Чупины на Урале: Материалы для родословия Н. К. Чупина

Есть что-то символичное в том, что известный уральский историк, один из основателей Уральского общества любителей естествознания и музея, положившего начало Свердловскому областному краеведческому музею, Наркиз Константинович Чупин, принадлежал к роду, известному на Урале по крайней мере с первой половины XVII в.

Происхождение фамилии и значение ее основы недостаточно прояснено и допускает различные толкования. Слово чупа известно по различным русским говорам: (с ударением на первом слоге) «чумичка, замарашка, грязнушка; неряха»; (с ударением на последнем слоге) арх. «у мережи, вентера и прутяной верши: хвост, кут, кутец, задний глухой конец»[1]; новг. «лесистый залив реки»; арх., олон. «узкий конец мережи, мотни у невода»; карел. «узкий залив»[2]; «свинья»[3]. В татарском языке чуп – «сор, мусор, хлам»[4]. К одному из этих вариантов объяснения фамилии (или сразу нескольким, исключая географический) обращаются обычно составители словарей фамилий и ономастиконов (В.П.Бирюков, С.Б.Веселовский, Е.Н.Полякова, Ю.А.Федосюк)[5].

Имя Чупа известно по русским источникам с 1500 г.[6], оно фиксировалось и у финноугорских народов Урала: удмуртов (Чупа Быскин, Чупа Васильев)[7], манси (Чюпа Ваечин на р.Сосьве, Сава Нелма Чюпа, Чюпа Нелма и Ивашко Чюпа Тюлин на р.Турье, 1626 г.[8]; Каря Чюпин, Верх-Чусовская вол, 1682 г.[9]). В этой связи интересно наблюдение С.Патканова о том, как иногда давались «охранительные» имена у обских угров: «Если у кого из остяков умирают дети, то он предпочитает для новорожденного выбирать прозвище среди вредных или докучливых животных и бесполезных вещей, полагая, что ребенок в этом случае будет жить дольше. Так, например, называют ребенка «Мясная Муха», или кладут ему на голову на 1-2 часа мусор и называют «Мусор»[10].

На Урале и в Западной Сибири прозвище Чупа (Чуп) и образующееся от него фамильное прозвание (возможно, становившееся фамилией у потомков его носителей) встречается в документах первой половины XVII в.: «Крестьянин д. Вотцкая на р. Коч Марко Алексеев сын Чупа, 1623 г.; крестьянин д. Блинова на р. Люльве Трофимко Алексеев сын Чупин, 1623 г.»[11]; в строгановских владениях в Приуралье в 1624 г.: в сельце Никольском на р. Каме и на речке Муловке – бобыль Киприянко Савельев сын Чупин, в дер. Сереговой на р. Косьве – крестьяне Андрюшка Кипреянов сын Чупин и Семейка Яковлев сын Чупин[12]; Терешка Федотов Чюп и Сидорко Терентьев Чюпов, тюменские пешие казаки, 1640 г.[13]

Одним из родоначальников Чупиных на Среднем Урале был крестьянин Никифор Евстафьевич (Микифорко Остафьев) Жуков, пришедший в Ирбитскую сл. в 1639/40 г.[14] Под прозвищем, положившим начало фамилии потомков, он упоминается в судебном деле 1645 г., заведенном по челобитной крестьянина Белослудской сл. Сысоя Катаева, который жаловался на ирбитского крестьянина Никифора Чупу, укравшего у него женскую рубашку и деньги[15]. Примечательно, что в той же Ирбитской сл. в 1635/36 г. поселились крестьяне «Ондрюшка Кондратьев, Архипко Дементьев Чюсовичи»[16], и последний в крестоприводной книге Верхотурского уезда 1646 г. записан как «Архипко Дементьев Чюпа чюсовитин»[17]. Не исключено, что и упоминаемый в той же крестоприводной книге «Микифорко Остафьев Жуков» пришел в Ирбитскую сл. с Чусовой, хотя прямых указаний на это в источниках пока не найдено.

