Метрические книги как источник по истории населения России

Из истории появления метрических книг

Метрические книги – это совокупность хронологических записей о рождении, браке, смерти. Они велись священнослужителями и причетниками2 в каждом приходе на протяжении чуть больше трех столетий. Метрические книги имели важное значение как документ, свидетельствовавший о правах гражданского состояния3. Они становятся необходимыми на определенной стадии развития общества для регулярного статистического учета населения Российской империи. Изначально метрические книги учитывали только православное население, а позже появились метрические книги для других вероисповеданий.
Метрические книги велись по приходам, и позволяли получить информацию не только по приходу, но и по населенному пункту, который мог иметь несколько приходов.
В настоящее время метрические книги воспринимаются многими современниками по преимуществу как источник генеалогической информации. Исследователи же видят в них источник по локальной истории населения. С конца XX – начала XXI вв. развиваются новые направления и применяются новые методы в использовании информации из метрических книг, такие как восстановление истории семей (ВИС), методы математического и демографического анализа и др.
История формирования метрического учета начинается с XVII в., когда практика ведения метрических книг в Российской империи получила первое законодательное оформление в решениях Большого собора в 1666-1667 гг.4.
Первым светским узаконением метрических книг был указ, изданный Петром I от 14 апреля 1702 года, по которому все приходские священники Москвы должны были подавать в Патриарший Духовный приказ ведомости о количестве родившихся и умерших5. Повсеместно метрические книги в Российской империи были введены в мае 1722 года. Но исправно священниками они стали вестись и заполняться не сразу, так как после 1722 года последовало большое количество указов Синода о правильном ведении метрических книг и наблюдении за этим (1724 – указ Синода, который впервые ввел графические формы метрических книг; 1779 — указ Синода «об исправном содержании метрических книг во всех приходских церквах»; 1802 – указ Синода «О содержании в предписанном порядке метрических книг», по которому хранение метрик в домах священников запрещалось)6. Таким образом, именно с указов Петра I метрические книги распространились в Российской империи повсеместно и просуществовали вплоть до 1917 года, когда их заменили акты гражданского состояния.

Общая характеристика источника

Метрические книги велись в двух экземплярах, один из которых передавался в консисторию (консисторский экземпляр), другой хранился в церкви (приходской экземпляр)7. Консисторские экземпляры по всем приходам за один год достигали 1000-1200 листов, а приходские книги содержали в себе записи по одному приходу за один или несколько лет8.
Метрические книги фиксировали демографические события (рождение, брак, смерть), а также религиозные события (крещение, венчание, отпевание). Они состояли из трех частей.
В первой части «о родившихся», указывались дата рождения и крещения, имя и фамилия, место жительства и вероисповедание родителей и восприемников (крестных родителей), законность и незаконность рождения, сословие, социальный статус и род занятий.
Вторая часть «о бракосочетавшихся» включала в себя дату венчания, фамилию, имя, отчество, место жительства, вероисповедание жениха и невесты, возраст вступления в брак, фамилии и имена свидетелей – поручителей, также указывалась кратность брака для жениха и невесты, сословие, социальный статус и род деятельности.
Третья часть метрических книг «об умерших» содержала дату смерти и погребения, фамилию, имя, отчество умершего, место жительства, возраст, причину смерти, место захоронения, в нее также вносились

сведения о родственнике умершего (фамилия, имя, отчество, социальный статус и степень родства), зачастую это были отец, мать, жена или муж9.
Исследователи Д.Н. Антонов и И.А. Антонова разделили содержание метрических книг на две части: статистическую и номинативную10. В статистической части можно выявить количество демографических событий за год или период в определенной губернии, сравнить числа рождений и смертей, узнать количество православного населения и другую статистическую информацию. Номинативная часть также представляет интерес для исследователя. Помимо имени и фамилии человека, с которым происходило то или иное событие, можно было узнать информацию о его вероисповедании (например, нередко встречаются записи, где указано лютеранское вероисповедание), о месте жительства, социальном статусе и роде занятий. Подобную информацию можно было получить и о родственниках, записи о которых также вносились в метрические книги в предусмотренных для них графах. В третьей части метрических книг «Об умерших» указывалась причина смерти, что позволяет исследователям проанализировать распространенность определенных заболеваний на территории отдельного прихода или населенного пункта, также оценить степень грамотности причта, делающего запись в книге.
Формуляр метрических книг на протяжении времени видоизменялся и корректировался. Так, с 1831 г. в формуляре были уточнены названия отдельных граф, а также в записях о рождениях была введена раздельная нумерация по полу. В 1838 г. законодательно была установлена новая форма метрических книг, которая просуществовала до XX века11.

