Качество жизни как право на историю

Мы живем в период социально-экономических преобразований, существенно влияющих на все гуманитарные сферы деятельности человека – науку, культуру, духовность и т. д. Часто (и справедливо) современный этап развития называют «информационной революцией». Естественно, что в понятие «качество жизни» важной составляющей обязательно должно входить и «качество информации».

В настоящем докладе речь пойдет об исторической информации о прошлом Урала. Долгое время история нашего края изучалась только как иллюстрация к деятельности вершителей судеб страны – монархов, полководцев, религиозных авторитетов и промышленников. Только с середины XVIII века стали публиковаться исторические документы по Сибири и Уралу. Но даже к началу XX века почти все первоисточники ограничивались трудами Г. Ф. Миллера, А. А. Дмитриева и В. В. Шишонко.

После Октябрьской революции наблюдался короткий период подъема интереса к местной истории – так называемое «золотое десятилетие уральского краеведения». Но вскоре новая государственная идеология свела прошлое отдельных городов и сел к истории партийных организаций. Из более ранних событий поощрялось только изучение народных восстаний как «проявление классовой борьбы».

Но интерес к краеведению не угасал. В глубинке усилиями отдельных энтузиастов писалась история небольших городов и сел. Естественно, что сельские краеведы не имели доступа к архивной информации даже областного центра, не говоря про столицы. Источниками оставались труды дореволюционных историков, дополняемые живой памятью, местным фольклором, а зачастую и откровенной фантазией. Появилось большое количество местных краеведческих изданий, относящихся скорее к беллетристике, чем к истории. С другой стороны профессиональные историки предпочитали не тратить время на «недиссертабельные» темы, в результате чего часто демонстрировали незнание мелкой топонимики, не могли правильно поставить ударение в местных названиях и фамилиях и т. д. Естественным общим итогом этого периода явилось появление двух параллельных потоков исторической информации.

После падения советской идеологии вновь пробудился интерес к краеведению; популярным стало выражение «пора прекратить быть Иванами, родства не помнящими». Казалось бы, в этих условиях открываются возможности написания подробной истории отдельных населенных пунктов Урала. Этого пока не наблюдается. Поток краеведческой литературы заметно вырос, но качество ее не возросло. И речь идет не только о поделках на местах, но и, к сожалению, о книгах, издающихся в соответствии с губернаторской программой «Возрождение уральских городов», выходящих солидными для нашего времени тиражами и ставших для многих основным источником информации о прошлом Урала.

Вышло уже несколько десятков очерков. Среди авторов нет ни одного историка – только журналисты и краеведы-любители. В списках литературы к статьям – одни энциклопедии и старые газетные заметки. Отсюда и уровень содержания – все та же беллетристика, больше относящаяся к фольклору. При этом некоторые авторы пренебрегают не только исторической достоверностью, но и элементарной логикой. Попытки объясниться с создателями этих «шедевров» понимания не достигли. Главные аргументы: «Историки пишут скучно. А писать надо интересно, но, конечно, с элементами(!) здравого смысла» (Ю. А. Горбунов – главный редактор серии); «Вы не понимаете что такое краевед. Краевед – это состояние души» (В. М. Слукин – пред. Общества уральских краеведов). И продолжается штамповка псевдоистории.

Но в постперестроечное время на Урале появилось новое направление краеведческих исследований. Это – генеалогия (родоведение). В Екатеринбурге действуют две организации этого направления – Уральское генеалогическое общество (УГО) и Уральское историко-родословное общество (УИРО), которое представляет автор настоящего доклада. Существуют подобные объединения и в ряде городов области. Родоведы Среднего Урала изначально поставили задачу охватить исследованиями весь регион и сейчас считаются одними из самых активных в России.

К настоящему времени усилиями членов УИРО составлено несколько сот родословий уральских семей, преимущественно крестьянских, прослеженных до XVII, а некоторые и до XVI века (некоторые из них опубликованы). Составляются словари фамилий, охватывающие целые бывшие уезды. Решение задач, поставленных перед исследователями родословий, заставляют доводить архивные поиски до конкретных лиц, независимо от их роли в истории. Одновременно исследования максимально приближены к конкретной географической обстановке – районам проживания изучаемых семей. В процессе исследований выявлено много архивных документов, до сих пор не изучавшихся. Естественно, это существенно изменило представления о прошлом отдельных населенных пунктов Урала. Если в начале родословных изысканий мы имели целью наполнить местное краеведение конкретными персоналиями, то в процессе исследований постепенно проявилась историческая картина Урала очень далекая от сложившейся краеведческой традиции.

К большему сожалению, надо отметить полное равнодушие чиновников от культуры к генеалогии. Это явно идет в разрез с бурно возрастающим интересом жителей нашей области к прошлому своих семей и своих населенных пунктов, на реализацию которого они, безусловно, имеют полное право.

Россия в XXI веке: прогнозы культурного развития. Качество жизни на рубеже тысячелетий. «Антропологические чтения – 2005»: Сборник научных трудов по мат-лам научной конференции (г. Екатеринбург, 14-15 мая 2005 г.). Екатеринбург, 2005. С.100.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.