Переписью 1666 г. Никифор Евстафьевич Жуков учтен среди крестьян Ирбитской сл., с ним жили сыновья Иван, Власий, Михаил и Мефодий (Нефед)[18]. В этой переписи нет сведений о деревне, в которой жила семья, но можно предполагать, что это была дер. Чупина, упоминаемая в переписи 1680 г. Однако к тому времени Чупины (трое старших сыновей Никифора: Иван с сыновьями Дмитрием, Алексеем и Лазарем, Власий с сыновьями Григорием, Федором и Ларионом, Михаил с сыновьями Петром, Кириллом и Мефодием/Нефедом) жили уже в Камышловской (тогда еще Камышевской) сл.[19] Дети Дмитрия и Лазаря Ивановичей Чупиных, а также Григорий и Федор Власьевичи, Петр, Кирилл и Мефодий/Нефед Михайловичи Чупины учтены в пределах Камышловской сл. переписью 1719 г., а их потомки – в материалах последующих ревизий; к 1822 г. крестьяне Чупины жили в самом Камышлове, в дер. Реутинской, Леготиной, Ожгинской, Солодиловой и Бутырской[20]. Таким образом, этот род Чупиных с полным основанием можно отнести к числу коренных камышловских.

В XVII – начале XVIII вв. крестьяне Чупины проживали и в пределах других уральских слобод: в Беляковской сл. в 1690/91 г. учтены Тимофей и Андрей Чюпины (возможно, кем-то из представителей этого рода основана дер.Чупина в соседней Угецкой сл., сейчас в Талицком районе Свердловской области); в Куяровской сл. в 1691/92 г. зафиксированы Кузьма Архипович Чюпин (вероятно, сын Архипа Дементьевича Чюпы из Ирбитской сл.), а также братья Яков и Логин Панкратьевичи Чюпины, жившие к 1710 г. в дер.Чупиной[21]; в Мурзинской сл. в 1709 г. учтены Игнатий Петрович Чюпин с сыном Корнилом, братом Петром и племянниками Михаилом и Афанасием[22].

Учитывая то, что территории Камышловской, Куяровской и Беляковской сл. после административной реформы Екатерины II оказались в пределах Камышловского уезда Пермской губернии, именно этот уезд следует рассматривать в качестве места проживания предков Н. К. Чупина. Наиболее вероятна принадлежность его к роду Чупиных из Камышловской сл., которая уже с 20-х гг. XVIII века входила в Арамильский (Екатеринбургский) дистрикт, бывший основным поставщиком новых переселенцев в Екатеринбург. Однако прямых доказательств этого пока не обнаружено; поэтому в дальнейшем мы рассматриваем это лишь как версию (хотя и наиболее вероятную) в ходе поисков родовых корней Н. К. Чупина.

С какого времени предки Н. К. Чупина жили в Екатеринбурге, кто из них и при каких обстоятельствах первым поселился в этом городе, неизвестно. Это мог быть сын крестьянина д. Реутинской в Камышловской сл. Петра Михайловича Чупина (внука Никифора Евстафьевича Чупы) Андрей, взятый в 1726 или 1727 г. в рекруты в Екатеринбург[23]. В Екатеринбурге Андрей Чупин, вероятнее всего, был отдан «в мастерство», а его дети могли, по окончании школы, пополнить ряды служителей горного ведомства. Однако в книге учета домовладельцев и жителей Екатеринбурга 1788 г. значится лишь Яков Чупин, крестьянин «Камышловской округи и слободы», живший в городе на правах подворника[24].

