ГЕНЕАЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ ОБЩЕСТВУ

Понятие рода – цепочки предков и потомков, близких и дальних родственников – касается каждого человека. Уже с рождения человек пытается определить свое место в окружающем его обществе, оценить свое поведение. Критерием является поведение родителей, основанное на личном опыте и спроецированном опыте предков. И родители вглядываются в своих детей, пытаясь разгадать, на кого их дети похожи, чью судьбу, возможно, повторят.

Наследственность, «фамильные» свойства характера приводят к совершению поступков, подобных совершенным ранее предками, а оправдание в собственных мыслях и мнении близких этих поступков порождает «восхищение» предками. Таким образом, при ранних общественных формациях возникал культ предков и обожествление первопредка, чему свидетельством могут служить мифы Древней Греции, скандинавские саги или эпос любого другого народа.

Именно генеалогия как история деяний предков дала начало истории народов и истории как научной дисциплине. Однако история народа не сохраняет память о цепочке предков каждого человека, для нее имеют значение в основном личности вождей, их соратников и соперников. Чем более развито и демократизировано общество, тем чаще происходит смена династий у кормила власти (особенно при республиканском строе). Исследование родословной очередного правителя становится не только не актуальным занятием, но зачастую невыгодным и чреватым отрицательными последствиями.

Тем не менее, знание собственной родословной для большинства индивидуумов остается потребностью. Происхождение обычно определяет круг общения, специфику хозяйственных занятий, выбор супругов. У кочевых народов при их мобильности для поддержания родственных отношений требуется глубокое знание корней; например, монголы знали предков на 30 поколений. У оседлых народов, занимающихся земледелием, величина известной степени родства определяется необходимостью коллективного землепользования, с одной стороны, и дальностью генетической цепочки для обеспечения жизнеспособности потомства при браках между родственниками, с другой. У православных считались нормальными браки между четырёх-пятиюродными родственниками.

Институт наследования тоже предполагает точное знание степени родства, старшинства в роде. Имущие классы и сословия вынуждены разбираться в своей генеалогии, так как иногда наследство остается достаточно дальним родственникам. Право наследования должно быть подтверждено документально. Дела о наследовании часто являются источником генеалогических сведений. Начиная с летописей, можно встретить генеалогические цепочки имен, являющиеся обоснованием права наследования престола или придворной должности. Для внесения порядка в местнические споры при Иване Грозном был составлен «Государев родословец», на основании которого позднее появилась «Бархатная книга».

Со временем исследование родственных связей правящего класса перестало быть прерогативой чиновников, появились частные исследователи. Среди наиболее известных в России можно назвать имена П. В. Долгорукова (1816–1865), А. Б. Лобанова-Ростовского (1824–1896), В. В. Руммеля (1855–1902), Л. М. Савелова (1868–1947). Научная и популяризаторская деятельность последнего привела к созданию на рубеже XIX и XX вв. Историко-родословного общества в Москве (ИРО) и Русского генеалогического общества в Санкт-Петербурге (РГО). Генеалогия обрела черты научной дисциплины со своими законами и правилами, традициями и заблуждениями.

Однако процесс развития генеалогии был нарушен пресловутой революцией. Резкое изменение государственной идеологии в стране привело к разделению семей по политическим мотивам. Пришло время публичного отказа от родственников. Парадоксально: люди старались не поддерживать родственных связей, даже меняли фамилии, семейственность не поощрялась и государством, но при этом репрессии обычно распространялись на всю семью.

Исследование родословных практически было прекращено. Выходили в свет лишь единичные работы, которые прикрывались шапкой евгеники, статистики, литературоведения. Сменилась пара поколений, пока, уже после смерти Сталина, советские правители почувствовали себя настолько уверенно, что разрешили исследовать родословные правителей прошлого.

В то же время появились в печати статьи о рабочих династиях. Все-таки желание чувствовать себя частью целого, большого и сильного, – естественно для человека. Поэтому генеалогия на обыденном, ненаучном уровне продолжала присутствовать в советском обществе. Революционный разрыв не преодолевался и возникло две генеалогии – «научная», когда некоторые энтузиасты продолжали разрабатывать дореволюционные дворянские темы, и «пролетарская», корни которой в лучшем случае дотягивались до ветеранов гражданской войны. Среди представителей «научной» ветви советской генеалогии следует упомянуть прежде всего имена С. Б. Веселовского, В. Л. Янина, А. А. Зимина.

