КОГДА ЖЕ ОСНОВАНО СЕЛО ПОКРОВСКОЕ?

Каждый человек может вольно или невольно ошибаться. Тем более, историк, который имеет дело с документами давно минувших лет. Только скурпулезный поиск подтверждений или опровержений каждого факта может дать основание для вывода о достоверности источника информации. Хотя древние писцы и перепроверяли свои записи, ошибки в тексте оставались. На следующем этапе неточностей добавлял публикатор вследствие сложности почерка писца, плохой сохранности документа, собственной невнимательности и любых других причин. Далее текст мог искажаться историком, делающим цитаты при анализе документа. А когда дело доходило до обобщений, факты могли уже совершенно не соответствовать источнику, из которого они были взяты. Так возникали как бы искусственные исторические загадки, мифы. Чем авторитетнее имя историка, тем больше раз он процитирован и тем сложнее исправить растиражированную ошибку.

Одним из таких мифов является история возникновения села Покровского, которое теперь входит в Артемовский район Свердловской области. Краеведческая традиция указывает дату основания села — 1621 год. Первым ее приводит Василий Шишонко в своей «Пермской летописи». Этот главный труд известного историкакраеведа прошлого века не потерял своей актуальности и сегодня, он изобилует текстами документов XVII — начала XVIII вв. и другой информацией, нередко, к сожалению, приводимой без ссылок на источник. Не умаляя величины заслуг Василия Шишонко, надо сказать, что исследование документов, которыми он не оперировал, позволяет внести уточнения в его работу.

Занимаясь генеалогическими исследованиями, поисками родоначальников покровских семей, автор данной статьи изучал историю возникновения села Покровского. Дата этого события вызвала сомнения. Под 1621 г. В. Шишонко сообщает:

«Четверть ржи в Верхотурьи стоила 20 алтын (Верхотурск. рукоп. хронограф. В. Шишонко).

Основано село Покровское, что ныне в Ирбитском уезде. (Там же).

Примечание. Впоследствии времени в селе Покровском архиепископом Киприяном положено было начало Покровскому монастырю, с подчинением онаго Невьянскому Богоявленскому монастыря игумену. (Распр. христ. веры в предел. Пермск. губер. архим. Макарием 1857 года).»

Следует обратить внимание, что дату основания Покровского Шишонко берет из текста собственной рукописи. Автору трудно пока охарактеризовать источник, указанный Василием Шишонко в примечании — по некоторым сведениям единственный на Урале его экземпляр хранится в научной библиотеке Пермского краеведческого музея.

Кто же поселился в селе в том году? Наиболее ранними переписями села, с которыми автору данной статьи удалось познакомиться, являются перепись Верхотурского уезда, проводившаяся в 1680 г. стольником Львом Поскочиным, и перепись церковных вотчин в Верхотурском уезде, проводившаяся верхотурским сыном боярским Измайлом Коптевым в 1679 г. Оба переписчика ссылаются на предыдущую перепись 1659 г. Саму перепись 1659 г. автору найти не удалось. На нее нет ссылок ни в одном известном автору исследовании.

Обе переписи, Поскочина и Коптева, подразделяют крестьян на поселившихся в селе Покровском до 1659 г. и после. Поскочин указывает год поселения на монастырской земле только у новопоселенцев. Коптев приводит даты приезда «в Сибирь» и поселения «за манастырем» для всех крестьян и вкладчиков, однако текст переписи сильно поврежден, и многие фрагменты нельзя восстановить. Несмотря на разницу всего в один год, списки Коптева и Поскочина значительно отличаются по составу, однако при сравнении этих списков все же удается ликвидировать некоторые лакуны в переписи Измайла Коптева.

Для более углубленного анализа выберем из переписи 1679 г. лиц, которые появились в монастыре ранее 1645 г.: вкладчик Ивашко Иванов Смирняга (1638); крестьяне — Епифанко, Стенка и Софонко Обакумовы Чешовы (1630), Ивашко Игнатев Лодошников (1630), Филка Кирилов Чуманов (1631), Микитка Анисимов (1642), Ортюшка Василев Олков (1642). В списке крестьян Невьянского монастыря, приносивших присягу новому царю Алексею Михайловичу, мы находим некоторые из этих имен, но село Покровское в крестоприводной книге 1645/46 г. не упомянуто, в отличие от крестоприводной же книги 1682 г., а все крестьяне идут в общих списках по монастырю.

Обращает внимание полное отсутствие информации о крестьянах, поселившихся «за манастырем» в 20-е гг. Сам Невьянский Богоявленский монастырь основан в 1621 г. Об этом говорится в «Пермской летописи» на той же странице, что и о селе Покровском, несколькими абзацами ниже:

«В сем 1621 году основаны монастыри: 1) Покровский женский в Верхотурьи и 2) Невьянский Богоявленский, в актах называемый Невьянским Преображенским, в 30 верстах от Алапаевска. Впоследствии этот монастырь упразднен. (А. И. III, № 103).

