История основания Краснопольской слободы

Краснопольская слобода — старейшее (с середины XVII в.) административное образование на части территории современных Пригородного и Невьянского районов Свердловской области. Её бывший центр — нынешнее село Краснополье Пригородного района — находится при впадении в Нейву речки Вилюй в 44 километрах от Нижнего Тагила[1].

Краснопольская слобода стала первым административным образованием на территории Тагильского края. Краснопольские крестьяне основали первые поселения на месте будущих промышленных центров — Невьянска (деревня Дедюхина) и Нижнего Тагила (деревня Фотеева) — и приняли участие в строительстве самих заводов. С 1703 г. Краснопольская слобода была приписана к демидовским заводам, и ее население было надолго вовлечено в производственные процессы.

В историографии можно встретить несколько дат основания Краснопольской слободы. Ф. Полунин в своем «Географическом лексиконе» называют временем создания Краснопольской слободы 1654 г.[2] Эту же дату со ссылкой на лексикон дают Н. К. Чупин[3] и справочник Екатеринбургской епархии, изданный в 1902 г.[4] Г. Ф. Миллер предложил другую дату основания слободы — 1645 г.[5] Этой же версии придерживались крупнейшие дореволюционные знатоки уральской истории — А. А. Дмитриев[6] и И. Я. Кривощеков[7].

В советской историографии появляется в качестве даты возникновения Краснопольской слободы 1644 г. Первым ее предложил В. И. Старцев[8], его поддержал А. А. Кондрашенков[9]. Совсем недавно самостоятельно (без ссылок на Старцева и Кондрашенкова) эту же дату обосновал В. А. Перевалов[10]. Поскольку автору не удалось ознакомиться со статьей В. И. Старцева, версия об основании слободы в 1644 году рассматривается ниже только по работе В. А. Перевалова. В сводных публикациях по уральской истории последних лет можно встретить в качестве даты основания Краснопольской слободы и 1644[11] и 1645 г.[12]

В основе датировки возникновения Краснопольской слободы в 1644 г. лежит отписка от 11 апреля 1645 г. из Верхотурья о получении посланных 10 апреля приказчиком Невьянской слободы А. Бужениновым «государевых 30 рублев с полтиною денег, что оставил за прибором пашенных крестьян да новой слободы Красново поля по новоприборных пашенных крестьянех в государевых судных делах четыре кабалы да две отписки»[13]. В. А. Перевалов справедливо отмечает, что строительство слободы зимой маловероятно и относит основание Краснопольской слободы к 1644 г.[14] В грамоте царя Алексея Михайловича верхотурскому воеводе Борису Дворянинову от 5 июля 1646 г. о назначении А. Буженинова вновь приказчиком Невьянской слободы упоминается, что «во 152-м (1643/44) году он же, Ондрей, прибрал вновь на урочище на Красную елань в пашенные крестьяне 9 человек»[15]. Хотя термины «поле» и «елань» неравнозначны[16], речь, вероятнее всего, идет о том же Красном поле.

На основании вышеизложенных сведений В. А. Перевалов делает вывод, что весной 1645 г. в Краснопольской слободе жило 4 крестьянина, а летом 1646 г. уже 9. А отписка («память») от 11 апреля 1645 г. отражает, по мнению историка, «завершающий этап создания слободы: А. Буженинов сдает оставшиеся за прибором крестьян деньги и сложившийся в ходе организации слободы архив»[17]. При этом В. А. Перевалов упускает из виду, что все девять человек были прибраны уже к 1 сентября 1644 г., а в апреле 1645 г. речь идет о прибранных не только на Красное поле.

Была в действительности Краснопольская слобода основана в 1644 или 1645 г.? Вышеприведенные источники не говорят о поселении крестьян, а только о их «приборе». Для создания слободы нужно 20 крестьянских дворов, а Буженинов набрал только 9 чел. К тому же, Буженинов был приказчиком Невьянской слободы и в 1644-м, и в апреле 1645-го, и в летом 1646-го, и в июле 1647 г.[18] Возможно ли, чтобы он одновременно занимался постройкой другой слободы? Практика создания новых слобод была иной. Тот же Андрей Буженинов в 1639 г. в Невьянской слободе набирал крестьян в новую Мурзинскую слободу. Но действовал он не в качестве невьянского приказчика, а имел специальное поручение от тобольского воеводы. Как раз невьянский приказчик П. Перхуров писал в Тобольск запрос о правомерности действий Буженинова[19]. То есть, Буженинов выступал уже как приказчик еще не созданной Мурзинской слободы.

