ГОРНЫЕ ДИНАСТИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ КАК ОБЪЕКТ ГЕНЕАЛОГИИ.

Заблоцкий Е.М.


кандидат геол.-минер. наук, член РГО.


ГОРНЫЕ ДИНАСТИИ ДОРЕВОЛЮЦИОННОЙ РОССИИ КАК ОБЪЕКТ ГЕНЕАЛОГИИ.


Горные династии – фамилии (роды) потомственных горных специалистов – характерный элемент соответствующего профессионального сообщества дореволюционной России. Их возникновение и устойчивое существование было обусловлено, г.о., особенностями организации производства в горной отрасли. Это относится как к армии мастеровых и работных людей, представлявших собой, по-существу, замкнутое горнорабочее сословие, так и к профессиональной общности руководителей производства, горных инженеров. Последняя формировалась из представителей различных сословий в соответствии с насущной потребностью горной отрасли в квалифицированных кадрах. Родовая преемственность профессии определялась, в основном, условиями жизни этой общности в горнозаводских округах и льготами в получении специального образования, установленными для сыновей горных чинов. К этой общности примыкает, и частично перекрывается ею, чиновно-административная общность, представители которой, как и наиболее способные представители горнорабочего сословия, стояли у истоков династий горных инженеров или входили в их состав. Рубеж социальных реформ 1861 года определяет существенные изменения в формировании горных династий, их дальнейшем бытовании или возникновении, а также и пресечении.


Характерной чертой горного сообщества, в т.ч. и общности горных инженеров, является породнение горных династий, осуществлявшееся в результате браков горных специалистов с дочерьми или сестрами коллег-сослуживцев. Для горной династии длительного существования, с относительно большим количеством представителей и поколений, характерно достаточно большое количество породненных с нею династий или отдельных горных специалистов, образующих ближайшее ее родственное окружение. Это окружение может быть родственно связано, в свою очередь, с другими горными фамилиями, более удаленными от центральной, титульной династии. Ближайшее и удаленное родственное окружение, естественно, не ориентировалось на центральную, титульную династию подобно септам традиционного клана. Во многих случаях сами представители такого сложного горного (горняцкого) клана могли не знать подробности своего отдаленного родства или свойства. Предлагаемый вариант выделения горных кланов, включающих титульные династии и их родственное окружение (кланов породнения), преследует рабочие цели структурирования и описания клановой системы общности горных специалистов и не может считаться строго однозначным в отношении состава и объема клана. Часть относительно более крупных и сложных кланов этой системы, в свою очередь, объединяется через породнение отдельных династий, принадлежащих к двум и более кланам. Формирующаяся при этом подсистема образует своего рода суперклан (рис.1).


Всего выявлено около 240 горных династий, в которых присутствуют выпускники Горного института (Горного училища, Горного кадетского корпуса, Института корпуса горных инженеров). Общая численность специалистов в них составляет около 850. В кланы породнения входят около 100 горных династий, образующих, в соответствии с принятой схемой структурирования клановой системы, около 40 кланов с количеством династий от 1 до 11 в клане и общей численностью около 500 специалистов. Из них в упомянутый суперклан входят 11 кланов с общей численностью 292 горных специалиста. (Е.Заблоцкий. К генеалогии горных династий России XVIII–начала XX в. — Генеалогический вестник, вып. 18, СПб., 2004, с.37-42).



Рис.1. Схема родственных связей между кланами суперклана (в скобках указано количество горных фамилий в клане)


На основе базы данных по горным династиям построен граф, своего рода каркас упомянутого суперклана, иллюстрирующий родственные связи представителей горных фамилий (рис.2). На этом графе конкретные персоны (субъекты породнения – зятья, тести и шурины) показаны записью их кода. Код составлен из букв фамилии (обычно в сокращении) и цифр, указывающих на место в династии (количество цифр соответствует горному поколению, а их значение указывает на место в поколении по старшинству). Родственные связи на графе вычитываются следующим образом: «тесть-зять» (тесть – представитель горного сообщества) – по диагонали сверху вниз и справа налево, «зять-шурин» (к горному сообществу относится только брат жены, а не ее отец) – по горизонтали слева направо, «отец-сын» (отец является зятем, тестем или шурином горного специалиста другой династии) – по диагонали сверху вниз и слева направо. Для получения полной картины клановой системы или ее части такой граф может быть дополнен позициями других педставителей горных династий, – отцами и братьями, не являющимися субъектами породнения в принятой системе построений.


(см. присоедин. рис.)


Рис.2. Граф родственных связей представителей горных фамилий в подсистеме 11 кланов.



Условные обозначения к рис.2.


Количество выявленных горных династий в предпринятом исследовании определялось возможностями автора (просмотр отнюдь не тотальный) и особенностями исходного, г.о. ведомственного, материала по личному составу, – в послужных списках данные о семейном положении часто далеко не полные, а выявление всех необходимых метрических свидетельств достаточно трудоемко и не всегда возможно. В действительности масштабы проявления династийности в рассматриваемой профессиональной общности были еще более значительны. Известны также случаи преемственности профессии через поколение. Для целей генеалогии намеченная клановая система, несмотря на относительно невысокий уровень чисто генеалогической проработки, представляет интерес как совокупность родов, в т.ч. породненных. Принадлежность какой-то части представителей этих родов к горному профессиональному сообществу делает данные генеалогии полезными для изучения соответствующего исторического материала. Принадлежность к горной династии сказывалась на прохождении службы. Соответствующее исследование показало, что потомственные горные специалисты находились в службе дольше остальных и составляли, в конечном итоге, повышенную долю среди высших чинов горного ведомства (Zablotski E. Mining Dynasties in Pre-Revolutionary Russia. — In: Proceedings / 6th International Mining History Congress, Akabira, Japan, 2003, pp.337-340). Родственные связи являлись одним из факторов корпоративной сплоченности общности горных инженеров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.