава сын Кузьма, у Кузьмы Захарий, у Захарии Семен, внук его Иван Кузмин был в Великом в Нове городе в боярах (1475), … Василий Кузьмин в 1376 (?) в Новгороде был посадник, и пошли Кузьмины, а от Анании — Фефилатьевы…” и т.д.


<Схема46>


Подателями родословной, вероятно, были потеряны персоналии еще 3 поколений с такими же именами (В.Л.Янин добавляет после №1 в росписи связку “Степан Твердиславич – Михаил Степанович – Твердислав(Семен) Михайлович”). А посадник Василий Кузьмин, упом.в 1376г., вероятно, и есть рассмотренный нами выше вкладчик “Пролога” в 1400г.


У М.Г.Спиридова в его “Записках…”, в разделе о Кузьминых-Короваевых (РНБ им.М.Е.Салтыкова-Щедрина, Отдел рукописей, ед.хр. F IY-61/8, стр.343). находим:


“…О сем роде сказано что начальник онаго выехал из Пруссии в Новгород, а как назывался и в котором году выехал не сказано; и что один из его потомков имяновался Кузмою, потомки коего приняли его имя в родовое название, а прозванье “Короваев” принято и приложено по Государеву указу для отличия от другого рода Кузминых, уже называвшагося, но не известно по чему дано сие прозвание Короваева; При том сказано, что многия из сего рода посадниками были в Новгороде. С каковым званием оказался по службам один 1.Василий Кузьмин, отчества не сказано в 1376 году…” и т.д. уже по Москве.


<схема 47>


Как видно, раздел “Записок…” Спиридова о дворянах Кузьминых нам также мало помог, за исключением того, что мы узнали о существовании других дворян Кузьминых, “бывших прежде”, для отличия от которых и прибавлено к фамилии потомков новгородских Кузьминых — “Короваевы” (66*)


Кстати, исследователь В.Д.Северинов предположительно соединил родословия бояр Обакуновичей и предка дворян Кузьминых-Короваевых Кузьмы Твердиславича — см. его статью от 2000г. (67*)



Теперь рассмотрим подробнее родословную предков Кузьминых-Короваевых.


Среди посадников по имени Твердислав, которые могут оказаться отцом Кузьмы и Обакуна Твердиславичей (или кого-то одного из них), в летописях находится только один подходящий по времени и территориальной принадлежности посадник —


Твердислав-Семен(Смен) Михайлович.


В древнейшей родословной Кузьминых Короваевых (РГАДА ф.210 оп.18 кн.165):“…А у Князя у Михайлы у Степановича у Прускаго два сына первой Твердислав в крещении Семен другой Павша и по крещению имя Анания. И от Семена — Твердислава Михайловича повелись Кузмины, а от Анании Михайловича от Павши — Феофилатьевы. А у Семена /…/ сын Кузма, у Кузмы сын Захарий, у Захарии Семен, у Семена сын Кузма, у Кузмы сын Иван, а в приход Великаго Князя Ивана Васильевича Всея Русии к Новегороду Иван Кузмин в то время был в вотчине своей в Яму городе на Немецком рубеже…” и т.д. (как уже сказано ранее, здесь потеряно несколько поколений. У Твердислава Михайловича был сын Степан Твердиславич (упом. с 1215г., ум. в 1243г.), а у этого последнего — вероятно, сын Михаил Степанович (упом. в 1255г., ум. в 1257г.). И уже далее — как в “Родословце…”. (68*)


Степан Твердиславич, вероятно, имел перед Новгородом какие-то особые заслуги, ибо был похоронен в Св.Софии у Мартирьевой паперти (там хоронили лишь Новгородских владык, а из посадников был погребен Степан Твердиславич и убитый в 1268г. при Раковоре Михаил Федорович). До наших дней сохранилось захоронение Степана Твердиславича (№6 у Мартирьевой паперти, под аспидой св. Иоакима Корсунянина). Надпись, высеченная на камне, гласит: “Буди, господи боже милостивыи человеколюбче, в оном веце стати со всеми угодившими ти от века, иже кровь свою прольяша за Святую Софью, живот свои отдаша чесно”.


Соловьев по материалам летописи пишет об этом Твердиславе следующее: “…Мстислав (Мстиславович) созвал вече на Ярославовом дворе (69*) и начал звать Новгородцев в Киев на Всеволода Чермного; Новгородцы отвечали ему: “Куда, князь, посмотришь, туда мы и бросимся головами своими”. Вот и пошел князь Мстислав с новгородцами в Киев, но как дошли они до Смоленска, случись ссора у новгородцев со смольнянами. Новгородцы убили одного смольнянина, и не захотели идти дальше за своим князем. Мстислав стал звать их на вече – они и на вече не пошли. Тогда князь простился с ними со всеми, поклонился и пошел.