Есть и другие основания сомневаться в факте появления Краснопольской слободы в 1644 или в 1645 г. Она отсутствует в крестоприводной книге Верхотурского уезда 1645-1646 гг.[20] Поскольку население уезда было разбито не только по слободам, но и по социальным категориям, все существовавшие тогда слободы упомянуты по несколько раз. Краснопольская не названа ни разу.

Еще больше оснований сомневаться в существовании Краснопольской слободы до 1654 г. дает информация нескольких грамот, опубликованных Г. Ф. Миллером[21]. В них подробно разбирается дело о нарушении крестьянами Мурзинской слободы рубежей Краснопольской слободы. Поскольку Мурзинская слобода относилась к Тобольскому уезду, в разбирательство оказалось втянутым большое количество участников: мурзинские и невьянские крестьяне, приказчики Краснопольской и Невьянской (все тот же А. Буженинов) слобод, тобольские дети боярские, воеводы Верхотурья и Тобольска. Не названа только, казалось бы, самая заинтересованная сторона — краснопольские крестьяне. Они не только не участвовали, но даже ни разу не упомянуты в документах разбирательства.

Для уточнения границ были привлечены невьянские крестьяне, устанавливавшие рубежи Мурзинской слободы в 1639 г. Но, если Краснопольская слобода была основана в 1644 или 1645 гг., почему не ссылаются на установленные в это время рубежи? Ведь слободу начинали с определения ее границ. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что рубежи Мурзинской слободы впервые определяли невьянские крестьяне, поскольку мурзинских еще не было. Или новую Краснопольскую слободу поставили не определяя ее границ? Очевидно, что к 1653 г. других границ, кроме установленных в 1639 г., не было. А, следовательно, не было в действительности и Краснопольской слободы.

Г. Ф. Миллер и В. А. Перевалов рассматривали документы земельного спора исходя из того, что Краснопольская слобода уже существовала. Поэтому возникли следующие рассуждения. Г. Ф. Миллер: Краснопольская слобода… «строилась не так успешно, как того желали. Дело в том, что местность там не такая удобная, так как она уже начинает переходить в гористую, и возможно, что это было причиной, почему не сразу нашлись охочие люди для поселения там»[22]; В. А. Перевалов: «Возможно, одной из причин посягательств на земли Краснопольской слободы со стороны мурзинского приказчика была немногочисленность ее населения»[23].

Если же Краснопольской слободы к 1652 г. не существовало, то события 1653-1654 гг. развивались по вполне логичному сценарию. Первый этап создания слободы — чисто канцелярское определение границ (чертеж). Теоретически, это могло произойти еще в 1644 г., но в отписке Т. Нефедьева указано: «Лета 7161-го <1653 г.> роспись… Краснопольской заимке вновь». Второй этап — проверка приказчиком создаваемой слободы рубежей на местности, осуществимая только после таяния снегов. В ходе проверки весной 1653 г. обнаружились пограничные проблемы. Будь в Краснополье крестьяне, нарушение границ выяснилось бы гораздо раньше. Третий этап — решение спорных вопросов путем привлечения соответствующих документов и живых свидетелей прежних межеваний. Новое межевание было проведено в 1654 г. (не раньше весны). И только после этого приказчик приступает к набору крестьян в новую слободу. По «наказной памяти» набор следовало производить в Соликамске, Чердыне, Кайгородке и Вятке. Именно эти города и в том же порядке перечислены в «Географическом лексиконе» Ф. Полунина[24], что указывает на источник датировки основания Краснопольской слободы 1654 г. Но если набор проводился действительно в этих городах и уездах, вряд ли бы новоприбранные крестьяне успели переехать и обустроиться на новом месте до наступления зимы.