Краткий обзор существующей историографии метрических книг

Современные исследования массовых источников населения очень разнообразны. В прошлом исследователи ограничивались расчетами численности населения и ее изменениями под действием различных факторов (эпидемий, войн, голода и т.п.). Многие исследования были посвящены браку и семье, численному составу населения, естественному движению населения, влиянию демографических процессов на экономическое, социальное, политическое и культурное развитие страны или регионов в целом.
Всю существующую историографию метрических книг, в целом можно разделить на дореволюционные, советские и современные исследования.

Дореволюционные исследования

Одним из первых исследователей, который использовал метрические данные в своих работах, был академик Петербургской академии наук — Л.Ю. Крафт12. Во второй половине XVIII в., изучая метрические книги Петербурга с 1764 по 1796 гг., он выявил низкий уровень смертности в Петербурге по сравнению с другими крупными городами, а также отметил сезонные колебания в смертности.
Российский экономист, статистик и историк – К.Ф. Герман также исследовал метрические книги Петербурга за два периода: 1796-1799 и 1801-1805 гг. Он построил первую русскую таблицу смертности, основанную на данных метрических книг13.
Первое источниковедческое исследование метрических книг было проведено российским статистиком Д.П. Журавским. Метрические книги он относил к источникам нестатистической направленности, подчеркивал ведомственный характер ведения записей. Выделял ряд причин, которые делают метрические книги относительно достоверным источником14. В целом, Журавский достаточно скептически относился к метрическому учету.
Критически метрические книги как источник оценивали Л. Бассер и К. Баллод15, они попытались определить степень их неточности и неполноты и отмечали, что с середины XIX в. метрики содержат более достоверные данные о населении.
А.И. Шингарев в своем статистико-социологическом исследовании использовал метрические книги некоторых приходов Воронежского уезда и отмечал, что они имеют высокую степень достоверности16.
Л.П. Новиков в своей работе «Метрики (общие акты состояния) у православных (по ведомству епархиальному и военно-духовному), инословных, старообрядцев, сектантов, евреев, магометан, в царстве Польском» рассмотрел метрические книги с точки зрения формирования юридических норм и их оформления, а также вопросы ведения и хранения метрик.

К дореволюционным изданиям можно отнести «Лекции по Церковному праву» протоиерея Василия Певцова17, где можно найти сведения об устройстве церкви того времени, церковное законодательство, церковные обычаи и обряды, источники, которые находились в ведении церкви.
С.А. Новосельский в своем труде «Смертность и продолжительность жизни в России» описал историю появления метрического учета в Российской империи. Выделил общие недостатки метрических книг, к которым он отнес регистрацию только церковных обрядов родившихся, умерших и брачующихся, а не регистрацию случаев родившихся, умерших, браков. Помимо недостатков, поднял вопрос о достоверности метрического учета, отмечал, что в метрических книгах православного населения могли остаться неучтенными дети, умершие до обряда крещения, когда священники должны были учитывать таких младенцев и делать соответствующие записи в графу «родившиеся» и в графу «умершие», но мало кто из священнослужителей придерживался этих правил.
Дореволюционными исследователями начали рассматривать вопросы истории, появления метрического учета в России, а также были предприняты попытки оценить достоверность источника. Уже в то время начали появляться первые исследования, основанные на материалах метрических книг, которые получили продолжение в советский период.