Примечание. Первым строителем Невьянского монастыря был 1) Серапион, с 1621 г.; далее следуют: 2) Фаддей, 1646 г., 3) Феодосий, 1649 г., 4) Давид, 1657-68 г., 5) Иов, в июне 1679 г., 6) Павел, игум. 1680 г.; архимандриты: 7) Геласий, 1685 г., 8) Никифор, в февр. 1688 и 89, 9) Софроний, игум…, 10) Евсевий, игум. 1735 и 11) Исаия, 1763-80 г. (Строев).»

Дата основания монастыря (1621 г.) подтверждается и другими источниками. Вот что опубликовано среди документов Тобольского Архиерейского дома:

«…Да на Верхотурском же уезде на Невье, на Нице реке живут наши пашенные крестьяне за сто верст от Верхотурья, а церкви в том месте не было. И ты, посоветовав с верхотурскими воеводы, послал в то место вновь соловецкого старца Серапиона в строители. Да с ним послал Николского монастыря, что на Верхотурье, черново попа Христофора, да с ним старчика служебника Семиона. А велел им храм воздвигнути Преображение Господа нашего Исуса Христа да соловетцких чюдотворцов Зосима и Саватея. И дал им ты своих хлебных запасов тритцать чети. А лес на храм и на кельи велели вывести тутошним жилцом…»

Далее в этой же грамоте царя Михаила Федоровича архиепископу Киприану говорится:

«…А что ты дал своих хлебных запасов всякого хлеба тритцать чети Соловецкого монастыря старцу Серепиону, что послан в строители на Невью на Ницу реку, и те хлебные запасы велено тебе дати в Тоболску из наших житниц. И о том указ в Тоболеск к боярину к Матвею Михаиловичю Годунову с товарыщи послан.

И как к тебе ся наша грамота придет, и ты б те свои хлебные запасы, что ты дал каких запасов тритцать чети всякого хлеба соловетцкому старцу Серепиону, что послан в строители на Невью на Ницу реку, и иным старцом, которые с ним посланы, велел в Тоболску у боярина у Матвея Михаиловича Годунова да у князя Ивана Федоровича Волконского, да у дьяка Ивана Шевырева взяти. И в Туринской острог в Покровской монастырь игумена Макария и старцов, которых ты послал, и Данило Милославской их в монастырь не пустил, послал по прежнему.

Писан на Москве лета 7129-го июля в 27 день.

А у подлинной государевы грамоты припись дьяка Федора Опраксина.»

Не этот ли Туринский Покровский монастырь оказался упомянут Василием Шишонко в связи с селом Покровским? Да и было ли село основано в 1621 г.? Ведь в переписи Верхотурского уезда, проведенной в 1624 г. Михаилом Тюхиным сведений о Покровском селе или монастыре нет, хотя Невьянский Богоявленский монастырь описан.

«На реке на Неве починает строити монастырь старец Серепион, сказал, что благосло//вил ево архиепископ Тоболскои и Сибирскои Киприян поставит храм Преображение Спасово да преподобных соловетцких чюдотворцов Зосима и Саватия, и он обложил храм тому третеи год, а рублено двенатцат венцов да поставлено келишко, да клетишко. Пашни паханые по реке по Неве девят чети в поле, а в дву по тому же, перелогу от реке Неви до креста пятсот чети. Сено косит по реке по Неве триста копен. Да строител же Серапион сказал, что он // занял от речки от Тетери по речку Молебку чистые места на десяти верстах и болше, а на тех местех мошно устроит государева пашня и крестьянская десятин пятсот и болше, а место чистое и земля добра.»

Мог ли совсем недавно появившийся монастырь, в котором даже на третий год храм только строится, заниматься освоением земель, находящихся на большом удалении от него? Скорее всего, дата основания приведена В. Шишонко ошибочно. В ходе поиска у автора было предположение, что В. Шишонко перенес информацию об основании в 1621 г. с одного села Покровского на другое, но с этим предположением пришлось расстаться. В XVII в. известны всего три населенных пункта с таким названием. В 1641 г. на реке Туре на земле, подаренной Тюменским Преображенским монастырем, архиепископ Герасим основал вотчину Тобольского Софийского дома — слободу Покровскую (легализована в 1643 г.). Туда было поселено 20 крестьянских семей. По переписи 1651 г. в слободе с двумя деревнями было 40 крестьянских дворов с 111 крестьянами и 12 бобылями. А около 1680 г. основана деревня Покровская в Камышевской слободе. Ее первыми жителями были выходцы из нашего Покровского, они и перенесли название села на новую деревню. Деревней будущее камышевское село Покровское было даже в 1709 г.