Откуда же пришли первые краснопольские крестьяне? К сожалению, ни одного имени жителей Краснопольской слободы за 1650-е найти в документах пока не удалось. Самый ранний из известных перечней Краснопольской слободы датируется 1666/67 г. Это переписная книга разоренных крестьян Краснопольской слободы, опубликованная В. А. Переваловым[25]. В книге два списка. В первом перечислено 25 чел., во втором — 13 из их же числа, получивших ссуду. В тексте сказано: «…прежней Краснопольской слободы разоренным крестьянам». Несмотря на это, В. А. Перевалов без какой-либо аргументации написал, что это не краснопольцы, уцелевшие во время башкирского нападения 1662- 1663 гг., а вновь набранные в слободу люди. Краснопольцами он признал только тех, кто назван таковыми переписью 1666 г. среди крестьян Тагильской слободы[26]. Их в списке 1666/67 г. девять человек, причем трое живут у своих близких родственников[27]. Кроме вышеупомянутого прямого указания на прежнюю принадлежность к Краснопольской слободе, в пользу этого же говорит и приписка у двух крестьян в конце списка «прибран вновь», бессмысленная если все персонажи списка новоприбранные. Оба новичка в переписи 1666 г. также обнаруживаются в Тагильской слободе[28], но без указания, что они — краснопольцы.

Таким образом, все указывает на то, что в переписной книге 1666/67 г. перечислены 23 чел., уцелевших во время набега и 2 поверстанных в Краснопольскую слободу вновь. В. А. Перевалов указывает, что не все крестьяне из списка обнаруживаются в слободе в дальнейшем[29]. Действительно, в переписи Краснопольской слободы 1670 г. из 25 чел. списка 1666/67 гг. отмечены только 17[30]. Но надо учесть, что из того же списка трое в 1680 г. проживали в деревне Медведевой Тагильской слободы[31]. Еще один из списка 1666/67 г. числится в 1680 г. в Тагильской же слободе среди выбывших[32].

Деревня (сейчас село) Медведева находится на левом берегу р. Салды, недалеко от ее впадения в р. Тагил. В 1653/54 г. эта территория входила в чертеж Краснопольской слободы. Между 1666 и 1670 гг. пределы Краснопольской слободы были сокращены, в частности, её южная часть к 1669 г. была отведена под новую Аятскую слободу[33]. Поэтому, весьма вероятно, что деревня Медведева была основана между 1666 и 1669 г. еще в Краснопольской слободе. Трое из четверых ее дворовладельцев — бывшие краснопольцы. К таковым можно причислить и выбывшего из Тагильской слободы незадолго до 1680 г. бывшего краснопольца Ивашку Москву. (Интересно, что справочник Екатеринбургской епархии называет основателей села Медведевского выходцами из Шадринского уезда[34]. На самом деле Медведевы жили на Тагиле не только до создания Шадринского уезда, но и до постройки Шадринской слободы.) То есть, из 25 чел. списка 1666/67 г. в дальнейшем 20 или 21 выявляются как крестьяне Краснопольской слободы. Остальных нигде больше не удалось обнаружить, но их количество вполне укладывается в возможную естественную убыль.

На наш взгляд, список 1666/67 г. является не только перечнем людей, уцелевших в 1662-63 гг. от башкирского набега, но и, за небольшим исключением, список первых крестьян восстановленной Краснопольской слободы. В переписи Верхотурского уезда 1680 г. указывалось место рождения и время прихода «в Сибирь» всех крестьян-дворохозяев. В Краснопольской слободе и в деревне Медведевой Тагильской слободы из 25 человек списка 1666/67 г. в 1680 г. обнаруживаются 20[35]. Из них уроженцами самой Краснопольской слободы показаны трое, Тагильской слободы — 14, по одному — Невьянской и Ницынской слобод и Верхотурья. И ни одного выходца из-за пределов Верхотурского уезда. Надо учесть не совсем точные сведения Л. М. Поскочина, проводившего перепись 1680 г. Так, из показанных уроженцами Краснопольской слободы, Минке Мутякову в 1670 г. было 30 лет[36], а Галактионке Южакову — 40[37]. Родились они, соответственно, около 1640 и 1630 гг. и, следовательно, быть уроженцами Краснопольской слободы не могли. Третий краснополец — Пашка Гаев — показан родившимся в деревне Фотеевой, которой еще нет в переписи 1670 г., а Пашке в 1670 г. уже было 13 лет[38]. Гаевы — выходцы из Тагильской слободы, жившие там еще в 20-е гг. XVII века[39]. О Мутякове и Южакове сказать наверняка нельзя, но весьма вероятно, они, как и все остальные, были уроженцами Верхотурского уезда.

Как бы то ни было, к 1662 г среди крестьян Краснопольской слободы, если не все, то подавляющее большинство, были выходцами из слобод Верхотурского уезда. Между 1654 и 1662 гг. вряд ли могло произойти радикальное обновление населения слободы. То есть, изначально Красное поле было заселено верхотурцами. Следовательно, от проекта набрать крестьян в слободу на Каме и Вятке пришлось отказаться. Отклонение от царского указа могло быть продиктовано только желанием успеть заселить слободу до ближайшей зимы, т. е. уже в 1654 г.