Исследования в советский период

В советское время лишь с 1960-1980-х гг. XX в. начинают появляться многочисленные работы по социально-экономической истории деревни и города. Это работы Х.Э. Палли, А.В. Елпатьевского, В.М. Кабузана, Я.Е. Водарского, Б.Н. Миронова.
Одним из первых стал использовать новые подходы к анализу данных метрических книг эстонский историк — демограф Х.Э. Палли. Он также занимался методом восстановлением истории эстонских семей и обратился к изучению потенциала метрических книг18.
О численности и потенциале метрических книг писал А.В. Елпатьевский, отмечавший, что метрики не востребованы в исследованиях. Кроме этого им были затронуты вопросы документирования, он описывал метрики, как одну из устойчивых документальных систем с общественно-правовым значением и закреплением в них сословной принадлежности19.
На важность метрических книг обратил внимание В.М. Кабузан, он представил краткий обзор историографии метрических книг, определив временной период их неполноты. Также в своих работах он рассмотрел вопрос формирования метрического учета в России, отметил его недостатки.
Работы этих исследователей основаны на статистических сведениях по Российской империи в целом, а также по губерниям и регионам страны в XIX – начале XX вв. Б.Н. Миронов в своей работе «Метрические ведомости XVIII – XIX вв. – важнейший источник по отечественной демографии России» использует математические методы в изучении статистических данных источника.
Изучением истории народонаселения Сибири по церковным источникам занималась Н.А. Миненко. При сравнении ревизий и метрических книг, она выявила расхождения между ними и отмечала постоянный недоучет населения церковью, а также выявила ряд фактов, которые способствовали недоучету: несоблюдение священниками сроков подачи метрик в вышестоящие инстанции, искажение имен прихожан и деревень, большое количество старообрядцев, нехватка священнослужителей, нехватка денежных средств у прихожан и возможность заплатить за крещение, венчание или отпевания20. Также расхождения между данными церковного и ревизского учета отмечал Г.Ф. Быконя21.
Все вышеупомянутые исследователи советского времени, несмотря на свойственные метрическим книгам недостатки, не отказывались от использования данного вида источника, а наоборот отмечали своеобразие и историческое значение метрических книг.

Современные исследования конца XX – начала XXI вв.

В конце двадцатого столетия внимание российских исследователей к церковным источникам усиливается. В некоторой степени это было связано с достижениями демографов западных стран, которые работали с метрическими книгами Европы и Серверной Америки. Они применяли новые методики при работе с церковными источниками. Так, разработанный в 1950-х годах французским исследователем Луи

Анри метод «восстановления истории семей»22 нашел распространение среди отечественных демографов – современников, которые начали его активно применять в своих исследованиях.
Среди современных работ по изучению социально-демографических процессов макро-уровня можно выделить труды Б.Н. Миронова23, который рассматривает демографические процессы в России и приводит подробные сведения по рождаемости, смертности, брачному поведению населения и его социальному составу, в том числе по данным метрических книг.
Демографическими процессами и проблемами в Сибири занимался А.Р. Ивонин. Он изучал потоки переселенцев, а также выявил основные тенденции развития и роста населения Сибири. В своих работах24 он делал упор, прежде всего, на первичные источники.
В последнее время усиливается интерес к церковным источникам на микро-уровне. Интерес к локальным данным прежде всего связан с вниманием исследователей к населению отдельных регионов.
Среди современных исследований социально-демографических процессов локального характера можно выделить следующий ряд региональных работ.
Под руководством С.Г. Кащенко в Санкт-Петербургском государственном университете ведутся исследования массовых источников по социальной и демографической истории Северо-Запада Российской империи конца XVIII — нач. XX вв. Результаты этих исследований отражены в работах С.С. Смирновой25, М.А. Марковой26, Е.Е. Князевой27, Е.Д. Твердюковой28. Петербургские ученые много внимания уделяют изучению демографических показателей, рассматривая направления их изменений. При изучении смертности по данным массовых источников, внимание было уделено причинам смерти, эпидемиям, их фиксации в источниках.
В Тамбовском государственном университете также ведутся исследования по материалам церковно- приходского учета населения. В.В. Канищев, В.Л. Дьячков, Р.Б. Кончаков29сделали выводы по сезонным колебаниям рождаемости в приходах Тамбовской губернии во второй половине XIX – начала XX вв.
Тульские историки Д.Н. Антонов и И.А. Антонова сосредоточились на проблематике ВИС30. Значимой их работой была статья «О метрических книгах», опубликованная в журнале «Отечественные архивы» в 1996 году31.
В научной практике массовые источники нашли широкое применение. На их основе в последнее время было создано и апробировано множество методов историко-демографического исследования.
За последние годы был опубликовано ряд статей по темам, так или иначе затрагивающим метрические книги. Это работы Л.И. Татариновой32, О.А. Бухаркиной33.
Также нужно упомянуть работу Д.И. Пинаевского «Народонаселение дореволюционной России: источники и методы работы с ними», где дается описание и характеристика источника, его источниковедческий анализ, задачи и принципы создания источников по демографической истории России (в XVIII – начале XX вв.). Приводится авторская методика по сведению материалов из разных источников для получения репрезентативных и сопоставимых данных (на примере Архангельской и Вологодской губерний)34.
Исследование по сезонности брачности, рождаемости и младенческой смертности населения Выхинской вотчины Шереметьевых было проведено Авдеевым, Блюмом, Троицкой35.
Социально-демографическими процессами по данным церковных источников в Западной Сибири занимаются исследователи Алтайского государственного университета под руководством В.Н. Владимирова В государственном архиве Алтайского края сохранилась огромная коллекция метрических книг, которые исследователи активно используют, создавая базы данных метрик. В своих исследованиях они применяют геоинформационные системы. Ряд исследований был посвящен изучению переселенческих потоков на Алтай. Можно выделить работы алтайских историков-архивистов занимающихся, в том числе и изучением метрических книг: В.Н. Владимиров36, Д.Е. Сарафанов37, М.Е. Чибисов38, И.Г. Силина39, Ю.М. Гончаров40, В.А. Скубневский.

