Генеалогия: частная, комплексная, тотальная

Генеалогические исследования так или иначе касаются каждого человека. Некоторые ограничиваются знанием ближайшего родственного окружения, другие обращаются к библиотекам и архивам с целью составить родословное древо. При этом кому-то достаточно заполнить тетрадку именами, а кто-то старается все находки выстроить в систему.

При системном подходе родословие представляется в виде родословной росписи или родословного древа, что есть одно и то же по сути, но в текстовом или графическом виде. Родословная роспись (она же поколенная роспись) представляет собой перечисленных в порядке поколений и в порядке старшинства в каждом поколении родственников, связанных друг с другом единой нумерацией. Всего принято подразделять родословия на четыре вида:

А) восходящее родословие по мужской линии (цепочка предков от избранной персоны до родоначальника – я-отец-дед-прадед-прапрадед и т.д.);

B) восходящее родословие смешанное (предки как по мужским, так и по женским линиям – отец и мать, дед и бабушка со стороны отца, дед и бабушка со стороны матери, прадед и прабабушка со стороны деда по отцовской линии и т.д.);

C) нисходящее родословие по мужской линии (все потомки одного родоначальника, если учитывать детей только от сыновей, обычно, все носители одной фамилии);

D) нисходящее родословие смешанное (все потомки одного родоначальника, как от сыновей, так и от дочерей).

Часто исследователь начинает составлять родословие вида B, потом выбирает из всего спектра предков линии, по которым более доступны источники – родословия вида А. Добравшись до родоначальника, исследователь начинает поиск в обратном направлении и занимается родословием вида С, а при подготовке результатов работы к презентации или публикации добавляет в конце росписи (таблицы) родословие вида D, то есть всех известных близких родственников.

Такую работу можно назвать частным исследованием или частной генеалогией. Примеров частных генеалогий масса, причём, родословные росписи многих из них содержат отдельные ветви, включённые и в другие родословия. Для поиска пересечений разных родов требуются объёмные алфавитные указатели. При объединении отдельных родословий в одном файле компьютерной генеалогической программы требуются серьёзные усилия при отождествлении персон, чтобы избежать дублирования информации. Группу родословных древ, объединённых отдельными персонажами, иногда красиво называют «родословным садом» или «родословной рощей».

При составлении нескольких родословий, когда персонажи этих родословий жили в одной местности или относились к одному сословию, одному ведомству, исследователь, обращаясь к одним и тем же источникам, неизбежно делает вывод, что удобнее, целесообразнее сразу фиксировать информацию по кусту фамилий, чтобы не повторять работу по многу раз. Например, если известно, что предки жили в одном селе, то неизбежно дальними родственниками окажутся почти все жители этого села, следовательно, в документах этого села почти все упомянутые лица – родственники. Целесообразно хотя бы те документы, которые содержат списки имён, копировать в домашний архив полностью. Наличие таких списков помогает разобраться среди многочисленных тёзок, выявить ошибки, сделанные при составлении документов, устранить лакуны в родословии тогда, когда часть документов не сохранилась.

Когда в работе у исследователя появляются материалы по всему селу, заводу, сословию (ревизские сказки, формулярные списки, исповедные росписи, клировые ведомости и пр.), когда исследователь видит перед собой население села или завода, сословие или социальную группу в целом, ему легче разобраться в родственных связях, уточнить сведения и сделать достоверные предположения. Можно работу с комплексом документов и комплексом родословий назвать комплексной генеалогией.