Итак, по нашим представлениям, история основания Краснопольской слободы выглядит следующим образом. В 1644 г. приказчик Невьянской слободы А. Буженинов получил указ из Верхотурья набрать в управляемой им слободе крестьян для будущей Краснопольской слободы. Очевидно, расчет был на положительный опыт Буженинова именно на этом поприще при основании Мурзинской слободы в 1639 г. По каким-то причинам Буженинов не справился с задачей, прибрав всего 9 чел. (вместо 20) и вернув в апреле 1645 г. отпущенные на это деньги в воеводскую казну. Куда определили завербованных им крестьян, сказать трудно, т. к. ни одного имени в использованных в данном исследовании документах не названо. Возможно, они были поселены в недавно основанной Белослудской слободе.

Отказавшись от создания Краснопольской слободы в 1645 г., власти вернулись к этой идее зимой 1652/53 гг. Весной 1653 г. назначенный приказчиком новой слободы Томило Нефедьев сын Серебряников приступил к уточнению границ слободы в соответствии с чертежом. Обнаружилось нарушение рубежей со стороны приказчика Мурзинской стороны, повлекшее разбирательство на уровне Верхотурского и Тобольского воевод. Пока разобрались с границами, время, необходимое для набора людей, было упущено. Чтобы не затягивать с постройкой слободы, решено было вместо Прикамья набрать людей в Верхотурском уезде. К зиме 1654 г. новая Краснопольская слобода была основана. Главным поставщиком новоприборных крестьян стала Тагильская слобода. Интересно, что в это самое время (1653/54 г.) Томило Нефедьев был поверстан из стрелецких десятников в дети боярские, причем без государева указа[40]. Очень похоже, что получил он повышение именно за успешную деятельность по созданию новой слободы.

В 1662-63 гг. Краснопольская, как и другие верхотурские слободы, была разорена восставшими башкирами. Уцелевшие крестьяне разбрелись по незатронутым набегами местам. Известны только те, кто к 1666 г. проживал в Тагильской слободе. По другим слободам указаний на временно проживающих разоренных крестьян нет, хотя, конечно, таковые там имелись.

В 1666/67 г. началось восстановление Краснопольской слободы. К уцелевшим от набега вновь прибрали несколько человек в той же Тагильской слободе. Первыми населенными пунктами стали сама слобода и деревни Гаева (позже — Решевская, сейчас — Реши), известная по переписи 1670 г.[41] и Медведева.

В 1667-1669 гг. произошло сокращение территории Краснопольской слободы. Южную часть включили в новую Аятскую слободу, северо-восточную с деревней Медведевой передали в Тагильскую слободу. Оставшаяся часть и составила основную территорию Краснопольской слободы, просуществовавшую с временными изменениями границ до середины XIX в.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1. Свердловская область. Административно-территориальное деление. Свердловск, 1987. С.130.

2. Полунин Ф. Географический лексикон Российского государства. М., 1773.

3. Чупин Н. К. Географический и статистический словарь Пермской губернии. Пермь, 1878. С.122.

4. Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. Екатеринбург, 1902. С.292.

5. Миллер Г. Ф. История Сибири. М.-Л., 1941. С.82.

6. Дмитриев А. А.  Пермская старина. Пермь, 1897. Т.II. Вып.7. С.79.

7. Кривощеков И. Я. Словарь Верхотурского уезда Пермской губернии. Пермь, 1910. С.469.

8. Старцев В. И. К вопросу о поселениях и хозяйстве крестьян в Среднем Зауралье в XVII в. (по материалам Краснопольской слободы Верхотурского уезда) // Тезисы докладов и сообщений седьмой (Кишиневской) сессии симпозиума по аграрной истории Восточной Европы. Кишинев, 1964. С.84.

9. Кондрашенков А. А. Крестьяне Зауралья в XVII-XVIII вв. Ч.1. Челябинск, 1966. С.28.

10. Перевалов В. А. К истории Краснопольской слободы в XVII в. // Уральский родовед. Вып.1. Екатеринбург, 1996. С.87-95.

11. Очерки истории и культуры города Верхотурья и Верхотурского края: (К 400-летию Верхотурья). Екатеринбург, 1998. С.49.

12. История Урала с древнейших времен до конца XVIII века: Пособие для учителей. Екатеринбург, 1995. С.80.