Отсутствие в советской культуре института знания собственной родословной привело к обезличиванию истории, как официальной, которая доводилась до масс через учебники и энциклопедии, так и неофициальной, семейной. К концу 1980-х гг. ушло поколение, родившееся до революции и хранившее знание о семейных родственных связях, семейных легендах и реликвиях. В некоторых семьях это знание было передано следующему поколению, но в большинстве случаев утрачено.

Кроме того, свобода взаимоотношений во второй половине XX в. привела к принижению культа семьи, браки часто расторгались или вовсе не заключались, семьи стали малочисленными. Однако отсутствие близких родственников вызвало желание заполнить вакуум в семейном общении, восстановив связь с более дальними родственниками, появилась потребность «раскрыть семейные тайны», найти родствен-ников, которых XX век разбросал не только по всей стране, но и по всему миру.

Опыт поиска своих родственниов имели прежде всего те, чьи семьи разделила Великая Отечественная война и репрессии 1930-х–40-х гг. Стоит обратить внимание на два момента. Во-первых, война и репрессии внесли свои коррективы в уклад жизни большинства советских семей. Во-вторых, искать приходилось по многим инстанциям. У людей, не имевших специальной историко-архивной подготовки, накапливался опыт обращения в различные архивы и самостоятельной работы с архивными делами. Наряду с биографическими сведениями в этих делах содержалась и некоторая генеалогическая информация.

С началом «перестройки» и «гласности», с появлением некоторых свобод отдельные исследователи-генеалоги получили возможность освещать свою деятельность, свои находки и достижения. Вдруг оказалось, что генеалогические знания востребованы значительным кругом лиц. В 1987 г. И. В. Сахаров организовал в Ленинграде семинар «Генеалогия и история семей». В 1989 г. в Москве возникла инициатива создания генеалогической организации, которая реализовалась в следующем году: 11 мая 1990 г. было восстановлено ИРО под руководством С. В. Думина. 30 октября того же года в Екатеринбурге Ю. В. Коноваловым было проведено организационное собрание Екатеринбургского отделения ИРО, но эта организация просуществовала недолго. Богатым на события стал следующий год: 19 февраля в Санкт-Петербурге возрождено РГО (И. В. Сахаров), 14 апреля в Химках Московской области прошёл Учредительный съезд Всесоюзного геральдического общества, 5 сентября в Екатеринбурге создано Уральское генеалогическое общество (Г. В. Гассельблат), 27 октября в Перми – Ассоциация генеалогов-любителей (А. Н. Онучин).

Заявили о себе исследователи и в других регионах. В разных городах открылись отделения ИРО, АГЛ, РГО. Появились и независимые организации, например «Ордпу» в Сыктывкаре, «Родовед» во Владивостоке, «Герольд» в Томске. Вторая попытка открыть в Екатеринбурге отделение ИРО прошла удачно: 1 ноября 1995 г. было создано Уральское историко-родословное общество (председатель – Ю. В. Коновалов).

Налицо настоящий генеалогический бум. Попробуем объяснить его следующими обстоятельствами: а) разрыв семейной истории в 2-3 поколения подвигнул многих к поиску; б) к началу 1990-х гг. появилось достаточное количество «специалистов» в генеалогии; в) оживление общественной жизни в стране позволило ознакомить с генеалогией и вовлечь в работу широкие слои населения; г) неразработанность научных основ генеалогии позволила выдвинуться новым научным лидерам в разных регионах. Причем, ситуация, сложившаяся в Екатеринбурге, уникальна: кроме УГО и УИРО, здесь действовало также отделение АГЛ (Н. В. Позднякова) и действует до сих пор Центр генеалогических исследований (С. В. Конев). Генеалогические центры и их отделения появились и в других городах Урало-Сибирского региона: Сыктывкаре, Челябинске, Уфе, Кургане, Тюмени, Нижневартовске.

Интересен еще один феномен уральской генеалогии. В европейской части России большинство генеалогов занимается исследованием своих дворянских корней. Это большинство – из видимых на поверхности. Но они занимают, так сказать, «эфирное время». Дворянам посвящены семинары, конференции, книги, учебники. Человеку крестьянского происхождения здесь нет места. На Урале дворянство и в XIX в. было служилым – горные инженеры и чиновники. Часть из них даже имела местное крестьянское происхождение или окрестьянившихся родственников. Поэтому исследования генеалогии местного дворянства не составляют значительной доли в общем числе разрабатываемых и публикуемых родословий. Урал (а на Урале – Екатеринбург) можно назвать самым значительным центром генеалогических исследований непривилегированных сословий России.