Алтайскими исследователями была создана база данных «Население Барнаула», которая позволила собрать воедино всю информацию обо всех метрических книгах, хранящихся в государственном архиве Алтайского края, начиная с 1767 по 30-е гг. XX в.
Автор также проводит исследование, основанное на данных метрических книг, и занимается изучением демографических процессов — рождаемости, смертности и брачности41 — и изучением сословно- профессиональной структуры населения г. Барнаула в последней трети XIX в.42. В настоящее время ведется работа по продлению временного ряда данных метрических книг, несмотря на то, что обработка локальных данных трудоемка и требует больших временных затрат, выводы и результаты работы представляют особый интерес для исследователей.
Все упомянутые выше работы позволяют рассмотреть общее и различия в исследованиях материалов церковно-приходского учета населения, преимущественно метрических книг. А рассмотрение истории любого региона страны невозможно без изучения истории народонаселения. Исследователями изначально были изучены вопросы статистики населения в исторические периоды, и со временем возникла наука демография, и население стало ее объектом исследования. В 50-х гг. XX века на стыке истории и демографии возникла новая наука – историческая демография. Ученые, опираясь на прошлое, пытались найти объяснение современным демографическим процессам.
В последнее время все больше внимания уделяют изучению исторических источников, как на макро, так и на микро-уровне. Особенно усиливается интерес к локальной истории населения, формируются новые исследовательские направления, развиваются школы по исследованию отдельных регионов и городов России. В исследования внедряют информационные технологии, используют демографический и математический анализ. Между исследователями разных направлений ведутся дискуссии, что говорит об актуальности темы и ее дальнейшем потенциале развития.

________________________________
1 Винник Мария Викторовна – младший научный сотрудник Института демографии, аспирант кафедры демографии НИУ ВШЭ.
2 Причетник – низший служитель в православной церкви. (Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н.Ю. Шведова. 1949-1992.)
3 Новиков, Л.П. Метрики (общие акты состояний) у православных (по ведомствам епархиальному и военно- духовному), инославных, старобрядцев, сектантов, евреев, караимов и магометан: Акты гражд. состояния в Царстве Польском : Сб. законоположений, церк. правил, распоряжений, разъяснений и указаний… / Сост. Л.П. Новиков, под ред. прот. Н.А. Каллистова…, Л.П. Новиков .- : тип. А.С. Суворина, 1907, с.10.
4 Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб., 1855, Т.5. с.461-462.
5 ПСЗ-I. Т. IV. No 1908.
6 Новосельский С. А. Смертность и продолжительность жизни в России. / С. А. Новосельский.—Петроград: тип. М-ва вн. дел; 1916, с.42.
7 Новиков, Л.П. Метрики (общие акты состояний) у православных (по ведомствам епархиальному и военно- духовному), инославных, старобрядцев, сектантов, евреев, караимов и магометан : Акты гражд. состояния в Царстве Польском : Сб. законоположений, церк. правил, распоряжений, разъяснений и указаний… / Сост. Л.П. Новиков, под ред. прот. Н.А. Каллистова…, Л.П. Новиков .- : тип. А.С. Суворина, 1907. 8Генеалогическая информация в государственных архивах России: Справочное пособие / ВНИИДАД. — М., 1996
9Генеалогическая информация в государственных архивах России: Справочное пособие / ВНИИДАД. — М., 1996.
10 Д.Н.Антонов, И.А.Антонова Метрические книги России XVIII — начала XX в.. М., Рос. гос. гуманит. ун-т, 2006, 385 с.
ННовосельский С.А. там же, с.42.
12 Крафт Л.Ю. Собрание разных знаний о законах рождения и смертности в роде человеческом // Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов на разные годы. СПб.,1787. Ч.П. С.376.
13 245 лет со дня рождения Карла Федоровича Германа// Демоскоп Weekly No 533 – 534 (26 ноября — 9 декабря 2012)
14 Журавский Д.П. Об источниках и употреблении статистических сведений. Киев, 1846. С. 132–144.
15 Бессер Л., Баллод К. Смертность, возрастной состав и долговечность православного населения обоего пола в России за 1851–1890 гг. СПб., 1897.
16Шингарев А.И. Вымирающая деревня: Опыт санитарно-экономического исследования двух селений Воронежского уезда. Статистико-социологическое исследование в дореволюционной России. М.: ЛКИ, 2010. – 232 с.
17 Певцов В.Г. Лекции по Церковному праву. Петербург, 1914.