13. Миллер Г. Ф. … С.497.

14. Перевалов В. А. … С.87.

15. Миллер Г. Ф. … С.514.

16. Мурзаев Э. М. Словарь народных географических терминов. М., 1984. С.198, 447-448.

17. Перевалов В. А. … С.87.

18. Миллер Г. Ф. … С.520-521.

19. Там же. С.468-469.

20. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.194. Л.1-120.

21. Миллер Г. Ф. … С.536-539 (Приложения 1-4).

22. Там же. С.82.

23. Перевалов В. А. … С.89.

24. Полунин Ф. Географический лексикон Российского государства. М., 1773.

25. Перевалов В. А. … С.93-95 (Приложение 5).

26. Там же. С.90.

27. ТГИАМЗ. КП 12692. Л.123 об.-125, 126-127.

28. Там же. Л.109 об., 115 об.

29. Перевалов В. А. … С..

30. ТГИАМЗ. КП 12632. Л.1-18об. (Предоставлено В. А. Переваловым)

31. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.225-225 об.

32. Там же. Л.224а об.

33. Аятская слобода в конце XVII — начале XVIII вв.: Историко-родословные записки / Сост. Любимов В. А. Нижний Новгород, 1998. С.10.

34. Приходы и церкви Екатеринбургской епархии. С.293.

35. РГАДА. Ф.214. Оп.1. Д.697. Л.859-876 и 225-225 об.

36. ТГИАМЗ. КП 12632. Л.1 об.

37. Там же. Л.2.

38. Там же. Л.18.

39. Коновалов Ю. В. Гаевы: старейшая семья Нижнего Тагила // Уральский родовед. Вып.1. Екатеринбург, 1996. С.23-28.

40. ТГИАМЗ. КП 12692. Л.8 об.

41. Там же. КП 12632. Л.13 об.

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

№ 1. 1652-1653 гг. — Отписка краснопольского прикащика Томилы Нефедьева верхотурскому воеводе Льву Измайлову об устройстве мурзинским прикащиком Борисом Черкасовым новых слобод на землях Краснопольской слободы, с приложением «росписи» их.

«Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Льву Тимофеевичу да Михайлу Анисимовичу Томилко Нефедьев челом бьет. В нынешнем во 161-м году тобольского присуду мурзинской прикащик Борис Черкасов селит крестьян под тобольской присуд, а в верхотурском присуде в краснопольской заимке, на Бродовой речке; а та речка в краснопольской заимке; а от межи в краснопольскую заимку 5 верст. Да он же, Борис, хочет селить крестьян по речкам Сапам, а те Сапы падут в Реж реку, а от Краснопольской слободы по блиску, с межи всего 5 верст, а от Мурзинской слободы то место 15 верст, а в их мурзинских межевых окладных книгах то место не написано, а я без государева указу и без вашего ведома на те речки Сапы селить крестьян в денежной оброк к Краснопольской слободе не смею. И вы о том ко мне по государеву указу, как укажите, что Борис Черкасов селит крестьян в меже в краснопольской заимке, и на те речки Сапы крестьян под верхотурской присуд селить ли в денежной оброк х Краснопольской слободе; да покамест Краснопольской слободе заимка по старому списку. И что вновь прибавить х Краснопольской слободе в заимку пустое место пашен и сенных покосов, и тому всему роспись под сею отпискою к вам на Верхотурье послал для того, чтоб вам было про то ведомо.

Лета 7161-го роспись Верхотурсково уезду Краснопольской слободе заимке вновь.

Краснопольская слобода почата строить вверх по Невье реке от Мурзинской слободы с усть Беляковки речки, и вверх по Беляковке до Сапов, и вниз по нижнему Сапу до Режу реки, и вверх по Режу реке до вогульских Аятских пашен, и от вогульских пашен до Шигирского озера, и от Шигирского озера прямо на Тагил реку, и вниз по Тагилу до Гаевых заимки до усть Салды реки, а та Салда пала в Тагил, вниз по Тагилу с правую сторону и вверх по Салде до речек до Иви и до Нелбои, и по тем речкам х Красному полю впрям к Невье до усть Беляковки. И всего будет в длину от усть Беляковки речки до Шигирского озера 30 верст, а от Тагилу поперег до Сапов 25 верст. А в той в Краснопольской слободе на Красном поле и по Тагилу и по Сапам пашенных мест и сенных покосов по смете на 300 семей.»