Новгородцы собрали особое вече, посадник Твердислав начал говорить: “Братья! Как трудились наши деды и отцы за русскую землю, так и мы пойдем по своем князе”.Новгрородцы послушались Твердислава, тронулись из Смоленска, догнали Мстислава и начали воевать по Днепру города Черниговские. Всеволод выбежал из Киева за Днепр, Мстислав вошел туда с братьями и новгородцами; киевляне поклонились им и посадили в Киеве Мстислава Романовича, внука Ростислава. После этого Мстислав с новгородцами пошел из Киева к Чернигову, стоял под ним 12 дней, взял мир и дары, и возвратились все в Новгород подобру и поздорову…”.


Смыкая все эти сведения с показаниями родословца Кузьминых, В.Л.Янин воссоздал следующую хронологическую таблицу поколений.


1.Михалко Степанович (упом. с 1176г., ум. в 1206г.).


2.Твердислав Михалкович (упом. с 1206 до 1221г.) и Федор Михалкович (упом. в 1219—1221г.г.).


3.Степан Твердиславич (упом. с 1215г., ум. в 1243г.).


4.Михаил Степанович (упом. в 1255г., ум. в 1257г.).


5.Твердислав-Семен Михайлович (упом. с 1273г., ум. в 1287г.


6.Кузма Твердиславич (упом. с 1331 по 1350г.) (и, возможно, его брат Обакун Твердиславич — прим. А.И.Г.).


7.Захария Кузмич (и Василий Кузьмич — прим А.И.Г.).


8.Семен Захарьевич.


9.Кузма Семенович (упом. в середине XV в.).


10. Иван Кузмич (упом. в 1470—1478г.г.).


Кстати, этот Иван Кузьмин – и есть зять Захария Григорьевича Овина и его “сродник”. Двор Ивана Кузьмина, (вероятно, когда он уже был женат на дочери Захария Григорьевича), находился на той же Прусской улице рядом со двором Ивана Захарьевича Овина. И в родах Овиных и Кузьминых-Короваевых встречаются одни и те же имена: Иван, Захарий, Кузьма.


В таком случае предположительная родословная схема предков Кузьминых-Короваевых будет выглядеть следующим образом:


<схема 48>.


Печать посадника Степана Твердиславича


<Илл.11>


И, в случае происхождения от Обакуна Твердиславича, родословная Овиных будет выглядеть сл.образом:


<схема 49>


Но все это красивое построение, будучи испытано сравнением землевладений Кузьминых и Овиных, выглядит весьма и весьма проблематично:


Владения Овиновых и Кузьминых в основных пятинах


Владения Ивана Захарьевича Овинова на конец 15в.:


в Деревской пятине в погостах Коломенском — 70 обеж, Бельском — 5 обеж, Наволоцком — 10 обеж;


в Водской пятине в погостах Никольском Пидебском — 4 обжи, Ильинском Тигодском — 40 обеж, Солецком на Волхове — 47 обеж, Грузинском — 15 об., Ивановском Переездском на Волхове — 7 об., Каргальском Копорского уезда — 29 об., Покровском Дятелинском — 51 об., Кипенском — 2 об., Спасском Зарецком, Григорьевском Льешском Вздылицком — по 6 об., Воздвиженском Опольском и Никольском Толдожском в Чуди — всего 21 обжа, Егорьевском Ратчинском — 5 об., Введенском Дудоровском — 43 об., Никольском Ижорском — 71 об. и около 80 обеж в совладениях в разных погостах;


в Шелонской пятине в погостах Ясенском — 65 об., Сумерском — ок.27 об., Передольском — 2 об., Мусецком, Которском;


в Бежецкой пятине в погостах Петровском Тихвинском — 28 об., Ивановском — 28 об., Воскресенском в Клине — 13 об., вол.Заручек, Грязивец, Забережье, Спасском Клинецком, Ивановском в Прудах, Покровском в Сорогощине — 69 об., Васильевском на Черной, Богородицком на Доре, Никольском Молдинском — 43 об.;


в Обонежской пятине в погосте Ильинском в Веницах на Ояте, в Воскресенском на Свири.


Как видно, большинство владений Ивана Захарьевича Овинова находится в Водской и Обонежской пятинах — основных для Неревского конца Новгорода.