18Палли Х.Э. Система идентификации эстонских семей XVII–XVIII в. // Проблемы исторической демографии СССР. Таллин, 1977. С. 158–175.
19 (Елпатьевский А.В. К истории документирования актов гражданского состояния в России и СССР (с XVIII в. по настоящее время) // Актовое источниковедение. М., 1979. С. 55–84.
20 Миненко Н.А. Массовые источники по демографии крестьянского двора XVIII — первой половины XIX вв. // Источниковедение и археография Сибири. Новосибирск, 1977. С. 56.
21 Быконя Г.Ф. Заселение русскими Приенисейского края в XVIII в. Новосибирск: Наука, 1981. С. 107.
22 Анри Л., Блюм А. Методика анализа в исторической демографии. М. 1997. 207 с.
23 Миронов Б.Н. Социальная структура городского населения России во второй половине XVIII — первой половине XIX в. // Проблемы отечественной и всеобщей истории. Л., вып. II, 1988. Он же. Русский город в 1740–1860-е годы: демографическое, социальное и экономическое развитие. Л., 1990. Он же. Социальная история России периода империи (XVIII – начало XX в.) Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства. Т.1, Т.2, СПб, 2000. Он же. Можно ли увидеть всю Россию из Малых Пупков?// Круг Идей: Алгоритмы и технологии исторической информатики. Ассоциация «История и компьютер», 2005. Он же. Нет, не увидеть всю Россию из Малых Пупков!//Круг Идей: Алгоритмы и технологии исторической информатики. Ассоциация «История и компьютер», 2005. Он же. Новая историческая демография имперской России: аналитический обзор современной литературы.// Вестник Санкт-Петербургского ун-та. Сер. 2. История. Март. Вып. 1. ,2007.
24 Ивонин А.Р. Население городов юга Западной Сибири в дореформенную эпоху по данным церковного учета// Историко-демографические проблемы Сибири: Сб. ст. – Барнаул, 1995. Он же. Западносибирский город последней четверти XVIII-60-х гг. XIX в. (Опыт историко-демографического исследования). Барнаул, 2000.
25 С.С. Смирнова Смертность в Олонецкой губернии в XIX — начале XX в.: к вопросу о фиксации причин смерти ( по материалам метрических книг). // Материалы VIII конференции ассоциации «История и компьютер». М., 2002.
26 Маркова М. А. Некоторые наблюдения за полнотой фиксации младенческой смертности в метрических книгах Олонецкой губернии. Компьютер и историческая демография. Сб. науч. трудов. / под ред. В. Н. Владимирова. Барнаул, 2000. С. 165–173. Она же. Некоторые итоги изучения брачности в Санкт – Петербурге 1-й пол.XVIII в.//Информационный бюллетень Ассоциация «История и Компьютер» No 30. 2002. 27 Князева Е.Е. Метрические книги Санкт-Петербургского консисториального округа как источник по истории лютеранского населения Российской империи XVIII — начала XX в. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук. СПб., 2005.
28 Твердюкова Е.Д. Опыт исследования истории народонаселения Карелии конца XVIII — начала XX вв. по материалам метрических книг // Круг идей: Традиции и тенденции исторической информатики: Труды IV конференции Ассоциации «История и компьютер». М., 1997; Она же. Опыт исследования истории народонаселения Карелии конца XVIII — начала XX вв. по материалам метрических книг // Круг идей: Традиции и тенденции исторической информатики: Труды IV конференции Ассоциации «История и компьютер». М., 1997.
29 Дьячков В.Л., Канищев В.В., Орлова В.Д. Место метрических книг в комплексе источников по исторической демографии России XVIII — начала XX в. // Материалы церковно-приходского учета населения как историко-демографический источник. Барнаул, 2007. С. 48–85; Канищев В.В., Кончаков Р.Б. Пути создания и обработки источнико-ориентированной базы данных на материалах метрических книг (приход с. Байловка Тамбовской губернии, 1810–1918 гг.) // Круг идей: Историческая информатика на пороге XXI века. Труды VI конференции Ассоциации «История и компьютер». М.— Чебоксары, 1999. С. 184–197; Канищев В.В., Кончаков Р.Б., Морозова Э.А. Источниковедческие и технологические проблемы сопоставления массовых источников по истории крестьянской реформы 1861 г. // Информационный бюллетень Ассоциации «История и компьютер». М.― Тамбов, 2006. No 34. С. 119–120;
30 Антонов Д. Н., Антонова И. А. Восстановление истории семей и компьютер. Компьютер и историческая демография. Сб. науч. трудов. / под ред. В. Н. Владимирова. Барнаул, 2000. С. 107–137.
31Антонов Д.Н., Антонова И.А. Метрические книги: время собирать камни // Отечественные архивы. 1996. No4. С. 15–28, No5. С. 26–39.
32 Татаринова Л.И. Исследования демографической ситуации с.Вешеловки Липецкого уезда Тамбовской губернии в конце XVIII ― первой половине XIX в. // Вторые Яхонтовские чтения: материалы научно- практической конференции. 23–25 октября 2002 г. Рязань, 2003. С. 167–171.
33 Бухаркина О.А. Клировые ведомости церквей г.Верхотурья как демографический источник // Верхотурский край в истории России. Екатеринбург, 1997. С. 106–111.
34 Пинаевский Д.И. Народонаселение дореволюционной России: источники и методы работы с ними. Учеб. Пособ. По спецкурсу. Сыктывкар, 2003.
35 Авдеев А., Блюм А., Троицкая И. Сезонный фактор в демографии российского крестьянства в первой половине 19 века: брачность, рождаемость, младенческая смертность// «Российский демографический журнал», 2002, No1, с. 35-45.
36 Владимиров В.Н. Приходы Барнаульского духовного правления в 1829-1864 гг. (по материалам клировых ведомостей): монография/ Владимиров В.Н., Силина И.Г., Чибисов М.Е. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006.