Остается сделать вывод, что Шишонко вслед за цитируемым им источником связал основание села с датой основания монастыря. Это могло произойти, например, если в селе дата основания монастыря когда-то отмечалась как церковный праздник. Другая возможная причина путаницы — туманная, неточная формулировка в какой нибудь церковной летописи. Шишонко ссылается на явно описательную информацию 1857 г.: неизвестно, какие документы были доступны ее автору спустя 236 лет, да и после ликвидации монастыря в 1783 г. прошло уже 74 года.

Интересно, что для историков характерна путаница как с названием самого монастыря, так и со списком монастырских вотчин. Некоторые упоминают некий «Спасский монастырь», не зная полного названия Невьянского — «Спасо-Богоявленский». В 1703 г. монастырские села Монастырское (оно же Богоявленское — возле монастыря, на реке Нейве) и Покровское, а также Пышминская монастырская заимка и деревня Курьи на реке Нице были отобраны у монастыря и приписаны к Невьянскому заводу Никиты Демидова. Описывая данное событие, многие авторы теряют один населенный пункт, считая слово «Монастырское» определением к названию села Покровского. Правда, в этом случае можно найти оправдание, ведь село Монастырское было в 1706 г. возвращено монастырю. В 1962 г. село было переименовано в Кировское по названию совхоза. А вот Л. П. Шорохов, описывая монастырские вотчины, вообще путает два села: Монастырское и Покровское; он пишет, что «Невьянскому Богоявленскому монастырю в 1680 г. принадлежали Примонастырская слобода на р. Бобровке, дер. Пышминская и деревня на р. Нице.»

Чтобы закончить с ошибками, приведем еще две. В. Шишонко в той же «Пермской летописи» публикует выписки из Архива дел Пермского губернского правления о деревне Гришкиной и об Егоршке Коровине, спорившем в 1685 г. с Невьянским монастырем из-за земли по рекам Мостовой и Березке. Любому местному краеведу ясно, что речь идет об основателе будущего села Егоршина (а не «Гришкина»!) Егоре Кожевине, которого, кстати, считают таковым, ссылаясь на того же Шишонко. Ошибка, видимо, возникла при неправильном прочтении скорописного текста XVII в. В статье «Из истории колонизации Урала в XVII столетии» Б. Б. Кафенгауз повторил эту ошибку и добавил свое неправильное понимание текста «Пермской летописи», написав, что «Невьянский Богоявленский монастырь обвинял в 1679 году крестьян Покровской слободы, что они заселили монастырскую землю…» На самом деле, в «Пермской летописи» говорится о правительственной проверке монастырских вотчин (перепись Измайла Коптева) и выводе с монастырской земли крестьян, принятых монастырем без разрешения царя.

Итак, автор предлагает не считать датой основания села Покровского 1621 г. Есть ли другое предложение? Да, есть. В упомянутой работе Б. Б. Кафенгауз публикует «Дело Невьянского монастыря с крестьянами Арамашевской слободы о спорной земле». Спор происходил в 1677-1678 гг. Несколько крестьян Арамашевской слободы жило в то время на правом берегу реки Режа в деревне атамана беломестных казаков Андрея Липина. Перепись 1680 г. такой деревни не знает, а в 1703 г. в этой деревне жили только монастырские крестьяне, переехавшие из села Покровского. Приведем несколько цитат из этого «Дела…»:

«Арамашевские крестьяне и беломесные казаки сказали, о которой де земле великим государям Невьянского монастыря строитель Иев з братьею бьют челом, и те де земли и сенные покосы истари арамашевских крестьян Васки Мантурова с товарыщи отцов их, и отведены де им те земли преж монастырской Покровской заимки лет за десять и больши… А в монастырской даной написано: во 158-м году сентября в 11 день по верхотурской же данной за приписью подьячего Алексея Маркова Верхотурского уезду Невьянской пустыни Богоявленского монастыря строителю старцу Фаддею з братьею велено владеть пустым местом в Верхотурском же уезде с нижнего броду через реку Реж от деревни Оскитевлево вверх Режу реки до Калмыцкого броду по Калмыцкой дороге в степь по правую сторону, подле болото, а возле болото до ключа и вниз по ключю до Бобровки речки, а по левую сторону Калмыцкой дороги по Бобровке речке вниз до Мостовой речки через мост по дороге к Режу на Нижней брод, и пашни им велети роспахивать и сено косить по вся годы, вместо того, что у них даная земля Верхотурском же уезде на Нейве реке при воеводе при князе Дмитрее Пожарском роздана государевым крестьяном под пашню…» (Память прикащику Матвею Якубовскому, лета 7185-го июля в 24 день.)