Конечно, генеалогов, или, как часто говорят на Урале, родоведов, участвующих в деятельности уральских генеалогических обществ, правильнее будет считать любителями от генеалогии, хотя некоторые уральцы уже показали свой достаточно профессиональный уровень. Но, учитывая массовость этих обществ, можно сделать некоторые обобщения о формах и методах их деятельности.

Как мне кажется, основную функцию общественной организации – объединение единомышленников – отлично выполняет Уральское генеалогическое общество. Регулярно проводятся собрания, на которых зачитываются доклады по результатам отдельных исследований, семинары и лекции, ведется большая просветительская работа, осуществляется методическая помощь начинающим. Собрания общества являются также и удобной возможностью для личного общения родоведов по их частным вопросам. Накоплен большой опыт выставочной деятельности: во многих семьях уже подготовлен изобразительный материал – стенды, альбомы, «раскладушки» с фотографиями, копиями документов. Результаты работы членов общества опубликованы как в периодических выпусках альманаха общества «Сплетались времена, сплетались страны…», так и в других изданиях. Особо хочется отметить практику подготовки семейных родословных книг, изготавливаемых в нескольких экземплярах и включающих родословия, мемуары, фотографии и копии документов, вырезки из периодической печати; такие книги переплетаются или собираются в скоросшиватели. Общими усилиями собрана большая библиотека генеалогической, исторической и краеведческой литературы.

Кроме научной стороны общения, существует и культурная. Члены УГО совместно отмечают различные праздники и юбилеи, посещают музеи и выставки, встречаются с краеведами и деятелями искусства. Совместные чаепития, душевная, почти семейная обстановка – ведь, многие из родоведов были знакомы друг с другом и до вступления в общество. Уже среди основателей УГО была большая группа потомков довольно узкого круга горной интеллигенции. Кстати, это привело к тому, что приоритетным направлением исследовательской и выставочно-просветительской работы УГО стало на долгое время освещение истории семей горных чиновников и инженеров.

Крестьянство – самый многочисленный слой населения дореволюционной России – требует больших затрат времени на разработку полных родословий. Большие семьи, разветвленные брачные родственные связи, неустойчивость фамилий, недостаточность биографических сведений об отдельных людях требуют комплексного подхода при исследованиях. Задачу проведения широкомасштабных генеалогических исследований на высоком научном уровне была призвана решить программа «Уральская генеалогия», разработанная членом УГО Ю. В. Коноваловым и принятая созданным им Уральским историко-родословным обществом уже на организационном собрании. Частью выполнения этой программы стало накопление материала переписей сельского и заводского населения Урала и Западной Сибири в XVII – XIX вв. Результаты работы по программе «Уральская генеалогия» вылились в появление сборника «Уральский родовед», ряда брошюр и «Уральской родословной книги». В то же время УИРО начало сотрудничать с центром «Родовая память» при ЦНБ УрО РАН по созданию электронной базы данных и разработке концепции историко-родословных словарей.

Хочется обратить внимание на форму работы УИРО, позаимствованную в УГО, где она остается пока не востребованной. Еще 14 марта 1997 г. состоялось выездное заседание УГО в г. Ревде. Общество представляли тогда Г. В. Гассельблат, Н. В. Позднякова и М. Ю. Елькин. А среди ревдинцев была Г. Н. Чухланцева – в будущем один из самых активных членов УГО. Первое выездное заседание УИРО прошло почти два года спустя в г. Артемовском – 7 февраля 1999 г. С тех пор выездные заседания УИРО стали регулярными. Члены общества встречались с родоведами, краеведами, работниками музеев и учителями Каменска-Уральского, Нижнего Тагила, Режа, Сухого Лога.

Смысл таких встреч в следующем. Предками современных екатеринбуржцев являются жители сел и заводских поселков всей области. Следовательно, у многих жителей уральской столицы есть родственники на периферии. Эти родственники, оставшиеся на родине предков, лучше сохранили семейные предания и традиции, несут память о близких и дальних родственниках, разъехавшихся не только по краю, но и по стране. Восстанавливая контакты с современной провинцией, екатеринбургские представители семей, имеющие доступ к материалам областных архивов, получают возможность объединить в родословии архивные документы и живую память рода.

Как видно из вышеизложенного, человек, решивший окунуться в океан работы по исследованию своего родословия, может выбрать приемлемые для себя уровень и форму работы, а результатом явится как, хотя бы не большой, но все-таки вклад в науку, так и, в первую очередь, укрепление семейных связей, повышение культуры взаимоотношений и ответственности за судьбу своего рода, своей Родины.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.