— 140 с.
37 Сарафанов Д.Е. Опыт сравнительного анализа материалов церковно-приходского и административного учетов населения (на примере населения Барнаула XIX века) // Демоскоп Weekly. –2007 — No 295-296. Он же. Смертность населения в Барнауле в XIX веке. // Демоскоп Weekly. –2007. — No 301-302.
Сарафанов Д.Е., Спесивцева М.Г. Некоторые аспекты изучения смертности населения Барнаула во второй половине XIX в. (по материалам базы данных «Население Барнаула») // Демоскоп Weekly. –2011. — No 461- 462.
38 Владимиров В.Н., Сарафанов Д.Е., Чибисов М.Е. К изучению профессионального состава населения Барнаула во второй половине XIX – начале XX вв. // Наука – Алтайскому краю. Сб. науч. статей по результатам научных исследований, выполненных за счет средств краевого бюджета. Вып.2. Барнаул, 2008. С. 120.
39 Владимиров В.Н. Плодунова В. В., Силина И. Г. Метрические книги как источник по истории народонаселения Алтайского края. Компьютер и историческая демография. Сб. науч. трудов. / под ред. В. Н. Владимирова. Барнаул, 2000. С. 137–165.
40 Гончаров Ю.М. Брачность, рождаемость и смертность в городах Западной Сибири во второй половине XIX — начале XX в. // Население, управление, экономика, культурная жизнь Сибири XVII — начала XX в. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. Он же. Городская семья во второй половине XIX –начала XX в. Барнаул, 2002. С. 383. Он же. Демографические процессы в городах Тобольской губернии во второй половине XIX – начале XX в.// Вестник археологии, антропологии и этнографии, No7. 2007. Гончаров Ю.М., Чутчев В. С. Мещанское сословие Западной Сибири во второй половине XIX — начала XX века. Барнаул, 2004. с.113.
42 Винник М.В. Метрические книги как источник для изучения сословно- профессиональной структуры населения г. Барнаул в последней трети XIX в.// Проблемы народонаселения в зеркале истории: Шестые Валентеевские чтения: Москва, 22-24 апреля 2010 г. МГУ им. М.В. Ломоносова: Сборник докладов: Том 2 / Ред. В.В. Елизаров, И.А. Троицкая – М.: МАКС Пресс, 2010, с. 80-87.

Метрические книги как источник по истории населения России

Мария Винник¹ — специально для Демоскопа

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.