Сведения о семье Н. К. Чупина в Екатеринбурге мы находим в источниках первой четверти XIX в. В частности, в исповедных росписях 1822 г. значатся его дед, титулярный советник Илья Андреевич Чупин (57 лет), с которым жили жена Наталья Михайловна (56 лет) и сын Яков, канцелярист; отец, Константин Ильич Чупин (23 года), также чиновник, в доме которого жили жена Варвара Ивановна (будущая мать Наркиза, 16 лет), теща Александра Григорьевна (34 года) и ее мать Федосья Ивановна (56 лет); старший брат Иван Ильич Чупин, шихтмейстер (30 лет), а также еще один шихтмейстер Чупин, зять протоиерея Ф. Л. Карпинского[25]. Поскольку Чупины достигли довольно высоких званий, можно предположить их достаточно длительную службу в одном из казенных ведомств. Но где именно, еще предстоит уточнить.

В 1822 г. в пределах Екатеринбургского уезда фамилию Чупин носили также непременные работники Верх-Исетского завода и мастеровые Березовского завода – вероятно, также потомки камышловских крестьян, взятых в свое время в рекруты и определенных в мастеровые. Зафиксированы Чупины и в исповедных росписях Верхотурского уезда 1800-1801 гг.[26]

Таким образом, в уральской истории чупинского рода (не считая возможного прихода в 1639/40 г. с Чусовой) можно выделить три основных периода, связанных с проживанием на определенной территории и основным родом занятий: 1) крестьяне Ирбитской сл.; крестьяне Камышловской (менее вероятно – Беляковской или Куяровской) сл.; приказнослужители (чиновники) г. Екатеринбурга. Социальный статус в начале третьего периода был переходным (скорее всего, мастеровые). Для выяснения всех подробностей истории рода Чупиных необходимо продолжение архивных разысканий, прежде всего в фондах ГАСО по Екатеринбургу середины – второй половины XVIII в.

[1] Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т.4. — М., 1994. — С.611, 615.

[2] Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. В 4 т. Т.4. — М., 1973. — С.384; см. также: Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. — М., 1984. — С.621.

[3] Словарь русских говоров Среднего Урала. Вып.7. — Свердловск, 1988. – С.36.

[4] См.: Тепляшина Т. И. Русская адаптация древнеудмуртских имен // Антропонимика. — М., 1970. — С.278.

[5] Подробнее об этом см.: Мосин А.Г. Уральские фамилии: Материалы для словаря. — Т.1: Фамилии жителей Камышловского уезда Пермской губернии (по данным исповедных росписей 1822 года). — Екатеринбург, 2000. — С.424.

[6] См.: Веселовский С.Б. Ономастикон: Древнерусские имена, прозвища и фамилии. — М., 1974. -С.357.

[7] Тепляшина Т.И. Указ. соч. — С.278.

[8] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.10. Л.11 об.-12 об.

[9] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.748. Л.113 об.

[10] Цит. по: Соколова З. П. Наследственные, или предковые, имена у обских угров и связанные с ними обычаи // Советская этнография. — 1975. — № 5. — С.43.

[11] Полякова Е. Н. К истокам пермских фамилий: Словарь. — Пермь, 1997. — С.252.

[12] Дмитриев А.А. Пермская старина. Вып.4. – Пермь, 1892. – С.121, 150.

[13] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.43. Л.214.

[14] Там же. Л.113.

[15] См.: РГАДА. Ф.1111. Оп.1. Д.44. Л.176-179.

[16] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.43. Л.108 об.

[17] Там же. Д.194. Л.57 об.

[18] ТГИАМЗ. КП 12692. Л.223-223 об.

[19] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.743-743 об.

[20] См.: Мосин А.Г. Указ. соч. — С.424.

[21] Там же.

[22] РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.1501. Л.248 об.

[23] ГАСО. Ф.38. Оп.1. Д.18. Л.29 об.; Д.31. Л.42 об.

[24] ГАСО. Ф.8. Оп.1. Д.10а. Л.21.

[25] ГАСО. Ф.6. Оп.2. Д.442.

[26] ГАСО. Ф.6. Оп.3. Д.1, 3.

В соавторстве с А. Г. Мосиным

Первые Чупинские краеведческие чтения. Тезисы докладов и сообщений. Екатеринбург, 7-8 февр. 2001 г. Екатеринбург, 2001. С.25-29.

В соавт. с А. Г. Мосиным

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.