Владения Ивана Кузьмина (вероятно, единственного в роде Кузьминых на конец 15 века, хотя нельзя исключить, что вотчинник Василий Кузьмин — не двоюродный брат Ивана Захарьевича, а родной брат Ивана Кузьмина):


в Деревской пятине в Заверяжье — с.Троицкое с деревнями;


в Вотской пятине ничего нет;


в Шелонской пятине в погостах Хмерьском — дер.Трубино с деревнями, в погосте Буряжском на р.Шелони, в погосте Сумерьском — деревни над Долгим озером;


в Бежецкой пятине в погосте Никольском Молдинском — дер.Пердунова и др.;


в Обонежской пятине ничего нет.


Кузьмины, судя по их владениям — “природные” прушане: практ. все их имения находятся в Шелонской пятине. В то же время, как сказано выше, основное ядро владений Овиных располагается в пятинах Водской и Бежецкой. То, что Кузьмины в конце 15в. ничего не имеют в основной для Неревского конца Водской пятине, может говорить о том, что они не имеют на момент “боярского вывода” никакого отношения к Нереве (либо связи с Неревским концом у них никогда не было, либо она имела место когда-то очень давно).


В принципе, после сравнения землевладений нужно исключить возможность родства Овиновых и Кузьминых через Твердислава. Непонятно, к боярству какого конца принадлежал Твердислав — их общий предок. Если к “прусскому”, то почему у богатейшего рода Овиных почти ничего нет в Шелонской пятине? Если к неревскому, то почему вообще ничего нет в Водской пятине у Кузьминых? (дальние обонежские и подвинские владения могут говорить о наличии или отсутствии родства только в сравнительно недавнем прошлом, да и то, если речь идет о младших членах родов, которым не досталось боярщин в основных пятинах.


Итак, наличие близкого общего предка-прушанина у Кузьминых и Овиных проблематично. Наличие у них общего предка-неревца — практически невероятно.


Кроме того, отмеченными (по соседству имений) оказались лишь два погоста — из более чем восьми десятков! Единичное, “случайное” соседство близких родственников (четверо-, пятиюродных) трудно себе представить.


Как видно, находясь в кругу “традиционных” источников, нужно отказаться от версии происхождения Овиных от Обакуновичей и Твердиславичей. Но, быть может, отец Богдана Обакуновича упоминается в летописях под каким-то другим именем и является потомком какого-то другого рода?


Учитывая традицию того времени, когда мужчины носили не одно, а 2,3, или даже 4 имени (70*) — предположение не так уж и невероятно. В результате, Обакун Твердиславич вполне может превратиться, например, в Онанию Симеоновича (71*). А последний может быть и членом рода Мишиничей,


<схема50>


Кстати, от него, возможно, в таком случае и происходят Василий и Яков Онаньевичи, чьи землевладения не вписываются в круг владений Берденевых и Ивана Голинского — сыновей Онании Васильевича (Павшинича) :


<схема51>


Но, разумеется, нельзя строить дальнейшую реконструкцию, опираясь только на это, в общем-то, “фантастическое” построение.



Поскольку версия происхождения Овиных от Обакуновичей, а последних — от Твердиславичей — не выдерживает критики при сравнении землевладений Овиновых и Кузьминых (см.выше) — попробуем выдвинуть какую-то другую, более соответствующую взаиморасположению владений Овиновых и др.родов версию происхождения Обакуна и бояр Обакуновичей:


Как мы уже решили ранее (исходя из анализа совладений и соседства владений Овиновых), их предки могут происходить из родов:


Мишиничей ,


Обакуновичей,


Павшиничей (ибо, кроме версии с Посахно, возможны и другие варианты),



“Смелое” предположение о происхождении отца Богдана Обакуновича из какой-то ветви рода Пашиничей — т.е., совмещение рационального элемента версии №1 и всей версии №2


— разумеется, насилие над историческим материалом. Конечно, можно попытаться расположить Обакуновичей где-то среди потомков Захарии Михайловича, подтверждая реконструкцию совладениями Овиновых с Посахно, Горошковыми и соседством с Кавскими, Глуховыми, Берденевыми).


<Схема52>


В силу очень малой вероятности такого их происхождения — разбор этой версии я выношу в “Комментарии…” (72*).


Родословная самого Захарии Михайловича исследована и опубликована В.Л.Яниным, в “Комментариях…” я помещу краткую справку по этому вопросу (73*).


Поскольку происхождение Посахно и Горошковых от Андреяна Захарьевича, а также Кавских и Глуховых от Есифа Захарьевича — сравн.понятно, необходимо определиться с происхождением Берденевых. Как ни странно, но родословная семьи Берденевых, вероятно, составлявших часть обширной и влиятельной семьи Онаньевых (Иван Голинский, Захарий, Василий (?), Яков) — до недавнего времени вовсе не была

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.