Автор данного материала, занимаясь собственным родословием, скопировал в архивах несколько переписей и ревизских сказок села Покровского Ирбитского уезда Пермской губернии. Общение с краеведом из того же села, Александром Ивановичем Брылиным (естественно, дальним родственником – семиюродным дедом, а по другой линии семиюродным же дядей, не считая более далёких степеней родства) привело к решению составить словарь фамилий Покровской волости. Первый вариант был опубликован в сборнике «Уральский родовед»[1], в него вошло 86 крестьянских фамилий, по числу фамилий в ревизской сказке 1834 г. Работа над словарём потребовала привлечения других родственников и односельчан, которые также заинтересовались своими предками. В результате в книжном варианте словаря[2] имеются уже справки об около 200 фамилий, встречавшихся в истории села на протяжении XVII-XIX вв. Параллельно шло накопление родословных росписей по Покровской волости (село Покровское и деревни, в разное время ему административно подчинявшиеся). Сведения собирались сразу несколькими родоведами и аккумулировались у автора данного материала. Среди таких соавторов следует назвать В. И. Воробьева (роды Воробьёвых[3] и Стригановых), А. В. Клепинина (роды Клепининых и Ольковых), Т. Ф. Плеханову[4] (роды Писчиковых, Черемных, Плехановых[5] и Гусевых), Э. А. Калистратову (роды Каюковых и Писковых). А. И. Брылин[6] более основательно занимался родами Брылиных, Гладких, Загвоздкиных, Колотиловых, Писчиковых[7] и Фадеевых[8]. Сейчас наиболее полно собраны 39 родословий по 46 фамилиям из словаря, есть публикации, для работы над родословными росписями по остальным фамилиям материал накапливается, составлены отдельные фрагменты.

Не совсем понятно, почему 39 родословий по 46 фамилиям? При комплексном подходе к изучению генеалогии села Покровского удалось выявить много случаев выделения ветвей рода с образованием новой фамилии, а также заимствования фамилий представителями другого рода. Например, род Бабкиных является младшей ветвью рода Колотиловых, роды Писковых и Шевелёвых происходят из рода Лодошниковых, а разные ветви рода Зыряновых иногда писались в документах под фамилией Черемных, с которыми состояли в родстве через браки. Удалось разобраться со многими генеалогическими загадками, вплоть до установления имени родного отца у незаконнорожденных младенцев. Поимённое знание жителей села помогло персонифицировать различные исторические события, написать историю села более детально. Таким образом, если частная генеалогия служит стержнем для истории рода, то комплексная генеалогия должна стать структурой, базой для локальной истории.

Другими примерами комплексной генеалогии можно считать работы Г. И. Чайко по селу Елизаветинскому[9], С. В. Трофимова по формированию кадров Невьянского завода в первой половине XVIII в.[10]. А вот А. В. Клепинин и Г. Т. Корендясева используют комплексный подход для изучения одной фамилии, но по территории всей страны. Отслеживая всех носителей фамилии, они стремятся установить полную их генеалогию. А. В. Клепинину удалось свести все роды Клепининых к нескольким родоначальникам[11], а Г. Т. Корендясева не только нашла единого родоначальника у всех Корендясевых, но и проследила все трансформации этой фамилии, основа которой восходит к мордовскому языку[12].

Уральское историко-родословное общество (УИРО) строит свою деятельность в соответствии с программой «Уральская генеалогия»[13], принятой ещё на организационном собрании 1 ноября 1995 г. Основными направлениями этой программы являются:

– создание компьютерного банка данных по населению Урала XVII-XIX вв.;

– подготовка и издание родословных книг уральских заводов, городов, сёл, волостей, а также справочника происхождения и распространённости уральских фамилий.

Результаты работы отдельных авторов, таким образом, сложатся в общий банк генеалогической информации, что позволяет говорить о персонификации уже не локальной, а региональной истории, а в перспективе – и о глобальной работе. Выражаясь математическим языком, функцией любого исследователя является частная генеалогия, производной от которой становится комплексная генеалогия, а пределом – тотальная генеалогия.

На основании накопленных в УИРО копий архивных документов XVII в. по территории современной Свердловской области Ю. В. Коноваловым составлены родословные росписи почти всех жителей от момента приезда на Урал до 1719 г. – года первой Генеральной ревизии населения России. Теперь каждый новый найденный факт уточняет чью-то биографию, устраняет загадки, вызванные разночтениями в документах. Этот труд можно назвать примером тотальной генеалогии.