[Миллер Г. Ф. История Сибири. М.-Л., 1941. С.535-536]

 

№ 2. 1653 г. августа 23. — Отписка верхотурского воеводы Льва Измайлова тобольскому воеводе князю Василию Хилкову о размежевании земель Мурзинской и Краснопольской слобод и о запрещении мурзинскому прикащику Борису Черкасову переманивать крестьян верхотурских слобод. [Текст, поставленный между знаками * и **, повторяется в Приложении 4].

«Господину князю Василью Ивановичю Лев Измайлов челом бьет.

В нынешнем во 161-м году писал ко мне * на Верхотурье Верхотурского уезду из новой Краснопольской слободы верхотурской стрелец Томилко Серебреник: в Верхотурском де уезде в той новой Краснопольской слободе в заимках селит крестьян Тобольского уезду мурзинской прикащик Борис Черкасов без государева указу своим самовольством под тобольской присуд на Бродовой речке; а та де Бродовая речка в Верхотурском уезде в краснопольской заимке, от тобольской межи 5 верст; да он же де Борис Черкасов подговаривает Верхотурского уезду из слобод пашенных крестьян со всеми с крестьянскими заводы селитца в Верхотурском же уезде в краснопольских заимках по речкам Сапам, а те де Сапы падут в Реж реку, от Краснопольской слободы поблиску, всего в 5 верстах, а от Мурзинской де слободы то место 15 верст, ** и в мурзинских межевых книгах то место не написано. И тебе б, господине, по государеву указу велеть Тобольского уезду Мурзинскую слободу Верхотурского уезду с Краснопольскою слободою розмежевать, пашенные земли и сенные покосы, мимо ево Бориса Черкасова, по старым межевым книгам, и на тех межах грани потесать и ямы покопать и всякие признаки учинить, чтобы, господине, впредь о тех межах в том ссоры не было. А мурзинскому прикащику Борису Черкасову впредь из верхотурских слобод принять подвода да и селить на те места не велеть. А кому, господине, Краснопольскую слободу с Мурзинскою слободою розмежевать велишь, и о том ко мне велети отписать.

Августа в 23 день посланы таковы ж две отписки с стрельцом с Мишкою Пахалуевым.»

[Миллер Г. Ф. История Сибири. М.-Л., 1941. С.537]

 

№ 3. 1653 г. ноября … — Наказная память верхотурского воеводы Льва Измайлова верхотурскому стрелецкому десятнику Томилу Серебрянникову, посланному в поморские города для прибора крестьян в Краснопольскую слободу.

«Лета 7162-го ноября в … день, по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии указу, память верхотурскому стрелецкому десятнику Томилку Серебряникову. Ехать ему к Соли Камской, и в Чердынь, и в Кай городок и на Вятку для того: в нынешнем во 162-м году по государеву цареву и великого князя Алексея Михайловича всея Русии указу велено в Верхотурском уезде на Красном поле строить новую слободу. И Томилку приехать к Соли Камской, и в Чердынь, и в Кай городок и на Вятку и в тех городех и в уездех призывать в Сибирь, на Верхотурье, в Верхотурский уезд, в новую Краснопольскую слободу из гулящих и изо всяких из вольных людей во крестьяне в денежной оброк и на льготные годы. А как он Томилко в тех городех и в уездех во крестьяне ис каких людей приберет, и тем новоприборным крестьяном по государеву указу давать на Верхотурье из государевы казны ссудные и подможные деньги. А льготных лет давать им годы по 3, и по 4 и по 5. А как льготные годы отойдут, и им крестьяном платить на Верхотурье в государеву казну с пашенных своих земель и сенных покосов, которые им по государеву указу отведены будут, з десятины по 40 алтын. Да ково именем во крестьяне на Верхотурье ис тех городов от себя отпустит, писать и крестьяном имянную роспись прислать на Верхотурье, а отписку и роспись велеть подать и крестьяном явитца в съезжей избе воеводе.»

[Миллер Г. Ф. История Сибири. М.-Л., 1941. С.538]

 

№ 4. 1653-1654 гг. — Отписка тобольского воеводы князя Василия Хилкова верхотурскому воеводе Льву Измайлову о посылке тобольского сына боярского Макария Галасьина для размежевания земель Мурзинской и Краснопольской слобод, о поручении ему допросить прикащика Бориса Черкасова, по какому указу он селит крестьян, и о беглых тагильских крестьянах, живущих в Мурзинской слободе.