А вот свидетельство очевидца событий 1649 г.:

«А прежней арамашевской беломестной казак Ондрюшка Мамрин монастырскую данную спорил же для того, в прошлом де во 158-м году был он, Ондрюшка, на отводе и на межеванье монастырской земле с верхотурским сыном боярским с Григорьем Лишаревым да с невьянским беломестным казаком с Ывашком Клевакиным да с арамашевскими крестьяны с Ондрюшкою Юрьевым да з Гришкою Киштымом, и те де межи и урочища, что ныне в монастырской даной, написаны не по их отводу земли много, а отводили де они тое землю под заимку Покровского села от Режу реки с Калматцкого броду с верхного на Сухой лог, а с Сухово логу на Бобровской ключ, а по ключю вниз до Бобровки речки, а по Бобровке речке вниз до Ирбитской дороги, а по Ирбитской дороге до Мостовой речки, а по Мостовой речки до вершины, а с вершины на верх Калмытцкого ключа, а с того де ключа на тот же Калматцкой брод к Режу реке, а Ондреевских де земель Липина за Невьянской монастырь не отваживал…» (Скаска досмотра Измайла Коптева, лета 7186-го сентября в 26 день.)

Из приведенных фрагментов видно, что земли между реками Бобровкой и Режем, которые отводились монастырю после 11 сентября 1649 г. взамен занятых под государеву пашню на реке Нейве, до этого момента были пустыми, т. е. никиких крестьянских хозяйств на месте будущего села Покровского не было. Арамашевские крестьяне, участвовавшие в споре с монастырем, утверждали на допросе, что они поселились в деревне Андрея Липина за 1 — 10 лет до появления здесь монастыря, значит деревня Липино старше села Покровского на несколько лет. Спор о принадлежности земли оказался вечным и заслуживает отдельного исследования. Мы же рассмотрим события, происходившие после получения монастырем отводной грамоты на эту территорию.

Видимо, в течение зимы 1649/50 г. был поставлен монастырский двор на берегу Бобровки возле Калмыцкого брода, а первых крестьян монастырь начал набирать на эти земли весной 1650 г. Некоторую информацию до нас доводят порядные записи крестьян с монастырем, которые упоминает и анализирует А. А. Преображенский. Из 15 порядных две имеют отношение к данной статье. 1 марта 1653 г. Ерофей Никифоров и Федор Филиппов Суховерховы подрядились жить за Невьянским Богоявленским монастырем 13 лет в крестьянах «на Калмацком броду… над рекою Бобровкою». В 1656 г. на 12 лет подрядился «пахать земля монастырская из оброку 12 годов на монастырской заимке Колмацкий брод» по реке Бобровке Остафий Васильев, а был он до этого «Богоявленского монастыря Невьянской пустыни прежней оброчной крестьянин». Среди прочих условий договора примечательно обязательство в течение двух лет поставить свой двор, т. е. раньше Остафий в Калмацком броду не жил.

Не следует путать монастырскую заимку «Калмацкий брод» с Калмацким бродом через реку Реж: в порядной Остафий обязуется «всякие подати, хлеб с Калмацково броду из монастырских житниц с оброчными крестьяны возить в монастырь вместе на своих конех по вся годы». Местом, где находились житницы, несомненно, следует считать примыкающий к центру будущего села Покровского участок, который до сих пор носит название Заимка. Различные причины, среди которых, скорее всего, и существование деревни Липиной, вынудили, монастырь поставить заимку не на Реже, а на Бобровке. Первоначально она называлась так же, как и брод, что косвенно свидетельствует об отсутствии здесь более раннего поселения, ведь деревни на Урале в то время обычно назывались по их первопоселенцу.

На высоком берегу Бобровки, «на Камню», крестьяне ставили свои дворы. Между крестьянскими дворами и монастырским «дворцом» к 1659 г. была срублена церковь Покрова Пресвятой богородицы. Заимка получила статус села. Структура переписей Измайлова и Поскочина показывает, что уже в 1659 г. село Покровское описывалось особо от самого Невьянского монастыря и околомонастырского села. В 1662 г. село было сожжено башкирами, прошедшими во время своего набега до самого Невьянского монастыря и разграбившими, и пожегшими по дороге многие деревни и села. Разбежавшиеся крестьяне вернулись в Покровское, отстроили его. Перереписью Поскочина в селе учтено 44 двора. После приписки к демидовским заводам крестьяне начали застраивать и «заимку» — бывшее монастырское подворье. Теперь это часть улицы Ленина, хотя старое название жители села не забыли.

Время стирает из памяти людей многие события, даты, имена. Поэтому очень важно, чтобы те факты, которые мы еще помним, были истинными, чтобы мы строили свое будущее, опираясь на свою реальную, заслуживающую внимания и уважения историю, а не на мираж.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.