[1] Брылин А. И., Елькин М. Ю. К вопросу о формировании населения Покровской волости. Словарь фамилий крестьян Покровской волости XVII – XX вв. // Уральский родовед. Вып. 2. Екатеринбург, 1997.С.3-36.

[2] Брылин А. И., Елькин М. Ю. Покровская волость: история, генеалогия, краеведение. Екатеринбург, 2008.

[3] Воробьев В. И. Воробьевы из села Покровского // Уральская родословная книга: Крестьянские фамилии. Екатеринбург, 2000. C.117-128.

[4] Плеханова Т. Ф. Опыт исследования родственных связей (с. Покровское) // Материалы Третьей Уральской родоведческой научно-практической конференции. 14-15 ноября 2003 г., Екатеринбург. Екатеринбург, 2007. С.115-117.

[5] Плеханова Т. Ф. Род Плехановых из села Покровского // Уральский родовед. Вып.8. Екатеринбург, 2009. С.119-132.

[6] Брылин А. И. Моя «неродословная» родословная // Сплетались времена, сплетались страны… Вып. 5. Екатеринбург, 2001. С.56-62; Он же. Большая родня // Материалы Первой Уральской родоведческой научно-практической конференции. Екатеринбург, 2003. С.108-110.

[7] Брылин А. И. Род Писчиковых из Покровского // Уральский родовед. Вып.6. Екатеринбург, 2002. С.3-25.

[8] Брылин А. И. Корни Александра Фадеева и других // Российский кто есть кто. № 3. М., 2000; Елькин М. Ю. Уральские корни писателя А. А. Фадеева // Уральский родовед. Вып.1. Екатеринбург, 1996. С.4-22.

[9] Чайко Г. И. Родословие потомка крепостных крестьян уральских заводчиков Демидовых // Уральский родовед. Вып.4. Екатеринбург, 1999. С.39-95; Он же. Поколенная роспись челябинца Г. И. Чайко // Инфор. № 4. «Ветер времени». Материалы к поколенным росписям российских родов. Урал. Челябинск, 1999. С.27-33.

[10] Трофимов С. В. Невьянские корни мастеровых Нижнетагильского завода первой половины 18 века // Тагильский край в панораме веков. Вып.2. Нижний Тагил, 2001. С.234-241; Трофимов С. В., Коновалов Ю. В. Дедюхины и другие первые жители Невьянска // Очерки истории культуры и быта старого Невьянска: Люди, памятники,документы (К 300-летию города). Екатеринбург, 2001. С.13-21; Трофимов С. В. Новые данные о происхождении и родственном окружении первых Демидовых (материалы для родословия) // Материалы Первой Уральской родоведческой научно-практической конференции. Екатеринбург, 2003. С.133-139; Он же. Выходцы из Тулы на заводах Демидовых в первой половине XVIII в. // Материалы Второй Уральской родоведческой научно-практической конференци. Екатеринбург, 2004. С.112-115; Он же. Генеалогия приказных служителей уральских заводов Демидовых I половины XVIII в. (к вопросу о формировании управленческих кадров в частной металлургической промышленности) // Материалы Третьей Уральской родоведческой научно-практической конференции. Екатеринбург, 2007. С.77-78.

[11] Клепинин А. В. Родословная Клепининых // Материалы 4-й Уральской родоведческой научно-практической конференции Екатеринбург, 2010. С.108-111.

[12] Корендясева Г. Т. Род Корендясевых из Тамбовской губернии // Материалы Первой Уральской родоведческой научно-практической конференции. Екатеринбург, 2003. С.114-118.

[13] Программа УИРО «Уральская генеалогия» // Уральский родовед. Вып.1. Екатеринбург, 1996; Елькин М. Ю. Программа «Уральская генеалогия»: от идеи к реализации // Уральская родословная книга: Крестьянские фамилии. Екатеринбург, 2000. С.15-18.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.