«Господину Льву Тимофеевичю Василей Хилков челом бьет. В нынешнем во 162-м году писал ты ко мне в Тоболеск, что писал к тебе, <далее следует текст, поставленный в Приложении 2 между знаками * и **> и чтоб Тобольсково уезду Мурзинскую слободу Верхотурского уезду с Краснопольскою слободою розмежевать, пашенные земли и сенные покосы, мимо ево Бориса Черкасова, и на тех межах грани потесать, и ямы покопать и всякие признаки учинить, чтоб впредь о тех межах в том ссоры не было; а ково я, господине, Краснопольскую слободу с Мурзинскою слободою розмежевать пошлю, и о том бы мне к тебе отписать. И в нынешнем, господине, во 162-м году велено для того межеванья быти тобольским сыну боярскому Макарью Галасьину да подьячему Микифору Смольянинову, которые посланы в Туринской острог и в слободы для государева выделново хлеба. И тебе, господине, по государеву указу послати в Мурзинскую слободу для межеванья верхотурсково сына боярсково Ондрея Буженинова да невьинских пашенных крестьян, которые были на дозоре в Мурзинской слободе с Ондреем Бужениновым в прошлом во 147-м году: Федьку Колугина, Савку Подкорытова, Ортюшку Яковлева, Тимошку Иванова, и велети им с тобольским сыном боярским с Макарьем Галасьиным и с подьячим с Микифором Мурзинскую слободу с Краснопольскою слободою розмежевать против чертежа, каков прислал в Тоболеск в прошлом во 147-м году Ондрей Буженинов, Мурзину елань от речки Невьи по речке Енбарке, а Мурзина то ж, Верхотурсково уезду с Краснопольскою слободою Мурзину слободу отмежевать на 2500 десятин. И по тем межам, которые укажут Ондрей Буженинов и невьинские пашенные крестьяне Федька Колугин с товарыщи, и на тех межах грани потесать, и ямы покопать, и угольем насыпать, и всякие признаки учинить, чтоб впредь меж Краснопольскою слободою спору не было. А что, господине, Борис Черкасов селит крестьян без государева указу в Верхотурском уезде новой Краснопольской слободы в заимках самовольством под тобольской присуд на Бродовой речке, а та Бродовая речка в Верхотурском уезде в краснопольской заимке, и про то велел я, господине, тобольскому сыну боярскому Макарью Галасьину Бориса Черкасова допросить: по какому он указу в той в краснопольской заимке крестьян селит и не в мурзинской ли меже. И взяти у Бориса Черкасова велел я, господине, скаску за ево рукою; а что, господине, в скаске Бориса Черкасова написано будет, и о том я к тебе отпишу. Да ты ж, господине, писал ко мне, что в прошлом во 161-м году збежали Верхотурского уезду с Тагила пашенные крестьяне: Якимко Филипов с сыном с Филькою з женами и з детьми и со всеми крестьянскими заводы и скотом; Ондрюшка Иванов сын Усынин, Ивашко Большаков Гаев со скотом же; а государевы десятинные пашни пахали Якимко Филипов полторы десятины, Ондрюшка Иванов Усынин с отцом своим с Ывашком десятину; и ныне де те тагильские пашенные крестьяне живут Тобольского уезду в Мурзинской слободе; и чтоб тех тагильских пашенных крестьян з женами и з детьми и з животиною сыскать, а сыскав прислати б, господине, к тебе на Верхотурье. И ныне велено тобольскому сыну боярину Макарью Галасьину тех тагильских пашенных крестьян Якимка Филипова с товарыщи в Мурзинской слободе сыскати, а сыскав распросить тех беглых крестьян: тагильские ль они пашенные крестьяне и для чево збежали с Тагила в Мурзинскую слободу; да будет скажут те беглые крестьяне, что наперед того были на Тагиле в пашне, и Макарью велено тех беглых пашенных крестьян Якимка Филипова с товарыщи послати к тебе на Верхотурье с приставы, с кем пригоже; а что государевых на них денег и хлеба будет есть взять на них в Мурзинской слободе, и то на них велено доправить и взять в государеву казну. А будет, господине, те крестьяне на Тагиле в государеве пашне не бывали, а стали в государеву пашню в Мурзинской слободе давно или вново, и тем пашенным крестьяном Якимку Филипову с товарыщи велено быти в Мурзинской слободе попрежнему.»

[Миллер Г. Ф. История Сибири. М.-Л., 1941. С.538-539.]

 

№ 5. Переписная книга разоренных крестьян Краснопольской слободы, «кому сколько государева оброку на год платить против поручных записей, как выйдут из льготных лет» с именным списком Краснопольских крестьян, кому «на ссуду стрелец Ивашко Балакин роздал государевых денег в заемные кабалы» 1666/67 г.

«<Л. 1> Книги великог государя царя и великог князя Алексея Михаиловича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, и государя благоверного царевича и великог князя Алексея Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя благоверног царевича и великого князя Феодора Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя благоверног царевича и великог князя Симеона Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, и государя благоверног царевича и великог князя Иоанна Алексеевича всеа Великия и Малыя и Белыя Росии, прежнеи Краснополскои слободы разореным крестьяном, и кому сколко государева оброку <Л. 1 об.> на год платит против поручных записеи, как выидут изо лготных лет, и кому имянем тем крестьяном стрелец Ивашко Балакин роздал на ссуду государевых денег десят рублев, а те денги ему, Ивашку, были даны в нынешнем во 175-м году на Верхотуре из сьезжеи избы из государевы казны на роздачю на ссуду тем разореным крестьяном.

<Л. 2> Лазарко Микулин платит оброку с чети десятины десят алтын.

Ивашко Семенов Москва с сыном с Климкою платит оброку с чети десятины десят алтын.

Кирилко Фотеев Гаев з братом с Терешкою платит оброку с полудесятины дватцат алтын.

Офонка Иванов Соловив платит оброку с чети десятины десят алтын.

Филка Якимов платит оброку с чети десятины десят алтын.

<Л. 2 об.> Васка Семенов Южак платит оброку с чети десятины десят алтын.

Коземка Иванов Шешуков платит оброку с чети десятины десят алтын.

Стенка Матвеев Бобаилов з братом з Гришкою платит оброку с полудесятины дватцат алтын.

Петрушка Ортемив Рублев платит оброку с чети десятины десят алтын.

Васка Леонтьев с сыном с Якункою платит оброку с чети десятины десят алтын.

<Л. 3> Олешка Василив Гаев платит оброку с чети десятины десят алтын.

Зотеико, да Галахтионко, да Ивашко, да Ивашко же Савины дети Южаковы, платит оброку с чети десятины десят алтын.

Евсеико Степанов Гаев с сыном с Ивашком платит оброку с полудесятины дватцат алтын.

Матюшка Иванов Колодин з братом с Парфенком платит оброку с чети десятины десят алтын.

Левка, да Никифорко, Чюсовляна, платит обро<Л. 3 об.>ку с чети десятины десят алтын.

Зотеико Осипов Путилов платит оброку с чети десятины десят алтын.

Федка Якимов платит оброку с чети десятины десят алтын. Коземка Василив Косиков  с племянником  с Ывашком Филиповым

платит оброку с чети десятины десят алтын.

Тимошка Данилов Мутяков с племянником с Минеиком Ивановым платит оброку с чети десятины <Л. 4> десят алтын.

Ивашко Василив Косиков с племянником с Петрушкою Филиповым платит оброку с чети десятины десят алтын.

Оска Елесеев Медведев платит оброку с чети десятины десят алтын.

Прибран внов Пронка Елесиев Медведев, платит оброку с чети десятины десят алтын.

Митка Василев Гаврилов платит оброку с полудесятины дватцат алтын.

<Л. 4 об.> Стенка Моршинин платит оброку с чети десятины десят алтын.

Прибран внов Елфимко Кутенев, платит оброку с чети десятины десят алтын.

<Л. 5> Краснополским разореным крестьяном на ссуду стрелец Ивашко Балакин роздал государевых денег в заемные кабалы:

Коземке Шешукову рубль.

Зотке Южакову полтина.

Левке Чюсовитину рубль.

Стенке Бобаилову рубль.

Оске Медведеву полтина.

Кирилку Гаиву рубль.

Ивашку Москве полтина.

Зотке Путилову полтина.

Коземке Косикову рубль.

Тимошке Мутякову полтина.

Ивашку Евсевиву Гаеву рубль.

<Л. 5 об.> Матюшке Колодину полтина.

Ивашку Косикову рубль.

И всего роздано денег десят рублев, а в тех же денгах на стрелца Ивашка Балакина на Верхотуре в сьезжеи избе взята заемная ж кабала.»

[Перевалов В. А. К истории Краснопольской слободы в XVII в. // Уральский родовед. Вып.1. Екатеринбург, 1996. С.93-95]

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.